Библиотека Александра Белоусенко

На главную

 
Книжная полка
Русская проза
Зарубежная проза
ГУЛаг и диссиденты
КГБ
Публицистика
Серебряный век
Воспоминания
Биографии и ЖЗЛ
История
Литературоведение
Люди искусства
Поэзия
Сатира и юмор
Драматургия
Подарочные издания
Для детей
XIX век
Японская лит-ра
Журнал "Время и мы"
 
Архив
 
О нас
 
Обратная связь:
belousenko@yahoo.com
 

Библиотека Im-Werden (Мюнхен)

Олег Греченевский. Публицистика

Отдав искусству жизнь без сдачи... Сайт о Корнее и Лидии Чуковских

Библиотека CEPAHH



НОВИНКИ

24 ноября 2005

  • Борис Ямпольский:
      — роман "Арбат, режимная улица"
      — повесть "Ярмарка"
      — очерк "Да здравствует мир без меня"
      — очерк "Исповедь"
      — очерк "Последняя встреча с Василием Гроссманом"
      — Владимир Приходько. Очерк "Система удушья"

          "Или просто заберут с улицы, вдруг, посреди солнечного дня, в праздник, подъедут впритык к тротуару, и из машины приветственным голосом окликнут по имени и отчеству и по-приятельски пригласят сесть для разговора, и увезут туда, где со звоном раскрываются железные ворота. Или заберут из театра, во время антракта. И так бывало. Подойдут вдруг, возьмут под локоток, по-приятельски, с улыбкой, и поведут для выяснения некоторых обстоятельств в дирекцию, и через час „Спящая красавица" кажется сказкой, виденной в далеком детстве. Или снимут с поезда, это они особенно любили, гордились своей выдумкой. Казалось, можно было взять на вокзале, когда шел по перрону. Еще в Москве. Нет, дадут сесть в поезд, уложить вещи в сетку, проехать несколько станций, спокойно выпить проводницкий чай с железнодорожными каменными сухарями, лечь в казенную, холодную, накрахмаленную постель, вздремнуть под ход поезда и в середине ночи вдруг постучат ключом в дверь: „Откройте, контроль". А контроль, вот он, выглядывает из-за спины проводника в фуражке с синими кантами, войдет в купе: „Паспорт, фамилия, имя, одевайтесь". А поезд уже замедляет ход, и на глухой, темной, безвестной станции, с одиноким фонарем, освещающим золоченую статую Сталина в вокзальном сквере, поведут куда-то вдаль под дождем на запасные пути."

  • Виталий Сёмин — роман "Нагрудный знак «OST»"

          Второй том прозы Виталия Сёмина включает главную книгу его жизни роман «Нагрудный знак «OST» — суровое и честное, наполненное трагизмом повествование о страшных годах каторги в гитлеровских арбайтслагерях, куда будущий писатель был угнан в 1942 году пятнадцатилетним подростком. В том также вошла первая часть незаконченного романа «Плотина», являющаяся прямым продолжением «Нагрудного знака «OST».

          "В первый десятиминутный перерыв немец, сидя на скамейке со своей стороны вальцов, съедает бутерброд, выкуривает сигарету, и сладковатый запах слабого немецкого табака тянет через вальцы на нашу сторону. На время перерыва свет пригашен, и не видно, как мучает нас этот запах.
          Не могу подавить надежду, что кто-то из немцев хоть в этот перерыв поделится хлебом. Это даже не надежда, а голодный спазм, с которым не совладать. Не дали ни разу. И сейчас, через много лет после войны, я испытываю страх и стыд: ведь все мы люди. Я долго не решался об этом написать. Раньше мне другое казалось страшней. Но постепенно самым удивительным мне стало казаться то, что никому из многих сотен молодых и пожилых, веселых и злобных в голову не пришло дать мне хлеба. У меня ведь особый счет. Они взрослые, а я мальчишка. Я сам был разочарован в себе. Мое лишенное белков, солей, витаминов, истерзанное усталостью тело не давало мне секундной передышки. Страдание переутомлением, голодом, страхом, лагерным отчаянием было так велико, что тело становилось сильнее меня. Только бы сесть, лечь, прижаться к теплу. Они тоже жили на карточки. Сверхнапряжение государственной злобы, оплетавшее их, я чувствовал сильнее, чем они. Было нелогично дать мне хлеба. Но должна же была у кого-то из них в один из рабочих перерывов появиться такая нелогичная мысль!".

  • Василий Гроссман — книга "Годы войны" (1946)

          Еще одна книга Василия Гроссмана "Годы войны". Издание более раннее, 1946 года. Существенно отличается от книги 1989 года. Читателю дано право выбора.

          "В течение месяца немцы произвели сто семнадцать атак на полки сибирской дивизии.
          Был один страшный день, когда немецкие танки и пехота двадцать три раза ходили в атаку. И эти двадцать три атаки были отбиты. В течение месяца каждый день, за исключением трёх, немецкая авиация висела над дивизией десять — двенадцать часов. Всего за месяц триста двадцать часов. Оперативное отделение подсчитало астрономическое количество бомб, сброшенных немцами на дивизию. Это — цифра с четырьмя нолями. Такой же цифрой определяется количество немецких самолёто-налётов. Всё это происходит на фронте длиной около полутора-двух километров. Этим грохотом можно было оглушить человечество, этим огнём и металлом можно было сжечь и уничтожить государство. Немцы полагали, что сломают моральную силу сибирских полков. Они полагали, что перекрыли предел сопротивления человеческих сердец и нервов. Но удивительное дело: люди не согнулись, не сошли с ума, не потеряли власть над своими сердцами и нервами, а стали сильней и спокойней. Молчаливый, кряжистый сибирский народ стал ещё суровей, ещё молчаливей, ввалились у красноармейцев щёки, мрачно смотрели глаза. Здесь, на направлении главного удара германских сил, не слышно было в короткие минуты отдыха ни песни, ни гармоники, ни весёлого лёгкого слова. Здесь люди выдерживали сверхчеловеческое напряжение. Бывали периоды, когда они не спали по трое, четверо суток кряду, и командир дивизии, седой полковник Гуртьев, разговаривая с красноармейцами, с болью услышал слова бойца, тихо сказавшего:
          — Есть у нас всё, товарищ полковник, и хлеб — девятьсот граммов, и горячую пищу непременно два раза в день приносят в термосах, да не кушается."

  • Юрий Казаков — сборник "Две ночи: Проза. Заметки. Наброски"

          Сборник «Две ночи» — последняя, в сущности, новая [1986] книга Юрия Казакова — наряду с законченными произведениями включает наброски повести и рассказов, автобиографические и путевые заметки, выдержки из дневников и записных книжек, литературно-критические выступления писателя. Значительное место в книге занимают архивные публикации.

  • Гилберт Честертон (Англия) — книга "Вечный Человек"

          Честертон как мыслитель почти неизвестен широким кругам советских читателей, знающим его только как автора детективных рассказов об отце Брауне и Хорне Фишере. Эта книга призвана познакомить с философскими, нравственными, религиозными взглядами писателя, с его размышлениями о ценности человеческой жизни, пониманием сущности христианства и путей человека к духовности.
          Книга рассчитана на всех, интересующихся философскими проблемами человека, историей культуры и религии.

  • Алдо Леопольд (США) — книга "Календарь Песчаного графства"

          Очерки известного американского эколога о жизни природы, ее богатстве и бедности земли, о земле как едином, целостном механизме, о месте человека в сложной и хрупкой системе природных связей.
          Для самого широкого круга читателей.

  • Поэтесса и публицист Нина Краснова:
      — подборка стихов "Имена"
      — эссе "Одинокий поэт Тиняков"
      — эссе "Четыре рифмующих женщины"
      — эссе "Фатьянов"
      — Юрий Кувалдин. Эссе "О "Цветах запоздалых""

      Я студентка! Я живу в столице
      И уже себя считаю здесь,
      Нет, не чужеродною частицей,
      А своею, самой что ни есть.

      Только все же странно, я не скрою,
      Привыкать (в Рязани — проще там)
      К окруженным славой мировою
      Достопримечательным местам.

      Будто по открытке из альбома,
      Я брожу по улице иной,
      Прежде лишь заочно мне знакомой
      И заочно так любимой мной.

      Я к Москве привыкну, как к Рязани,
      Но, наверно, не смогу и впредь
      На нее привычными глазами
      Пусто и пресыщенно смотреть.

      Ах, Москва! Она неповторима —
      Понимаю это все ясней
      И, как сахар быстрорастворимый,
      Растворяюсь, растворяюсь в ней.

  • Смотрите уникальные издания Николая Телешова "Записки писателя", "Грасский дневник" Галины Кузнецовой и др. книги в библиотеке "Фолио"
  • Сергей Юрьенен — рассказ "Немецкий охотник" в журнале "Новая юность" 2005, № 4
  • Ревекка Фрумкина — рецензия к книге Дмитрия Левинского "Мы из сорок первого..." в журнале "Критическая Масса", 2005 № 1
  • Андрей Кулик — интервью с Владимиром Буковским "В 1991 году мы упустили уникальный шанс" в газете "Челябинский рабочий" от 05.11.2005
  • Статья "В России учреждена самая крупная литературная премия" на сайте "Лента.ру"
  • Анатолий Ульянов — статья "Текущее законодательство позволяет существовать электронным библиотекам в нормальном обычном режиме" на сайте "Proza.com.ua" (19.10.2004)
  • Анатолий Ульянов — статья "Цифровые Книжные Пираты. Неизбежность информационной свободы" на сайте "Proza.com.ua" (25.02.2005)
  • Статья "Конгресс США хочет создать Всемирную цифровую библиотеку" на сайте "Лента.ру"
  • Статья "Интеллигенция предупредила лидеров Европы о возрождении беззакония в России" на сайте "Лента.ру"
  • Сергей Карамаев — статья "Загадка Севастопольской бухты" (Пятьдесят лет назад при невыясненных обстоятельствах погиб линкор ЧФ "Новороссийск") на сайте "Лента.ру"
  • Анекдот

          Немолодые супруги, уже отметившие серебряную свадьбу, давно живущие вместе, сидят утром за столом, завтракают. Жена смотрит на мужа долгим взглядом и спрашивает:
          — Толик, пожалуйста, скажи мне — ты меня все еще любишь?
          Мужик раздраженно швыряет вилку на стол.
          — Люся, ну вот объясни мне — ну на хрена начинать каждое утро со скандала?!

Дизайн и разработка © Титиевский Виталий, 2005-2021.
MSIECP 800x600, 1024x768