Популярные ныне ролевые игры имели некоторое подобие в моём, к примеру, детстве. Я и мои друзья, прочитав интересную книгу, импровизировали, играя её персонажей. Потом книга и игра сменялись новыми книгой и игрой, а о прежнем оставалось что-либо высказанное моим отцом, непременным участником подобных занятий. После томика Чингисхан (автор Василий Ян) мы представляли себя монголами, которые с гордым презрением смотрят на поднесённые противником драгоценности, приказывают рассыпать их по степи и бросаются рубить и колоть врагов, штурмовать их крепость. Попутно мы узнавали от отца и то и другое, что не вошло в книгу. В итоге память сохранила главное о Чингисхане: он провозгласил, что монголу не бывать рабом. И всюду, где была монгольская власть, монголы стали свободны. Произошло это в начале XIII века.

О ещё более давних временах повествовала книга областного писателя, увлёкшегося фигурой норманна Эрика Рыжего. Толстый роман по малому моему возрасту я был не в силах одолеть, знал его, в основном, по пересказу, и запомнилась книга благодаря тому, что сказал о норманнах отец. Сказал же он то, что ему в далёкое царское время запомнилось со слов учителя. К норманнам снарядили послов славяне. Они никак не могли объединиться в государство, и послы везли прошение, смысл которого был: земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет, придите к нам и правьте нами. Норманны откликнулись, послали своих Рюрика, Синеуса и Трувора, благодаря которым создалось Древнерусское государство.

Что это ложная теория, я услышал в советской школе, заранее предупреждённый отцом, дабы не вздумалось возразить. Я не возразил, однако же и не поверил, предчувствуя, что верность теории будут подтверждать историки. Среди них оказался профессор Петербургского университета Андрей Буровский, который в книге Отцы городов русских написал: Кто такой Рюрик и как он появился на Руси, спорят до сих пор. Но практически все дореволюционные историки были согласны с тем, что Призвание первых князей имеет великое значение в нашей истории, есть событие всероссийское, и с него справедливо начинают русскую историю. (С. М. Соловьев. Призвание варягов на русь северными племенами славянскими и финскими. Следствия этого явления. Обзор состояния европейских народов, преимущественно славянских, в половине IX века).

У А. М. Буровского (можно сказать, как и у меня) есть основания по-своему воспринимать охаивание иноземцев. Он имеет непосредственное отношение к немцам и мог бы носить фамилию Шмидт.

 

* * *

 

Период, когда не стоило возражать, что нормандская теория лжива, был весьма опасен. И хотя никто не возражал, озлобление её противников не ослабевало. Сколько раз мне доводилось слышать и читать, что прошение звучало не так, как я передаю его. Что Синеуса и Трувора не существовало. Что Рюрик являлся не норманном, а варягом и причём таким, какие на самом деле не варяги, а русы.

Когда нормандской теории доставалось по первое число, нельзя было не заметить, хотя бы в семидесятые годы, до чего же соответствует времени прилетевшее из глуби веков: земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет, придите к нам и правьте нами. В той сволочной жизни не могло не быть тех, в чьём сердце не шевельнулся бы позыв прошептать это. Уж больно отвратительно правили те, кто занял место норманнов.

Нормандская теория, таким образом, звала размышлять: кто правит? Сопоставим этот вопрос с другим верна она или нет и перенесём оба вопроса во время, когда теория была выдвинута приглашёнными в XVIII веке в Россию немецкими учёными Г. Байером, Г. Миллером и А. Шлёцером и опровергнута Ломоносовым. Российской империей правили нет, не Романовы, а фон Гольштейн-Готторпы.

Романовы вымерли. Пётр Великий оставил единственного наследника мужского пола внука по имени Пётр. Он умер в 1730 году и с ним оборвалась мужская линия Романовых. Были у Петра Великого и две дочери: Анна и Елизавета. Анна вышла замуж за герцога Карла Фридриха фон Гольштейн-Готторпа, в старом добром германском городе Киле родила Карла Петера Ульриха и через три месяца умерла от родильной горячки. Вдовец не оказался долгожителем: покинул бренный мир, когда Карлу Петеру Ульриху исполнилось одиннадцать лет. И вот он, государь Гольштейна, в 1762 году был объявлен русским царём Петром Фёдоровичем Романовым. Жена Карла Петера Ульриха, немецкая принцесса, стала Екатериной II.

Русская родовая знать приняла немецкую династию фон Гольштейн-Готторпов, тем самым подтвердив, что так же было и с норманнами. Пусть лучше правит чужеземец, нежели свой, который не в силах доказать, что его род знатнее твоего. По душе пришлась династия и дворянству, которое было освобождено от государственной службы и могло наслаждаться жизнью благодаря труду крепостных. У Пушкина в Капитанской дочке помещик Гринёв праздно живёт в своём имении, в то время как его друг-немец, дослужившись до генеральского чина, не покидает армию, несмотря на старость.

Немцы стали необходимы на местах, освобождаемых Обломовыми, которые полёживали на своих диванах, и Герцен, обуянный русским патриотизмом, несмотря на то, что у него самого мать была немкой, писал в статье Русские немцы и немецкие русские:

Не знаю, каковы были шведские немцы, приходившие за тысячу лет тому назад в Новгород. Но новые немцы, особенно идущие царить и владеть нами из остзейских провинций, после того как Шереметев изрядно повоевал Лифлянды, похожи друг на друга, как родные братья.

Раздражение Герцена, по мере того как он углубляется в задевающую русское самолюбие тему, усиливается:

Собственно немецкая часть правительствующей у нас Германии имеет чрезвычайное единство во всех семнадцати или восьмнадцати степенях немецкой табели о рангах. Скромно начинаясь подмастерьями, мастерами, гезелями, аптекарями, немцами при детях, она быстро всползает по отлогой для ней лестнице до немцев при России, до ручных Нессельродов, цепных Клейнмихелей, до одноипостасных Бенкендорфов и двуипостасных Адлербергов (filiusque и сына лат.). Выше этих гор и орлов ничего нет, то есть ничего земного... над ними олимпийский венок немецких великих княжон с их братцами, дядюшками, дедушками.

Высказывания на этот счёт идеологов разных направлений не противоречат одно другому, а лишь друг друга дополняют. Вот каков представитель германского племени у Достоевского:

Андрей Антонович фон Лембке принадлежал к тому фаворизированному (природой) племени, которого в России числится по календарю несколько сот тысяч и которое, может, и само не знает, что составляет в ней всею своею массой один строго организованный союз. И, уж разумеется, союз не предумышленный и не выдуманный, а существующий в целом племени сам по себе, без слов и без договору, как нечто нравственно обязательное, и состоящий во взаимной поддержке всех членов этого племени одного другим всегда, везде и при каких бы то ни было обстоятельствах. Андрей Антонович имел честь воспитываться в одном из тех высших русских учебных заведений, которые наполняются юношеством из более одаренных связями или богатством семейств /.../ учился довольно тупо /.../ карьера его устроилась. Он все служил по видным местам, и все под начальством единоплеменников /.../ умел войти и показаться, умел глубокомысленно выслушать и промолчать, схватил несколько весьма приличных осанок, даже мог сказать речь, даже имел некоторые обрывки и кончики мыслей, схватил лоск новейшего необходимого либерализма. (Бесы. Часть вторая. Глава четвертая).

Приведя цитату из Достоевского, невозможно, разумеется, не обратиться к Льву Толстому. В его рассказе Божеское и человеческое читаем о генерал-губернаторе Южного края: здоровый немец с опущенными книзу усами, холодным взглядом и безвыразительным лицом. Его прототип Тотлебен в 1879 отправил на виселицу троих народовольцев, обвинявшихся в подготовке покушения на Александра II. Толстой говорит то, что стоит перечитать и задуматься. Немец вспомнил чувство подобострастного умиления, которое он испытал перед сознанием своей самоотверженной преданности своему государю.

В рассказе Гаршина Из воспоминаний рядового Иванова капитан Венцель, убеждённый, что есть только одно средство быть понятым русскими солдатами кулак, избивает их до полусмерти, выделяясь лютостью среди офицеров. Солдаты, переделав его фамилию на свой лад, за глаза зовут его Немцевым.

Нет ни одного значимого писателя XIX века, который не коснулся бы вопроса о колбасниках. Но я ограничусь тем, что приведу ещё лишь сказанное Маминым-Сибиряком в романе Горное гнездо о заводоуправителе Майзеле:

Его гладко остриженная голова, с закрученными седыми усами, и военная выправка выдавали старого военного, который постоянно выпячивал грудь и молодцевато встряхивал плечами. Красный короткий затылок и точно обрубленное лицо, с тупым и нахальным взглядом, выдавали в Майзеле кровного русского немца, которыми кишмя кишит наше любезное отечество.

Недовольным из числа русских надо бы сердиться на своих Обломовых, благодаря чьей лени карьеру в России делали и шведы, и голландцы, и другие западные европейцы: все те варяги, кому одинаково завидовали, на кого копилась и копилась злоба.

Национализм особенно обострялся в армии. Было время, Ермолов ответил Александру I, спросившему, какой он хотел бы награды: Произведите меня в немцы! Генерал Скобелев в последней трети XIX в., не находя фраз остроумнее, своё отношение к немчуре выражал в иной манере.

Как правило, поносимые не терялись в этой обстановке, немало их во главе с Александром III играли патриотов, более русских, чем сами русские. Однако никто не собирался уступать своих мест, что стало видно, когда приблизилась русско-японская война 1904-05 гг.

В канун войны русским посланником в Токио был барон фон Розен. В ближайшем к Порт-Артуру китайском городе Чифу находилось консульство России. Кто консул здесь? Тидеман. Во главе министерства иностранных дел стоял граф Ламздорф, морским министерством управлял Авелан. Тихоокеанской эскадрой в начале войны командовал адмирал Старк. Сменивший его русский Макаров пробыл в должности пять недель, погиб, и всё вернулось на круги своя. Во главе эскадры встал адмирал Витгефт. Когда Витгефта убил японский снаряд, командование кораблями в Порт-Артуре перешло к Роберту Вирену. Тралением, очисткой от мин рейдов Порт-Артура руководил Рейценштейн, в начале войны командовавший отрядом крейсеров во Владивостоке. После того как японцы сокрушили флот, в его восстановлении отличился барон Эссен.

В сухопутных войсках подобных случаев навряд ли меньше. Например, 2-й Маньчжурской армией сначала командовал Гриппенберг, которого заменили бароном Каульбарсом. Отход армии после Мукденского сражения в феврале 1905 прикрывала дивизия под началом генерал-лейтенанта Гершельмана. Каульбарса на посту командующего армией сменил барон Бильдерлинг. Военным министерством в то время руководил Редигер.

Русскими войсками, которые защищались в осаждённом Порт-Артуре, командовал Стессель. На самой важной позиции под названием Высокая Гора обороной руководил генерал Ирман. Когда гарнизон был всё-таки вынужден капитулировать, хлопоты по сдаче возложили на генерала Фока. Через несколько лет отношения с Японией потеплели, японцы воздвигли памятник защитникам Порт-Артура на открытие прибыл русский генерал Гернгрос.

 

* * *

 

На что же было надеяться русским националистам, как не на войну с Германией? Лишь такая война могла дать им рычаг, дабы свалить ненавистную династию и повыгнать её любимцев. В 1914, когда заговорили пушки, из шестнадцати командующих русскими армиями семеро носили немецкие фамилии и один голландскую. Одни только прибалтийские немцы составляли тогда четверть русского офицерства. (А. И. Уткин. Первая мировая война. М.: Алгоритм, 2001, с. 99).

От Германии не ожидали долгого сопротивления, и ура-патриотизм подогревался желанием после победы над нею посчитаться со своими немцами. Германская кровь не помешала штабс-капитану Лемке разделить с русскими торжество момента и, веря, что война закончится победой через полгода, написать: Народ настроен еще более оптимистически и рад свести счеты с немцем, которого давно ненавидит; именно народ знал его всегда с самой неприглядной стороны как управляющих имениями или помещичьих приказчиков, мастеров и администраторов на фабриках и т.п. Еще со времен крепостного права, когда немцы-управляющие угнетали крестьян, ненависть эта таится, а временами и обстоятельствами то росла, то проявлялась. (М. К. Лемке. 250 дней в царской ставке 1914-1915. Мн.: Харвест, 2003, с. 10).

Обратим внимание: крестьян, оказывается, угнетали управляющие, а не господа владельцы.

Не зная, как ещё выслужиться перед ура-патриотами, Лемке хает исполняющего их волю царя за что? Да просто так, за тупость и глупость:

Как легко править таким народом! Каким надо быть тупым и глупым, чтобы не понять народной души, и каким черствым, чтобы ограничиться поклонами с балкона Да, Романовы-Гольштейн-Готторпы не одарены умом и сердцем. (М. К. Лемке. Там же, с. 16).

Война затягивалась и затягивалась, ненависть ко всему германскому росла и росла, пока, наконец, националистам не удалось исполнить замышляемое. Припугнув царя, что вынесут на всенародное обсуждение вопрос, по какому праву он, фон Гольштейн-Готторп, зовётся Романовым, его согнали с престола. (Об этом и не только мой роман Донесённое от обиженных, см. Ссылки и примечания: http://www.belousenko.com/books/Hergenroether/hergenroether_donesennoje.htm)

 

* * *

 

Если написанное о Февральской революции, об отречении Николая Второго уподобить огромному стогу, то иголка, до сих пор в нём не отысканная, наведёт на мысль о шиле в мешке.

Почему монарх, столь упрямо отстаивавший самодержавие, вдруг, казалось бы, безвольно отдал империю будто эскадрон сдал? В 1905 размах вскипевших страстей был пошире. Восстания на нескольких боевых кораблях, солдатские бунты, возникновение советов рабочих и солдатских депутатов и провозглашение вдоль Сибирской железной дороги Читинской, Иркутской, Красноярской республик, поджоги помещичьих усадеб по всей стране, всероссийская стачка, забастовки, когда перестали ходить поезда и министры добирались к монарху в Царское Село морем, баррикады в Москве... В то время Николай отнюдь не противился энергичным мерам, не запрещал войскам открывать огонь.

А что же в Феврале? Сложившаяся ситуация существенно отличалась от предыдущей. Отличалась тем, что стало совершенно очевидно и для иностранцев. Английский посол Джордж Бьюкенен в канун революции сказал Николаю напрямую: между императором и русским народом выросла стена...

В 1905 не было войны с Германией и Мин, Риман, Меллер-Закомельский, Ренненкампф могли действовать так, как действовали их предшественники в Санкт-Петербурге 14 декабря 1825. Тогда генерал Карл Толь предложил Николаю Первому очистить Петровскую (Сенатскую) площадь от мятежников артиллерийским огнём, царский адъютант Адлерберг передал Толю дозволение и картечь споро разрешила вопрос. Точно так же в 1905 шрапнелью и пулями спасли голштинскую династию Мин, Риман, Меллер-Закомельский, Ренненкампф.

Полковник Г. А. Мин командовал Лейб-гвардии Семёновским полком, когда им в ночь на 16 декабря был окружён район Красной Пресни. В приказе Г. А. Мина о штурме говорилось, что арестованных на сей раз не будет, и около тысячи человек было убито, включая 86 детей. Затем Г. А. Мин направил отряд под командованием полковника Н. К. Римана на Казанскую железную дорогу, отдав приказ: Пленных не брать, пощады не давать. (Цитируется по книге: Брайан Мойнехен. Григорий Распутин: святой, который грешил., Смоленск: Русич, 1999, с. 147).

Барон Меллер-Закомельский Александр Николаевич (1844-1928), генерал от инфантерии с декабря 1906, отличился во время Первой русской революции, руководя карательной экспедицией. Продвигаясь со своим отрядом по Сибирской железной дороге и чиня расправу на месте, он усмирял солдат запасных частей, что требовали срочного возвращения в Центральную Россию по домам. (В частности: В. И. Федорченко. Императорский Дом. Выдающиеся сановники: Энциклопедия биографий: В 2 т. Красноярск: БОНУС; М.: ОЛМА ПРЕСС, 2000 Т. 2, с. 44).

Ренненкампф Павел Карлович (1854-1918), получив чин генерал-лейтенанта, в конце 1905 начале 1906 возглавлял экспедиционные войска, направленные на подавление революционных выступлений в Забайкалье и весьма преуспел. Граф А. А. Игнатьев писал о нём: он оказался таким, каким я его себе представлял обрусевшим немцем, блондином богатырского сложения, с громадными усищами и подусниками. Холодный, стальной взгляд, как и вся его внешность, придавал ему вид сильного, волевого человека. Говорил он без всякого акцента, и только скандированная речь, состоящая из коротких обрубленных фраз, напоминала, пожалуй, о его немецком происхождении. (Там же, с. 302).

 

Но в Феврале Семнадцатого достигли накала волнения, вызванные не только потерями в войне, но и ролью, положением, привилегиями немцев в России то есть тем, что Амфитеатров назвал германским владычеством. В этих условиях Государственная Дума, желавшая отобрать власть у императора, имела козырного туза. Непосредственным обстоятельством, которое заставило Николая отречься, стала угроза разоблачения. Государственная Дума могла бросить в разъярённые массы: Вы возмущены тем, что царица немка и при дворе процветает прогерманская камарилья. Но вы не знаете, что и царь вовсе не Романов, а фон Гольштейн-Готторп! Его предок занял престол вопреки воле Петра Великого, перед которым родители Карла Петера Ульриха под присягой за себя и своих потомков отказались от притязаний на Российскую корону!

Николаю нетрудно было представить, что произойдёт. Он знал, как уже и без того настроены люди, ему докладывали: В семьях, мало-мальски затронутых политикой, открыто и свободно раздаются речи опасного характера, затрагивающие даже Священную Особу Государя Императора. Его уведомляли, что в столице по ночам появляются надписи на стенах: Долой династию Романовых! Министр внутренних дел Протопопов докладывал ему о недовольстве венценосцем в армии, о том, что оппозиционно настроены высший командный состав и низший.

То, что царь и царица чувствовали над собой дамоклов меч, следует из фактов. В целях конспирации чета пользовалась в переписке только английским языком и стала зашифровывать фамилии: Протопопов фигурировал как Калинин, Керенский как Кедринский.

 

Когда Николай выехал в Ставку и туда начали поступать телеграммы о беспорядках в столице, ему 26 февраля, во время воскресного богослужения, стало плохо (это при его всем известном крепком здоровье). Он записал: Сегодня утром, во время службы, я почувствовал мучительную боль в груди, продолжавшуюся четверть часа. Я едва выстоял, и лоб мой покрылся каплями пота.

В Петрограде 25 февраля, во время митинга на Трубочном заводе, поручик Госсе застрелил агитатора, угрожавшего ему кулаком. Поначалу толпы рассеивались чтобы вскоре собраться вновь. Появились красные флаги и плакаты: Долой самодержавие! Председатель Государственной Думы Родзянко телеграфировал царю и всем командующим фронтами: В столице анархия. Правительство парализовано. Транспорт продовольствия и топлива пришел в полное расстройство. Растет общественное недовольство. На улицах происходит беспорядочная стрельба. Части войск стреляют друг в друга. Необходимо немедленно поручить лицу, пользующемуся доверием страны, составить новое правительство. Медлить нельзя. Всякое промедление смерти подобно. Молю Бога, чтобы в этот час ответственность не пала на венценосца (выделено мной И.Г.).

Николай не может не ощутить, как уверенно, с сознанием, что за козырь у них в руках, его берут за горло. В неменьшей тревоге и царская свита: министр Императорского Двора Фредерикс, герцог Лейхтенбергский, граф Граббе, Дрентельн, Штакельберг, Цабель... (Позже станет известно, что особняк Фредерикса в Петрограде оказался первым сожжённым толпой в начальный день революции). 27 февраля на завтраке у императора было мало приглашённых, Николай, обычно любезный, больше молчал. Комендант императорского поезда полковник Герарди, беспокоившийся за семью в Царском Селе, попросил отпуск на несколько дней и получил его. На место Герарди был назначен подполковник Таль.

Обстановка меж тем накаляется, Дума усиливает давление на царя. Получена телеграмма от Родзянко: Положение ухудшается. Надо принять немедленно меры, ибо завтра будет уже поздно. Настал последний час, когда решается судьба родины и династии. Николаю, таким образом, дают поразмыслить над словами завтра будет уже поздно. Императрица, дети, больные корью, в Царском Селе: не скрыться, не убежать! Зная, как в Москве едва не разорвали сестру жены Елизавету, Николай видит, что разыграется в Царском... Уже не толпа, швыряющая булыжники, а масса солдат с винтовками рванётся во дворец: лишь только упадёт последняя капля, грянет правда о том, что царь фон Гольштейн-Готторп.

 

* * *

 

За обедом монарх и окружение несколько приободряются: им так хочется верить в проблеснувшую надежду. Генерал Иванов, слывший поклонником мягких действий, рассказал, как ему удалось успокоить волнения в Харбине при помощи двух полков без единого выстрела. После обеда царь сказал Иванову, что посылает его с фронтовыми полками в столицу, назначив главнокомандующим Петроградским округом. Иванов доложил, что он уже год стоит в стороне от армии, но полагает, что далеко не все части останутся верны в случае народного волнения, а потому лучше не вводить войска в город, пока положение не выяснится, чтобы избежать междуусобицы и кровопролития. Николай ответил: Да, конечно.

Всё, на что он счёл возможным решиться: послать против восставших причём с условием избежать междуусобицы и кровопролития генерала с русской из русских фамилией Иванов.

Самым надёжным подразделением, выделенным Иванову, считался батальон Георгиевских кавалеров. Однако назначенный командовать им генерал Пожарский тотчас объявил офицерскому составу: в Петрограде он не отдаст приказа стрелять в народ, даже если этого потребует генерал-адъютант Иванов. (Чего же можно было бы ожидать от Пожарского узнай он ещё и всю правду о династии?)

В столице тоже имели место попытки опереться на надёжные войска. Брат царя Михаил Александрович и участники экстренного совещания наметили привести часть пехоты и матросов, которые ещё их слушались, в Петропавловскую крепость и занять там оборону. Однако помощник коменданта крепости барон Сталь, вызванный к телефону, сообщил, что на Троицкой площади стоят броневые автомобили восставших и орудия, а на Троицком мосту баррикады.

Обер-гофмаршал Высочайшего Двора граф Бенкендорф телеграфировал из столицы в Ставку, что гвардейский Литовский полк убил своего командира, а преображенцы убили командира батальона. Бенкендорф спрашивал, не желает ли его величество, чтобы императрица с детьми выехала ему навстречу. Николай велел передать, чтобы ни в коем случае не выезжали, что он сам приедет в Царское Село. Императорский поезд отправился из Могилёва ранним утром 28 февраля, на станциях следования к нему выходили урядники и губернаторы и угощали жареными слухами из Петрограда: убиты управляющий министерством путей сообщения Кригер-Войновский, градоначальник Балк, его помощник Вендорф, уполномоченный по хлебообеспечению столицы Вейс...

Положение в Петрограде и в самом деле стало таково, что военный министр Беляев и его секретарь Шильдер принялись жечь секретные документы. Новым органом власти провозгласил себя Временный комитет Государственной Думы. Толпы громили аптеки и магазины, чьи владельцы удостоились чести быть поставщиками двора. Теперь с их заведений сбивали деревянных двуглавых орлов, императорские монограммы, топтали их и сжигали. В Кронштадте матросы убили адмирала Вирена и десятки (по некоторым публикациям более ста) офицеров, чьи трупы сложили штабелем.

 

Вечером 28 февраля царский поезд прибыл на станцию Лихославль, где к нему вышли начальник Николаевской железной дороги Керн и начальник жандармского управления генерал Фурс, от которых стало известно о захвате толпой Николаевского вокзала в Петрограде и о распоряжении по всем железным дорогам: эшелон с монархом задержать. На станции Бологое свита, следовавшая впереди, получила известие, что Любань занята революционными войсками, которые могут не пропустить дальше. В Малой Вишере к свитскому поезду вышел офицер железнодорожного полка, сказавший, что в Любани ждут две роты с орудиями и пулемётами. (Позднее выяснится: это было не так. Местная запасная часть разграбила на станции буфет, вот и всё). Когда прибыл императорский поезд и Николай услышал новость, он без разговоров приказал повернуть назад. Не понятно ли, что его страшила вероятность стычки революционных солдат с охраной? Лишь только прольётся кровь, думские деятели решат: он перешёл к наступательным действиям. И тысячами листовок извергнется: Доколе немцы будут безнаказанно лить русскую кровушку?!

На станции Дно поезд остановился. Приближённые Николая, делавшие свои выводы из обстановки, с облегчением встретили решение ехать в Псков и были за то, чтобы пойти на уступки Временному комитету, сторговаться с ним. Монарх и не думает спорить, протестовать. От его имени из Пскова телеграфируют Иванову: Надеюсь, прибыли благополучно. Прошу до моего приезда и доклада мне никаких мер не предпринимать. 2 марта 0 ч. 20 м..

Генерал Иванов прибыл в Царское Село вечером 1 марта. Полковник Гротен доложил, что гвардейская рота перестала подчиняться и ушла в Петроград. К Иванову поступили и другие сведения, из которых следовало, что выход не в вооружённой борьбе, а в соглашении с Временным комитетом. Прибежавший начальник станции принёс весть, что приближаются восставшие тяжёлый дивизион и батальон первого гвардейского запасного полка... Генерал, предполагая, что, если пойдет толпа, тысячи уложишь, распорядился уходить. Покинув с батальоном Георгиевских кавалеров Царское Село, он выехал в Вырицу. Позже решил проехать по соединительной ветке через станцию Владимирскую, что между Гатчиной и Царским Селом, на Варшавскую дорогу и посмотреть выделенный в его распоряжение Тарутинский полк, но на станции Сусанино (в других публикациях: Семрино) железнодорожники загнали эшелон в тупик. (По некоторым источникам, они повалили на пути товарные вагоны).

Генерал составил шифрованную телеграмму на имя начальника штаба Верховного Главнокомандующего: До сих пор не имею никаких сведений о движении частей, назначенных в мое распоряжение. Имею негласные сведения о приостановке движения моего поезда. Прошу принятия экстренных мер...

Иванов послал подполковника генерального штаба Тилли с текстом в Царское Село, чтобы тот по прямому проводу передал телеграмму в Ставку. Вскоре Тилли доложил по телефону, что задержан, а затем Иванова известили, что выделенные ему войска с соизволения государя возвращаются в места дислокации.

 

* * *

 

Ещё до соизволения генерал Рузский своей властью (пишет в книге Царствование императора Николая II. Ростов н/Д.: Изд-во Феникс, 1998, с. 561, С. С. Ольденбург, выделено им) распорядился не только прекратить отправку войск в подкрепление генералу Иванову, но и вернуть обратно в Двинский район уже отправленные с Северного фронта эшелоны. Главнокомандующий Северным фронтом Николай Владимирович Рузский, в чью ставку в Псков прибыл царь, оказался хозяином положения. (Императрица, узнав, что царский поезд в Пскове, записала 2 марта: государь в западне). Встречая на станции приехавших, Рузский до разговора с Николаем объявил его свите: придётся сдаваться на милость победителя. Под победителем он подразумевал Временный комитет Государственной Думы, но только ли его?..

Николай Владимирович не отличался знатностью происхождения, и ему не могли быть чужды слова Ермолова, обращённые к Александру Первому: Произведите меня в немцы! В продолжение своей карьеры Рузский насмотрелся на удачливость фаворизированного племени в России. Человек он был, по воспоминаниям Брусилова, очень самолюбивый, ловкий и старавшийся выставлять свои деяния в возможно лучшем свете, иногда в ущерб своим соседям, пользуясь их успехами, которые ему предвзято приписывались. Добившийся популярности, он знал, что, слегка переиначивая его фамилию, о нём произносят с национально-патриотическим пафосом: Русский генерал! Неудивительно, если он увидел перст судьбы в том, что ему досталась столь важная (если не решающая) роль в свержении немца с российского трона.

Вскоре в интервью газете, отвечая на вопрос, не ему ли обязана Свободная Россия предотвращением ужасного кровопролития (имелся в виду приказ вернуться посланным в Петроград войскам), Рузский заметит с улыбкой:

Если уж говорить об услуге, оказанной мною революции, то она даже больше той. Я убедил его отречься от престола. (Цитирую по статье Александра Солженицына Размышления над Февральской революцией. Выделено Солженицыным).

 

63-летний сутуловатый болезненного вида генерал вечером 1 марта вошёл в царский вагон, чтобы превратить самодержца в послушное существо. Вошёл представителем всех тех обиженных, кому выпало на протяжении полутора веков видеть, что не они родные дети монархов-голштинцев. Рузский сознаёт выгоды своего положения, свою силу; он получил достаточно телеграмм от Родзянко и от начальника штаба Верховного Главнокомандующего М. В. Алексеева.

Тот с отъездом Николая из Ставки оказался у власти над всеми фронтами, над семимиллионной армией.

Михаил Васильевич имеет не меньший, если не больший счёт к династии, нежели Рузский. Происходя из семьи солдата-сверхсрочника, дослужившегося до чина майора, Алексеев обязан карьерой исключительному упорству, терпению, невероятной трудоспособности и усидчивости тогда как некие иные обласканы и без того.

В русско-турецкую войну 1877-78 гг. Алексеев одно время состоял офицером для поручений при генерале Скобелеве, известном ненавистью к российским немцам. Существует историческая версия, что Скобелев готовил заговор, дабы совершить переворот и занять престол в качестве истинно русского монарха вместо Александра Третьего.

Не тень ли Скобелева была с Михаилом Васильевичем, когда 28 февраля по его приказанию генерал Клембовский телеграфировал из Ставки главнокомандующим фронтами: Частные сведения (частные сведения: примечательный зачин, не правда? И.Г.) говорят, что 28 февраля в Петрограде наступило полное спокойствие, войска примкнули к Временному Правительству в полном составе, приводятся в порядок. Временное Правительство под председательством Родзянко заседает в Государственной Думе; пригласило командиров воинских частей для получения приказаний по поддержанию порядка.

На самом деле в столице в это время народ и войска буйствовали, толпы громили полицейские участки, а Временное Правительство ещё и не было провозглашено.

Рузский, заботясь о том, чтобы надёжнее затянуть удавку на шее Николая, перед его приездом в Псков велел передать в Ставку, что просит ориентировать его срочно, для возможности соответствующего доклада, откуда у начальника штаба Верховного Главнокомандующего сведения, заключающиеся в его телеграмме. За Алексеева, который нездоров и прилёг отдохнуть, ответ подписал генерал Лукомский. В ответе сообщалось, что сведения получены из Петрограда из различных источников и считаются достоверными.

 

Потом историки напишут, что М. В. Алексеев позволил создать у себя ложные представления о событиях в Петрограде, дал сделать себя орудием свержения царя. Будто у Михаила Васильевича и у самого не имелось стимулов для той бурной деятельности, которую он развил. Рузский беседовал с царём с глазу на глаз, когда в вагон доставили телеграмму Алексеева с образцом манифеста, предлагаемого Николаю для подписания. Главное здесь написанные за царя слова я признал необходимым призвать ответственное перед представителями народа Министерство, возложив образование его на председателя Государственной Думы Родзянко. То есть монарху предложено скрепить своей подписью передачу власти в другие руки.

Не церемонится Михаил Васильевич! Ибо знает, что сделают с царём и его семьёй в случае разоблачения, как знает и то, что и самому Николаю это известно. Тому уже дали понять, что распорядители на балу настроены серьёзно. Когда Николай велел сопровождавшему его дворцовому коменданту отправить Родзянко телеграмму, Рузский вырвал её из рук придворного, заявив, что здесь он сам отправляет телеграммы. Все переговоры по телефону и по телеграфу со Ставкой и с Петроградом генерал взял на себя. С. С. Ольденбург пишет: Государь не мог сноситься с внешним миром; он, видимо, не мог, помимо желания ген. Рузского, покинуть Псков. Фактически он как бы находился в плену. (Там же, с. 565).

После длительной беседы с Николаем генерал передаёт Родзянко по прямому проводу: император выразил окончательное решение дать ответственное перед законодательными палатами министерство, с поручением Вам образовать кабинет. Телеграф отстукивает в ответ: ...то, что предполагается Вами не достаточно и династический вопрос поставлен ребром. Генерала уведомляют: Очевидно, что Его Величество и Вы не отдаете себе отчета в том, что здесь происходит ... народные страсти так разгорелись, что сдержать их вряд ли будет возможно; войска окончательно деморализованы: не только не слушаются, но убивают своих офицеров.

Теперь Рузский знает цену тому, что передал Алексеев (в Петрограде наступило полное спокойствие, войска примкнули к Временному Правительству в полном составе...). Но так ли неожиданно для Николая Владимировича, что открылась ошибка? Поверил ли он с самого начала в частные сведения? Не знал ли, для чего они именно такие нужны? Нужны же они, дабы осуществить главное: то, что пока не доведено до конца. Генерал спрашивает у Родзянко, в каком виде намечается решение династического вопроса. Родзянко телеграфирует: грозные требования отречения в пользу сына, при регентстве Михаила Александровича, становятся определенным требованием.

Некоторые думские деятели сознавали, как будет зыбко положение нового правительства утлое судёнышко легко может утонуть, и посему хотели сохранить каркас прежней империи. Сторонниками конституционной монархии были, к примеру, Гучков, Милюков. Несовершеннолетний Алексей на престоле и брат Николая как регент (не имеющий власти), служа фасадом, придавали бы новорождённому правительству видимость легитимности. Главное: немцы лишались покровителя-самодержца, и с их преобладанием можно было покончить без оглядок и оговорок. Вот что важно для Рузского и для Алексеева, которому разговор с Родзянко передали незамедлительно.

 

* * *

 

Михаил Васильевич не смущён тем, что распространённые им сведения из Петрограда, которые считаются достоверными, оказались ложью. Не ему ли более, чем кому-либо, известно их происхождение? Что его сейчас интересует в сказанном Родзянко, так это сигнальная фраза ненависть к династии дошла до крайних пределов. Алексеев срочно посылает Лукомского передать по прямому проводу в Псков: необходимо разбудить государя и сейчас же доложить ему о разговоре генерала Рузского с Родзянко. Переживаем слишком серьезный момент, когда решается вопрос не одного Государя, а всего Царствующего Дома и России, читает в Пскове с ленты генерал Данилов, начальник штаба Северного фронта. Генерал Алексеев убедительно просит безотлагательно это сделать (разбудить царя и доложить. И.Г.), так как теперь важна каждая минута и всякие этикеты должны быть отброшены.

Вот как нетерпелив, как напорист Михаил Васильевич. Не отстаёт от него и Лукомский в стремлении к цели, столь желанной для обиженных. Он телеграфирует Данилову: ...а теперь прошу тебя доложить от меня генералу Рузскому, что, по моему глубокому убеждению, выбора нет и отречение должно состояться. Надо помнить, что вся Царская Семья находится в руках мятежных войск, ибо, по полученным сведениям, дворец в Царском Селе занят войсками, как об этом вчера уже сообщал вам генерал Клембовский. Если не согласятся, то, вероятно, произойдут дальнейшие эксцессы, которые будут угрожать Царским детям, а затем начнется междуусобная война, и Россия погибнет под ударами Германии, и погибнет династия.

 

Данилов, как и Лукомский, разделяет мысль, что царь должен покинуть трон: едва ли можно рассчитывать на сохранение государя во главе страны с ответственным перед народом министерством. Вместе с тем Данилов не уверен, удастся ли Рузскому склонить монарха к отречению. На это следует весьма аргументированное пожелание Лукомского, чтобы генералу Рузскому удалось убедить Государя. В его руках теперь судьба России и Царской Семьи.

Алексеев, спеша и опасаясь, что Рузский не добьётся желаемого, направляет Главнокомандующим фронтами телеграмму, так охарактеризованную Лукомским, она по своему содержанию ... вполне определенно подсказывала Главнокомандующим ответ, который начальник штаба желал, чтобы они сообщили Государю. Суть телеграммы та, что обстановка, по-видимому, не допускает иного решения, кроме отречения царя от престола в пользу сына при регентстве Михаила Александровича.

Одним из фронтов, а именно Кавказским, командует двоюродный дядя императора великий князь Николай Николаевич. В своё время он был Верховным Главнокомандующим, пока царь не сместил его и сам не занял этот пост. Вряд ли Николай Николаевич с этим всею душой согласился, и обошлось без обиды. Как бы то ни было, он ещё и видит размах, мощь нависшей над династией угрозы. Он не верит, что Николай способен выкарабкаться, и отнюдь не расположен в довольно вероятной кровавой свистопляске заодно с ним терять всё. Тем более когда есть выход, который, как кажется, лично его не затрагивает. Удивительно ли, что великий князь призывает монарха к отречению? А в какую облекает это форму! Я, как верноподданный, считаю, по долгу присяги и по духу присяги, необходимым коленопреклоненно молить Ваше Императорское Величество спасти Россию и Вашего Наследника (выделено мной И.Г.).

Интересная трактовка присяги. Ею верноподданный как будто бы обязывается хранить верность именно венценосцу Николаю. Ан нет! Оказывается, долг присяги, дух присяги побуждают склонять царя к отречению которое не предусматривается законами страны.

Не предусматривается ну и что? Какие законы, какая присяга, когда страна-то вотчина! Вотчина, через обман и нарушение присяги, данной Петру Великому, доставшаяся чужим, укоренившим в ней несправедливость: каковую русские генералы, наконец-то, могут устранить...

Среди Главнокомандующих один носит иностранную фамилию: Алексей Ермолаевич Эверт. Ему известно настроение войск Западного фронта, которыми он командует, обстановку он оценивает трезво и никакой возможности противостоять разбуженному движению, думским деятелям и русским коллегам не видит. Узнав мнение других Главнокомандующих, Эверт подписывает телеграмму Николаю: На армию в настоящем ее составе при подавлении внутренних беспорядков рассчитывать нельзя ... Я принимаю все меры к тому, чтобы сведения о настоящем положении дел в столицах не проникали в армию, дабы оберечь ее от несомненных волнений. Средств прекратить революцию в столицах нет никаких.

Алексеев передал ответы Главнокомандующих в Псков в 2 ч. 30 мин. 2 марта. Поступила туда и ещё одна телеграмма незапланированная от генерал-адъютанта Хана Гуссейна Нахичеванского, командира отдельного Гвардейского кавалерийского корпуса: До нас дошли сведения о крупных событиях; прошу вас не отказать повергнуть к стопам Его Величества безграничную преданность гвардейской кавалерии и готовность умереть за своего обожаемого Монарха. Потом окажется телеграмму от имени Хана Нахичеванского, который отсутствовал, отправил его начальник штаба полковник А. Г. Винекен. В воспоминаниях генерала Н. А. Епанчина На службе трех Императоров сказано, что когда Винекен доложил эту депешу Хану, то последний настолько ее не одобрил, что Винекен после доклада ее ушел в свою комнату и застрелился.

Получивший депешу Рузский не счёл нужным показывать её царю. Ещё чего доброго отвлечётся от того, что телеграфировал Родзянко и что генерал повторил монарху, как нож к горлу приставил: Ненависть к Государыне Императрице дошла до крайних пределов, ненависть к династии дошла до крайних пределов... Можно представить, как пристально, с какими чувствами следил Рузский за Николаем, когда тот читал с поданной ему ленты: весь народ, с кем бы я ни говорил, выходя к толпам и войскам, решил твердо войну довести до победного конца и в руки немцам не даваться.

Выходило при сказанном о ненависти к династии народ и войска понимают так, будто царь-то и хочет сдать их в руки немцам.

Далее следует более прозрачное высказывание: В то время, когда народ в лице своей доблестной армии проливал свою кровь и нес неисчислимые жертвы Правительство положительно издевалось над нами. Правительство то есть Вы, самодержец Николай Второй.

Вот какой огонь горит. А выплеснись в него ещё и бочка масла: Чего ж ему не издеваться над русскими, когда он фон Гольштейн-Готторп?.. А из Ставки уже и так нажимают: твои дети во власти взбунтовавшихся и некому вызволить! Некому! Николай Николаевич заклинает спасти отречением жизнь Наследнику. Царь читает телеграммы Главнокомандующих, добавленную к ним от Алексеева, чьё мнение уже достаточно известно (но кашу маслом не испортишь). Везде суть одна: отрекись, или... Подоспела и депеша от адмирала Непенина, командующего Балтийским флотом: присоединяется к ходатайствам о немедленном принятии решения, формулированного председателем Гос. Думы и тоже предупреждает о катастрофе, если решение не будет принято в течение ближайших часов.

 

* * *

 

С утра 2 марта Николай знает о присланной в штаб Северного фронта телеграмме Клембовского: Известно ли вам о прибытии сегодня конвоя Его Величества в полном составе в Государственную Думу с разрешения своих офицеров и о просьбе депутатов конвоя арестовать тех офицеров, которые отказались принять участие в восстании?

Отборная охрана, обласканные, наделённые привилегиями гвардейцы: и те против! Теперь. А что будет после разоблачения? Рузский, Алексеев, верхи армии, Родзянко куда как настоятельно дали и дают понять: не сделаешь по-нашему станешь убийцей твоих детей! Монарх перед очевидностью: упорство приведёт только к одному. Рузский скажет ему об аресте, и народу объявят: принёсший России столько несчастий царь-немец, прятавшийся под русской фамилией, взят под стражу. Каким шквалом это отзовётся, неотразимо подкрепив и приумножив слухи о разгуле шпионажа, о германских пособниках, что до сего дня везде и всюду безнаказанно творили своё чёрное дело...

Николаю, который не может не быть во власти впечатлений, вручён полученный из Ставки образец манифеста об отречении. Рузский вызывает в вагон генералов своего штаба: Болдырева, Данилова, других. Все они за немедленное подсказываемое царю решение.

В 15 ч. 2 марта императором подписаны манифест, который в этом варианте обнародован не будет, и тексты для двух телеграмм. Первая: Председателю Государственной Думы. Петроград. Нет той жертвы, которую я не принес бы во имя действительного блага и для спасения родной матушки России. Посему я готов отречься от престола в пользу моего сына с тем, чтобы он оставался при мне до совершеннолетия, при регентстве брата моего Великого князя Михаила Александровича. Николай.

Вторая: Наштаверх Ставка.

Во имя блага, спокойствия и спасения горячо любимой России я готов отречься от престола в пользу моего сына.

Прошу всех служить ему верно и нелицемерно. Николай.

Позже Лукомский напишет, что Государю, выходившему из вагона в 15 ч. 10 м., было доложено о выезде в Псков депутатов Гос. Думы А. И. Гучкова и В. В. Шульгина, уполномоченных говорить с ним об отречении. Государь, пишет Лукомский, приказал телеграмму на имя председателя Государственной Думы задержать до прибытия депутатов, а телеграмму на имя генерала Алексеева взял обратно; в 15 ч. 45 м. Государь потребовал возвратить ему и телеграмму на имя М. В. Родзянко о согласии отречься от престола в пользу сына.

По иным источникам, Рузский не вернул телеграммы Николаю, но и не велел их отправлять ожидая Гучкова и Шульгина. Официальный историограф Николая II генерал-майор Д. Н. Дубенский оставил запись в дневнике, что царь, отрекаясь, уже знал об ожидаемом приезде депутатов. Он потому и подписал телеграммы, дабы не делать отказа от престола под давлением Гучкова и Шульгина.

Дубенский отмечает: придворные выражали сожаление, что государь поспешил, все были расстроены, насколько могут быть расстроены эти пустые, эгоистичные в большинстве люди. По словам историографа, через полчаса после отречения он стоял у окна вагона и плакал, в это время мимо окна прошёл царь с герцогом Лейхтенбергским, весело посмотрел на военного писателя, кивнул ему и отдал честь. Дмитрий Николаевич полагает: Тут возможна выдержка или холодное равнодушие ко всему. Он замечает также о царе, что после отречения у него одеревенело лицо, он всем кланялся...

Не понять ли так, что Николай, когда ему показали: его армия против него, оказался сражён, морально убит? Перед Царем, позднее напишет Дубенский в книге Как произошел переворот в России, встала картина полного разрушения его власти и престижа... То есть он почувствовал полную беспомощность, увидел, что власти у него уже нет и лишь одно от него зависит: спасти семью от расправы. Она предстала столь вероятной и близкой, что он не мешкая подписал телеграммы об отречении. Затем в сознании, что у него не имелось выбора, что это Судьба, почерпнул облегчение. Облегчение оттого, что избегнута катастрофа: разоблачение и, как следствие, неминуемое убийство жены, детей, его самого. Чувством избавления и можно объяснить то, что он сохранял хорошую мину при диктуемой ему игре.

Он наивно думал, записал Дубенский в дневнике, что может отказаться от престола и остаться простым обывателем в России (обывателем, заметим, весьма обеспеченным. И.Г.). В разговоре с лейб-хирургом С. П. Фёдоровым Николай обмолвился: Неужели вы думаете, что я буду интриговать. Я буду жить около Алексея и его воспитывать. Фёдоров, говоря о болезни Алексея гемофилии, в то время неизлечимой, заключил, что наследник вряд ли доживёт до шестнадцати... После этого, обсуждая положение с Фредериксом, Николай заплакал.

 

Когда в девять вечера приехали депутаты Гос. Думы, он услышал от Гучкова, что с сыном ему придётся расстаться, ибо никто не решится доверить судьбу и воспитание будущего государя тем, кто довел страну до настоящего положения. На это Николай ответил, что расстаться с сыном не может и передаёт престол своему брату Михаилу Александровичу. Взяв привезённый для него текст отречения, он вышел и примерно через час вернулся с перепечатанным на машинке подписанным актом. Это была насмешка над правом, запрещающим такие немыслимые вещи, как отречение за несовершеннолетнего наследника. Но что поделать, коли царя отличала простота отношения к законам, к стране? О свершённом он оставил в дневнике несколько простых фраз: Вечером из Петрограда прибыли Гучков и Шульгин, с которыми я поговорил и передал им подписанный и переделанный манифест. В час ночи уехал из Пскова с тяжелым чувством пережитого. Кругом измена, и трусость, и обман!

 

* * *

 

Поборники монархической идеи охотно повторяют, что были, однако, достойные сыны Родины, желавшие во главе верных войск доказать преданность императору. Указывают на командира 3-го конного корпуса, вызвавшегося повести своих гусар, драгун и казаков на Петроград. Генерал-лейтенант, узнав об отречении, отправил на имя царя телеграмму: 3-й конный корпус не верит, что Ты, Государь, добровольно отрекся от Престола. Прикажи, Царь, придем и защитим Тебя.

То, что депешу генерал послал в обход своего начальства, это одно. Но заслуживает внимания и другое обстоятельство. Он собрал представителей эскадронов и казачьих сотен, заявил им, что не верит в добровольный отказ царя от трона, и тогда зачитал посланную телеграмму. Хотя надо было бы, кажется, собрать и выслушать представителей прежде, чем телеграфировать: 3-й конный корпус не верит...

Происшедшее напоминает случай с телеграммой, которую от имени Хана Нахичеванского отправил полковник Винекен. Не мешает сравнить и фамилии отправителей. Командира 3-го конного звали граф Фёдор Артурович Келлер.

Пишут, что его телеграмму передали Николаю лишь после того, как тот был арестован. Отсюда проистекает соблазн гипотез: а какой поворот событий имел бы место, получи царь депешу до ареста и решись дать Келлеру свободу действия... По воспоминаниям В. В. Шульгина, он ссылается на мнение барона Врангеля можно было с помощью кавалерии, которая сохранилась, не была разложена ... навести порядок.

Дабы развить гипотезу, нужно для начала оспорить слова С. С. Ольденбурга о положении монарха в Пскове: При той позиции, которой держались ген. Рузский и ген. Алексеев, возможность сопротивления исключалась. (Выделено Ольденбургом, там же, с. 567).

Но предположим, что Рузского, Алексеева и генералов, которые им помогали, поразил приступ бездеятельности, охватило состояние безволия. Допустим также, что в Николая вселился дух Павла Первого, кричавшего заговорщикам, которые на него бросились: Умру вашим императором!

Короче говоря, Келлер получает повеление навести порядок. Согласимся и с тем, что его кавалерия в самом деле не была разложена. Гусары, драгуны, казаки 3-го конного корпуса двинулись на Петроград, готовые усмирять бунтующих и клинками и пулями.

Эта решимость представима лишь до момента, пока конникам не открылось, что им приказано привести русских в повиновение... фон Гольштейн-Готторпу. А как дадут думские деятели сигнал и застучат телеграфные аппараты разнося гвоздящие фразы об историческом обмане?.. Типографии извергнут тысячи листовок: Кавалеристы! Граф Келлер ведет вас убивать ваших русских братьев, чтобы на троне усидел немец под краденой русской фамилией!

Сколько понадобилось бы времени, дабы разоблачение проникло в эскадроны, в казачьи сотни? Как отнеслись бы к нему русские офицеры? Неуж и они и подчинённые остались бы глухи? глухи настолько, что в анналы истории вошло бы: 3-й конный корпус не верит, будто Ты, Государь, не Царь Русский Романов, а...

Не дальновиднее ли Келлера оказался генерал Эверт, телеграфировавший царю: Я принимаю все меры к тому, чтобы сведения о настоящем положении дел в столицах не проникали в армию, дабы оберечь ее от несомненных волнений? (Выделено мной И.Г.). Допустим, сведения, о которых говорит Эверт, на конников не влияли. Неужели не повлияло бы и разоблачение?..

К слову сказать, через год Эверта, который после Февраля, будучи отрешённым от должности, поселится в Смоленске, солдаты всё-таки убьют. Убит будет и Келлер на Украине петлюровцами.

 

Смута, хаос. А ведь, по мнению знающих дело, всё это вполне можно было предотвратить в самом начале. Решительный-де приказ царя перекрыть железные дороги на Петроград и восставшие, без подвоза продуктов, через три дня сдались бы... Или: государь мог-де уехать в верное место: в армию Гурко, в гущу расположения своей гвардии, на передовую линию, из этого твёрдого верного окружения сохраняя возможность проявить свою волю стране (Солженицын).

Если принять на веру, что ещё существовала гвардия, могущая служить твёрдым верным окружением, то опять же осталась бы она таковой, узнав, кого именно окружает?.. И какие войсковые части согласились бы морить голодом столицу затем, чтобы продолжал царить фон Гольштейн-Готторп?.. Кажется, почему это не увидеть тому же Александру Исаевичу? Ведь увидел же он всеобщее состояние, которое в годы войны ещё усилилось ложными внушениями: что государственная власть не выполняет национальной задачи. (Так и сказал Александр Исаевич: национальной задачи). Ему, а не иному принадлежат слова: главнокомандующие генералы телеграфно столковывались, как стеснить царя к отречению, и всем им это казалось полным исчерпанием русских проблем. Вот тут бы и дойти до подробностей ложных внушений, до истоков того, что убористо названо русскими проблемами.

То есть заговорить о том, а не была ли Россия поднемецкой страной?..

 

Не обижая никого подозрением об обиженности, извинимся за вопрос, убедительно ли объяснено Александром Исаевичем поведение тех же русских генералов? О М. В. Алексееве сказано: Всегда такой оглядчивый, сдержанный, терпеливый Алексеев не в ночном бреду, но в утренней ясности, не проверив никак: а что на самом деле происходит в столице? не задумавшись: что будет с армией, если неподчинение разжечь на самой её верхушке? подписал фантастическую телеграмму, призывающую генералов переступить свою генеральскую компетенцию и судить о судьбах императорского трона.

Что же такое нашло на Михаила Васильевича? Отчего оглядчивый и, не в бреду находясь, не задумался? В помрачение утянулся, вот она, причина. Утянулся, не видя, что совершает прямую измену своему воинскому долгу.

Столь же исчерпывающе растолковано, почему и другие генералы поспешили изменить собственной присяге! Александр Исаевич проникает в самую суть:

Такое единое согласие всех главных генералов нельзя объяснить единой глупостью или единым низменным движением, природной склонностью к измене, задуманным предательством. Чем, однако, объяснить можно, так только элементом всеобщей образованной захваченности мощным либерально-радикальным (и даже социалистическим) Полем в стране. Под Полем, которое струилось сто лет, подразумеваются антигосударственный радикализм, умствования интеллигенции, настроения городской общественности. Силовые линии Поля густились и пронизывали, и подчиняли все мозги в стране, хоть сколько-нибудь тронутые просвещением, хоть начатками его. Поселялись в мозгах мысли о вреде самодержавия, об отсутствии свобод, о социальной несправедливости...

А мысли о преобладании немцев не поселялись! Будто и не говорил никогда Достоевский о фаворизированном племени. Не произносил своей знаменитой фразы-просьбы Ермолов. Не проклинал немцев Скобелев. Не видели русские военные, из поколения в поколение, кому неизменно и верно удаётся карьера. Не носила в 1914 половина командующих армиями немецких фамилий, не составляли одни только прибалтийские немцы четверть русского офицерства...

Не было ничего подобного. Поле, которое включало в себя разные оттенки недовольства, возмущения порядками, при всей своей всеохватности противонемецкую тенденцию, однако же, не вобрало. Силовыми линиями могли быть и были радикальные, социалистические устремления, а национально-освободительные нет! Будто вовсе и не то, что принято ими называть, послужило единому согласию генералов, согласию, которое претворили в действие Алексеев и Рузский...

 

Другой вопрос, что далее дело пошло не так, как они рассчитывали. Власть им не досталась. Но она стала воспоминанием и для людей фаворизированного племени. Разговор о нём с падением монархии, похороненной подписью Михаила Александровича, сделался утратившим серьёзность разговорчиком вчерашнего дня. Насущным было уже иное. Владевшие массами побуждения быстро меняли направление и характер.

Однако то, что двигало восставшими в Феврале, запечатлелось в фактах. Ярость избирала людей с немецкими фамилиями. В Петрограде был убит граф Штакельберг. В Луге закололи штыками лейб-гусара поручика В. К. Клейнмихеля, конно-гренадера полковника Н. Н. Эгерштрома, генерал-майора Г. Г. Менгдена, графа, чей предок был магистром рыцарского Ливонского ордена. В Твери толпа растерзала губернатора Н. Г. Бюнтинга. Видя скопление людей вокруг дома и зная об убийстве чиновника-немца, Бюнтинг предугадал свою участь, успел связаться с находившимся в Твери викарным епископом и исповедаться.

 

* * *

 

Тем, кто столь настойчиво отнимал власть у варягов, пришла пора звать кого угодно для спасения собственных жизней. Бессудные расправы множились и на фамилии уже никто не смотрел, ширилось разложение, страна сползала к Октябрю. А там немного понадобилось дней и ночей, отмечаемых деятельностью ревтрибуналов и ЧК, чтобы стало отражением момента: земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет, придите к нам и правьте нами.

Враги немцы вошли в Псков, в Ростов-на-Дону, в Новочеркасск, в Крым, к невероятному облегчению жителей остановив массовые аресты и казни. Бунин в дневнике Окаянные дни оставил запись, как в 1918 он с надеждой ждал в Москве прихода германских войск. Однако избавителям хватало и своих забот, помимо спасения русских от русских.

Лечившийся в Пятигорске Николай Владимирович Рузский осенью 1918 вряд ли отказался бы увидеть там германские каски. Арестованный, он на допросах в ЧК падал в обморок. По дороге в глубь кладбища // генерал Рузский заговорил тихим протяжным голосом. С грустной иронией заметил он, что свободных граждан по неизвестной причине ведут на смертную казнь, что всю жизнь он честно служил, дослужился до генерала, а теперь должен терпеть от своих же русских. Один из конвойных спросил: Кто говорит? Генерал? Говоривший ответил: Да, генерал. За этим последовал удар прикладом ружья и приказ замолчать. (Красный террор в годы Гражданской войны: По материалам Особой следственной комиссии по расследованию злодеяний большевиков / Под ред. док-ров ист. Наук Ю. Фельштинского и Г. Чернявского. М.: ТЕРРА Книжный клуб, 2004, с. 50, 51, 53).

Будь палачи грамотными людьми, они могли бы перед тем, как зарубить Николая Владимировича, поговорить с ним о нормандской теории, поразмышлять о роли норманнов и о роли династии фон Гольштейн-Готторпов в России. Ведь не без гордости же сказал Рузский о себе и императоре: Я убедил его отречься от престола.

И другие участники дела имели полное право поддержать беседу, которая обернулась бы ничем иным, как, опять же, тоской по варягам. Подобные, слава Богу, нашлись. Бывшие военнослужащие австро-венгерской армии чехословаки начали борьбу с диктатурой большевиков на железной дороге от Пензы до Владивостока. На Север, на Дальний Восток, на Юг бесхозной страны пришли англичане, американцы, французы, войска других государств членов Антанты.

Но никто не намеревался увязать в войне, биться с большевиками до победы над ними.

Варяги в России не задержались. Правители же её сами были не прочь понести свет к соседям. И, хитря, интригуя, строя козни, делая ставку на обман, подставились нашествию. Народ, поначалу встречавший пришедших хлебом и солью, понял: варяги-то не те! Это примитивные захватчики, оболваненные собственной мерзкой кликой убийц.

Когда с ними покончили благодаря союзу с Великобританией, США и другими странами, союзники России не удостоились благодарности. Их подавали и подают как невыразимо коварных врагов, желающих её распада.

Один из многих примеров: выпущена книга самого популярного современного историка Николая Старикова под названием Кто заказал Россию. Англия с Америкой а вы думали кто? Англичане вложили нож в руки Хионии Гусевой, чтобы пырнула Распутина и не дала ему уговорить царя не воевать с Германией. Англичане вывели толпы на улицы Петрограда требовать хлеба в Феврале 1917. На англичан, спешно разрушая Россию, работало Временное правительство. Английская разведка обеспечила Октябрьский переворот, надоумив немцев пропустить через Германию пломбированный вагон с Лениным и его соратниками.

А что дала английская литература гениального Джеймса Бонда, так получай, Англия, обличения от благодарного читателя господина Старикова! Осталось только добавить, что нормандскую теорию, поселив её в головы немцев, в Россию подбросили, опять же, англичане. И ещё непременно нужно к английским разведчикам Сиднею Рейли и Освальду Райнеру присовокупить американца Ли Харви Освальда, что, бесспорно, и сделает с блеском Николай Стариков, ибо количество загадочных фигур свидетельствует об изощрённости противороссийских происков.

Упорство, с каким приветствуется их разоблачение, говорит, что власть верит в нормандскую теорию и дико страшится повторения. Не для того ли, чтобы навечно опровергнуть и похерить теорию, разгоняются мирные манифестации, чей прообраз видят в той вольнице, которая жила в Новгороде после Рюрика?

Власть ищет подпитки у чего-то, что древнее, чем Русь. Это племя рось, полоскавшее рты росой. Его возвеличивают, приписывая ему поклонение косточке медвежьего пениса, превознося поцелуйный обряд. Делая всё не так, как делали бы норманны, созидают антинормандскую Великорось. В ней тупой омоновец, услышав, что его мат не нравится прохожему, хватает того за волосы и кулаком разбивает ему лицо, нимало не стесняясь нацеленных на него камер. Трое других работников милиции, мчась пьяными в машине, таранят автомобиль свадебного кортежа и принимаются яростно избивать жениха и невесту, после чего его и её признают виновными. Виновными объявлены и две женщины, ехавшие в автомобиле и погибшие оттого, что в их ситроен врезался, помчавшись по чужой полосе, мерседес миллиардера.

Суды по указанию сверху глумливо занимаются всякого рода подтасовками и осуждают невиновных, оплёвываются закон, статьи Конституции. Если власти хочется, чтобы кто-то умер, она посылает ему смерть в обличье, какое ей желательно, и следственные органы скрывают убийц. Если властьимущему или кому-то связанному с ним приглянулся ваш домик, вас из него вышвыривают, напрочь отбив охоту искать справедливости. Это происходит чаще и чаще, став той повседневностью, каковая должна обратить нормандскую теорию в прах под ногами. Но чем яростнее она опровергается, тем упрямее о ней напоминает зов последней надежды: земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет, придите к нам и правьте нами.

Так, может, оставить теорию в покое, Бог с ней? Перестать в ней разубеждать то есть прекратить разгонять демонстрации, начать отучаться от брызг крови из-под дубинок, не заламывать людям руки за спину, не срывать с ветеранов войны ордена. И как-нибудь так уж постараться и не бить безоружных людей в лицо, и не только в лицо, но и по затылку. И если на это решиться, тогда шагнуть дальше: выпустить из-за решётки осуждённых неправедным судом, разоблачить и отдать под суд всех, кто стоит за общеизвестными нераскрытыми убийствами и взрывами домов в Москве, Волгодонске, на учениях в Рязани, досконально расследовать злодеяния в Беслане. Ну и, конечно, провести выборы по закону.

А то ведь придут не с Севера и не с Запада, придут из Поднебесной с тем чтобы освобождать землю для своего избыточного населения.

Список использованной литературы

Бильбасов В.А. История Екатерины II. Т. 1 2. Берлин, 1900.

Блок Александр. Последние дни старого режима. Архив русской революции, изданный И.В.Гессеном. В 22 томах. Переиздание М.: Терра: Политиздат, 1991. IV, с. 5-55.

Богданович А. В. Три последних самодержца. Дневник. Изд-во Л. Д. Френкель. М. Л., 1924.

Kazimierz Waliszewski: La derniere des Romanov., E (Paris 1902). Переведём с французского: Казимир Валишевский: Последняя из Романовых, Е (Париж, 1902). То есть с Елизаветой Петровной, не имевшей детей, вымерла и женская линия Дома Романовых.

Валишевский Казимир. Преемники Петра. М., книгоизд-во Современные проблемы. 1912.

Валишевский Казимир. Сын Великой Екатерины. СПб., 1914.

Временное правительство и анархия. Гражданская война. М.: Страстной бульвар, 1993.

Данилов Юрий. На пути к крушению. Очерки последнего периода Российской монархии. М.: ЗАО Издательский дом XXI век Согласие, 2000.

Дубенский Д. Н. Как произошел переворот в России / Тайна власти. Харьков: Фортуна-Пресс, 1997.

Епанчин Н. А. На службе трех императоров. М.: Наше наследие, 1996.

Искюль С. Н. Год 1762 СПб.: Информационно-издательское агентство ЛИК, 2001.

Карнович Е. П. Родовые прозвания и титулы в России и слияние иноземцев с русскими. СПб., изд. А.С.Суворина, 1886.

Ключевский В. О. Лекции LXXII LXXXVI. Русская история. В пяти томах. Том 3, М.: РИПОЛ КЛАССИК, 2001, с. 171-483.

Ключевский В. О. Императрица Екатерина II (1729-1796). Там же, с. 507 565.

Кузнецов В. В. Русская Голгофа. СПб.: Издательский Дом Нева, М.: Издательство ОЛМА-ПРЕСС, 2003.

Лукомский А. С. Из воспоминаний. Архив русской революции. II, с. 14-45. Документы к Воспоминаниям ген. Лукомского. Там же, III, с. 247-271.

Ольденбург С. С. Царствование императора Николая II. Ростов н/Д.: Изд-во Феникс, 1998.

Солженицын А. И. Русский вопрос к концу XX века. Сб. Ленин в Цюрихе. Рассказы. Крохотки. Публицистика. Екатеринбург: изд-во У-Фактория, 1999, с. 661-741.

Уткин А. И. Первая мировая война. Москва, Алгоритм, 2001.

Шилов Д. Н. Государственные деятели Российской империи 1802-1917. Биобиблиографический справочник. Издание второе, исправленное и дополненное. СПб., издательство Дмитрий Буланин, 2002.

Шильдер Н. К. Император Павел I. СПб., 1901.

Шмурло Е. Ф. ЭПОХА ПЯТАЯ. 1725-1855, ЭПОХА ШЕСТАЯ. 1855-1917. В книге История России. 862 1917. М.: Аграф, 2001.

 

Статья напечатана в журнале Мосты, N 27/ 2010, Frankfurt/Main, ISSN 1613-1770.