Поиск в нашей библиотеке и на сервере imwerden.de
Новинки
 
Ближайшие планы
 
Архив
 
Книжная полка
Русская проза
Зарубежная проза
ГУЛаг и диссиденты
КГБ
Публицистика
Серебряный век
Воспоминания
Биографии и ЖЗЛ
Литературоведение
Люди искусства
Поэзия
Сатира и юмор
Драматургия
Подарочные издания
Для детей
XIX век
Новые имена
Журнал "Время и мы"
 
Статьи
По литературе
ГУЛаг
Эхо войны
Гражданская война
КГБ, ФСБ, Разведка
Разное
 
Периодика
 
Другая литература
 
 
Полезные проекты
 
Наши коллеги
 
О нас
 
 
Рассылка новостей
 
Обратная связь
 
Гостевая книга
 
Форум
 
 
Полезные программы
 
Вопросы и ответы

Сделать стартовой
Добавить в избранное

Библиотека Im-Werden (Мюнхен)

Конецкий В.В. Морской литературно-художественный фонд имени Виктора Конецкого

Рубен Давид Гонcалес Гальего

Олег Греченевский. Публицистика

Отдав искусству жизнь без сдачи... Сайт о Корнее и Лидии Чуковских

Литературный журнал ГОРCT

Жизнь, на мой ничтожный взгляд,
устроена проще, обидней и
не для интеллигентов.

Михаил Зощенко

Я убеждён в том, что любое искусство, литература —
прежде всего, существуют для того, чтобы давать
людям надежду, помогать им жить.

Анатолий Приставкин


Здесь вы можете познакомиться с русской и зарубежной прозой, а также стихами, статьями, очерками, биографиями, интервью. Наша цель — вернуть читателю забытые имена, или познакомить с малоизвестными авторами, которые в силу сложившихся обстоятельств вынуждены были покинуть СССР и были преданы забвению. А также литературу широко известных авторов, произведений которых пока в интернете нет. Наше кредо: прочел хорошую книгу — поделись с ближним.


НОВИНКИ

20 декабря 2009

  • Журнал "Время и мы" (№1, 1975; PDF 2 mb)
    Журнал "Время и мы" (№2, 1975; PDF 1,9 mb)
    Журнал "Время и мы" (№148, 2000; PDF 2 mb)

  • Джон Винтерих (США) — издание "Приключения знаменитых книг" (PDF 4 mb)

          Американский журналист Джон Винтерих рассказывает о судьбах замечательных английских и американских книг: «Робинзон Крузо» Д. Дефо, «Записки Пиквикского клуба» Ч. Диккенса, «Ярмарка тщеславия» У. Теккерея, «Хижина дяди Тома» Г. Бичер-Стоу, произведений Э. По, У. Уитмена, М. Твена и др. Очерки, написанные живо и увлекательно, повествуют об истории создания произведения, распространения, восприятия его современниками. В послесловии прослежена судьба этих знаменитых книг в России.
          Издание иллюстрировано. Адресовано широкому кругу читателей, книголюбам.
          (Аннотация издательства)

  • Даниил Данин — книга "Нильс Бор"

          …Квантовые скачки, у которых есть начало и есть конец, но нет истории.
          …Реальность таких непредставимых микрокентавров, как частицы-волны.
          …Движение без траекторий.
          …Появление вероятностного мира на месте прежней природы с законами однозначной причинности.
          «Пикассо-физикой» называли тогда духовное детище Бора – квантовую механику. «Рембрандтом современной физики, любящим игру света и тени», называли позже его самого. А то и совсем коротко – обо всех физических исканиях современности: «абракадабра XX века».
          От новизны идей захватывало дух… Но она же и смущала. Едва ли не каждый тогдашний студент-естественник переживал на свой лад часы отчаяния перед лицом волнующих воображение квантовых непонятностей. И в эти часы возникало недоумение: мыслимо ли было, чтобы такой естественный Бор создавал и защищал такое неестественное понимание природы?!
          С течением времени предстояло совершиться двум превращениям:
          — за простой естественностью Бора должна была раскрыться его сложная человеческая необыкновенность;
          — за сложной неестественностью его идей – их простая научная неизбежность.
          Об этом тут и пойдет рассказ.
          (Из предисловия автора)

  • Марсель Эме (Франция):

    — Сборник рассказов "Помолвка" (PDF 3,7 mb)
    — Рассказ "Польдевская легенда" (PDF 133 kb)"

  •       В сборник вошли лучшие рассказы современного французского писателя Марселя Эме; большинство рассказов переведено на русский язык впервые.
          (Аннотация издательства)

  • Юрий Вудка — воспоминания "Московщина"

          Это книга воспоминаний, написанная сразу же после репатриации, по свежим еще впечатлениям. В ней нет литературного вымысла или художественных добавлений. Это голые факты, мысли и переживания такие, какими они были там.
          (Из предисловия автора)

          "Если евреи были самой сплоченной общиной, то украинцы — самой многочисленной. Среди них были такие, что пересидели и в польских, и в немецких, и в русских тюрьмах за одну и ту же идею национальной независимости. Некоторые сидят по тридцать лет, прошли ужасы Колымы, чудом выжили и не сломались. Уже за одно это — они великие герои. Как жаль, что за долгие годы многие фамилии забылись, только лица остались в памяти. Помню имена Покровского, Степана Сороки, Бесараба из старых борцов; Сокульского, Шевчука, Горбаля, Заливаху, Дяка, Лесива — из молодого поколения. Впрочем, это только по девятнадцатому лагерю, по Мордовии."
          (Фрагмент)

  • Виталий Сёмин — повесть "Сто двадцать километров до железной дороги"

          "Фамилия одного из тех, кого я должен был взять на свою совесть, — Парахин. Здоровый парень, ему скоро в армию идти. Учится он с перерывами, года два зимовал с отарами на Черных землях. Ни отца, ни матери, ни старших братьев — младший брат есть. Воспитывался у полуглухой бабки и с запозданием научился говорить. Меня поразил его затравленный взгляд, именно затравленный, — когда я у него что-то спросил. Сидит за партой крепкошеий, загорелый, сильный человек, давит на парту тяжелыми локтями, медленно поворачиваясь всем корпусом, следит за мной, когда я хожу по классу, и вдруг начинает бледнеть, когда я у него что-нибудь спрашиваю. И в глазах этакая затравленность.
          — Скажи, Парахин, ты понимаешь, что такое часть речи?
          — Понимаю.
          — Назови мне какую-нибудь часть речи.
          Молчит."
          (Фрагмент)

  • Александр Воронель:

    — Сборник статей "Тайна асассинов" (PDF 1,8 mb)
    — Эдуард Бормашенко: "Степень Свободы" (О книге А. Воронеля «Тайна асассинов»)
    — Эдуард Бормашенко: "От мира к человеку, или Реалистический фундаментализм Александра Воронеля"
    — Анатолий Добрович: "В гуще событий, поверх событий"

          "Новая книга А. Воронеля «Тайна асассинов» — о русско-еврейской реальности. Реальности, продолжающей формировать жизнь и в Израиле, и в России, и сегодня, после массового отъезда евреев из СССР. Миллионная русскоговорящая община Израиля до неузнаваемости изменила лицо страны, остатки могучего советского еврейства продолжают плясать посреди всех возможных российских сцен, вызывая традиционно пристальное внимание местного населения.
          Русско-еврейская реальность ХХ века переполнена такими неслыханными страданиями, что вечные вопросы «кто виноват?» и «что делать?» кажутся более чем естественными. Тексты А. Воронеля, собранные под обложкой «Тайны асассинов», подталкивают читателя к мысли о том, что если мы хотим осмыслить прошлое и приготовиться к будущему, то в первую очередь следует отложить эти вопросы в сторону. Оказывается, не КГБ повинен в бесчисленных российских бедах и не ислам в еврейских. Я заостряю эту мысль, потому что «Тайна асассинов» написана в порой скрытой, а порой и в явной, полемике с публицистикой А. Солженицына (едва ли отделимой от его беллетристики). А. Солженицын не избежал соблазна вполне определенно разъяснить: «кто виноват» и указать: «что делать». Ответы Солженицына, опирающиеся на православную теологию, предполагают наличие в мире дьявольской силы, принимающей различные обличья; от солженицынского Парвуса явно несет серой (непременно прочитайте в книге Воронеля очерк «Гений и злодейство»). Ну, а если известно «кто виноват», то напрашивается и руководство к действию «что делать», — ясно, что — бороться с дьяволом..."
          (Эдуард Бормашенко)

  • Лидия Авилова — рассказ "Пышная жизнь" (XIX век)

          "Но Любка уже знает, что бабушке всегда кажется, что «сейчас пойдет дождь и замочит», и на ее зов она никогда не обращает ни малейшего внимания. Только послушайся ее и зайди в избу, и она сейчас же будет вычесывать Любке голову, а то, еще того хуже, снимет с нее платье, посадит голую на лавку, а платье в корыте выстирает и сушить повесит. Сиди и вой, пока высохнет. Не хочется голопузой-то на улицу выскакивать. Скажут: «Бедная, перемениться не во что». А Любке это обидно, потому что она убеждена, что двор у них богатый. Когда ей в гостях предлагают угощение, она всегда пожимает плечами и немного презрительно улыбается и отворачивается."
          (Фрагмент)

  • Ариадна Тыркова — рассказ "Афинянка" (XIX век)

          "— Кто дал тебе право, монах, считать наши страсти греховными? Как может маленький, слабый ум пытаться опрокинуть веления создавшего нас? Любовным тяготением напоен весь мир. В лесной тиши птицы и звери ищут друг друга. Цветок, склоняясь, целует лепестки соседнего цветка. Даже жалкий, слепой земляной червяк выползает рано утром на росистую дорожку, отыскивая себе подругу. И планеты текут среди бездонной синевы сфер, скрепленные силой взаимного влечения. А вы хотите человека лишить того, что равняет его с божеством, вы хотите затуманить источник радости и жизни. Кто дал вам это право, монах?"
          (Фрагмент)

  • Игорь Гергенрёдер:

    — Статья "Апология бесстыдства, или Французы и пруссаки в немецком стане"
    — Послесловие к повести «Дайте руку королю»

  • Олег Греченевский — книга "Истоки нашего "демократического" режима", части 32-34

          "После окончания школы Михаил Саакашвили поступил учиться в Киевский институт международных отношений. Это был менее престижный вуз, чем МГИМО, конечно – и все равно “посторонних” туда даже близко не подпускали! Но дядя обеспечил юного Саакашвили направлением туда — от МИД Грузии…
          Во время учебы в Киеве с Михаилом и случилась эта неприятная история, которая могла поставить на всем его светлом будущем большой и жирный крест: он вдруг был исключен из комсомола и отчислен из института. Саакашвили пришлось тогда отслужить два года в армии – и только потом его опять восстановили в КИМО.
          Сам Саакашвили позднее объяснял, что его исключили из института за “распространение диссидентской литературы”. Это все вранье, конечно: Михаил Саакашвили попал тогда в погранвойска КГБ – а туда “антисоветчиков” никогда не брали! Притом и служба у него была довольно комфортная: здесь же, на Украине – в международном аэропорту. Ему не пришлось тогда лазить с автоматом в самую жару по горам где-нибудь на турецкой границе — как будущему президенту Украины Виктору Ющенко…
          А попался тогда юный Саакашвили действительно, на “распространении материалов”, только весьма специфических.
          Еще в выпускном классе тбилисской школы Михаил Саакашвили оказался впереди прогресса и сильно опередил свое время: вместе со своими друзьями и подругами из “золотой молодежи” он организовал производство порнографических кассет на видеоаппаратуре. Все шло хорошо, пока один высокопоставленный деятель не купил такую видеокассету — и не увидел на экране свою собственную дочурку…
          Дальнейшие подробности мы лучше пропустим: родители этих девиц очень жестоко разобрались тогда со всей этой передовой молодежью — в частном порядке. А кто-то из этих сановников узнал потом, где учится Саакашвили – и послал соответствующую бумагу в деканат института (если не прямо в компетентные органы). Вот почему Михаилу Саакашвили пришлось прервать тогда на время свою учебу – и “искупать свою вину в рядах Советской Армии” (распространенная практика в те годы)."
          (Фрагмент)

Булгаковский Дом — музей Булгакова в Москве

Дизайн и разработка © Титиевский Виталий, 2005-2009.
MSIECP 800x600, 1024x768