Ėč Źóąķ Ž

 
 

ĶĄ ĻÓŅČ ČĒ ŅŠÅŅÜÅĆĪ ĢČŠĄ Ā ĻÅŠĀŪÉ

 

Āēćė’äū č óįåęäåķč’ Ėč Źóąķ Ž

 

Предисловие

 

Ли Куан Ю сыграл роль того рычага, который запустил процесс превращения Сингапура из британской колонии в развитую независимую республику, к настоящему времени ставшую экономически мощным и дипломатически влиятельным городом‑государством. На всем протяжении этого удивительного и временами болезненного пути Ли неизменно оставался признанным, подчас даже одиозным лидером нации. Ли проявил себя политиком с твердыми убеждениями, которые всегда формулировал в своих речах четко и ясно. В этой книге собрано около 600 кратких высказываний Ли, отражающих его взгляды на самый широкий спектр вопросов о прошлом, настоящем и будущем Сингапура.

Политическая карьера Ли зарождалась в годы, когда Сингапур, пострадавший во время Второй мировой войны от японской оккупации, только начал избавляться от оков английского колониализма, а его жители едва почувствовали себя независимой нацией, отделившейся от Малайзии. Межнациональные противоречия были в самом разгаре, коммунизм победоносно шествовал по всей Юго‑Восточной Азии, и вдобавок этот маленький, по большей части отсталый остров практически не имел своей экономики. Взгляд Ли на проблемы того времени остается актуальным и в наши дни.

Тогда казалось, что Сингапур навсегда сохранит зависимость от Великобритании. Ли тщательно изучил способы, которые помогли европейским странам превратиться в государства с развитой социальной системой, после чего решительно отказался от использования западной модели развития, призывая сосредоточиться на предпринимательстве, трудовых отношениях и экономике.

Сингапур рос и расцветал, в мире расширялась сеть коммуникаций, и Ли все чаще обращался к системе азиатских ценностей, которые, по его мнению, как раз и дали Сингапуру уникальное преимущество в социальном и экономическом плане. Зная о проблемах своей многонациональной страны, Ли всегда настаивал на двуязычном образовании, честно указывая на его достоинства и недостатки.

Ли Куан Ю считался лидером, исключительно прагматично относившимся к своему делу, не склонным подпадать под влияние извне. Он говорил: «Я никогда не был заложником какой‑то теории. Руководили мною всегда только логика и реальность. А любую теорию я встречал лишь одним вопросом: а она работает?»

Ли оставил пост премьер‑министра в 1990 году, однако его мнение по‑прежнему имеет исключительный вес в Сингапуре, в странах АСЕАН[1] и во всем мире. О чем бы он ни говорил – о среде обитания, о коррупции, о демократии или о будущем человечества, – к его голосу обязательно прислушиваются.

Большинство высказываний, приведенных в этой книге, – отрывки из публичных выступлений и заявлений Ли, которые были найдены в Национальном архиве Сингапура и отчетах сингапурского парламента.

 

О Сингапуре

 

Те, кто снова и снова говорит об объединении и конфедерации, не понимают, что Сингапур – витрина Малайи. Люди приезжают на этот пятачок, чтобы продавать и покупать. А еще это мини‑лаборатория, в которой англичане, националисты и коммунисты могут впервые опробовать свои теории, чтобы в случае неудачи не произошла катастрофа вселенского масштаба.

1956 год

 

* * *

 

Для образования нации необходимы два условия. Во‑первых, определенное количество людей с общими интересами и социальным опытом. И во‑вторых, полная свобода для выражения их коллективной воли. Первое может предварять второе.

1960 год

 

* * *

 

Я не утверждаю, что могу решить проблемы сельскохозяйственных районов Сингапура, – эти проблемы не решаемы в принципе. Если мы станем преуспевающей индустриальной базой для Малайзии – а мы с успехом сделаем это в ближайшие десять лет, – здесь просто не останется места для идиллических пастбищ и угодий, о которых многие говорят. Сингапур – промышленный город, и его земля – это прежде всего основа для развития промышленности.

1964 год

 

* * *

 

Сидеть на скамье удобнее и безопаснее, чем на складном стульчике, не так ли? Сейчас мы сидим на складном стульчике, и я твердо намерен усидеть на нем. Ведь если 214 квадратных миль – это все, чем мы располагаем, то в наших силах сделать этот стульчик надежным и прочным. Вы видели Сингапур и его жителей? Наш стульчик выкован из стали.

1965 год

 

* * *

 

В других частях света, если свиней поражает чума, это стараются скрывать, как будто ничего и нет. И вот результат: все свиньи инфицированы и их болезнь становится хронической. Мы можем поступить так же, но тогда и наше общество станет хронически больным. Если у нас начнется свиная чума, мы объявим об этом и примем надлежащие меры, чтобы остановить ее распространение и вернуться к нормальной жизни. То же требуется и обществу – постоянный напор и толчки, способные оживить наши инертные в силу климата организмы и заставить их более активно реагировать на окружающие реалии.

1967 год

 

* * *

 

Мы создали Сингапур буквально из ничего. Начав со 150 душ в нищей рыбацкой деревушке, построили один из крупнейших городов мира в двух градусах от экватора. В такой близости к экватору существовала лишь еще одна цивилизация (по праву носящая это название) – майя на полуострове Юкатан. Больше нигде в мире человеческие существа не смогли преодолеть усыпляющее влияние экваториального климата. Пройдитесь по экватору либо на два градуса севернее его – вы увидите, что все люди спят среди дня после сытного обеда. Только так! Иначе им грозит смерть от теплового удара.

И лишь в Сингапуре такого не происходит. Для этого есть прекрасные, поистине великие, причины – прекрасная упитанность и прекрасные цели.

1967 год

 

* * *

 

Здесь никто не умирает от голода. Никому не позволено попрошайничать на улицах. Увидев попрошайку, мы приводим его в дом и кормим досыта. И всего через два‑три года, реорганизовав городские службы, мы получим самый красивый и чистый город в Азии, все общественные места которого будут украшать деревья, цветы и кустарники.

1967 год

 

* * *

 

Совсем немногие страны Азии и Африки сумели перенять у европейских колонизаторов систему управления и развить то, что у них было. Нам это удалось прежде всего потому, что мы не боялись смотреть проблемам в лицо и отважно брались за их решение.

1968 год

 

* * *

 

Сингапур, расположенный между Японией и Европой, должен стать лучшим местом для деятельности банков и ремонта кораблей – и в сухих доках, и на воде. Получив однажды признание в сфере ремонта и строительства судов, мы сумеем надолго удержать марку. Какое бы предприятие ни получило высшую оценку – аэропорт, гавань или корабельный док, – соревноваться с ним будет трудно, поскольку речь идет о центре, уже известном своим качеством обслуживания и завоевавшим уважение преданных клиентов.

1971 год

 

* * *

 

Промышленники и банкиры из развитых стран – очень практичные люди, никогда не рискующие без надобности. По всему миру они ищут для своих инвестиций такие места, где царит политическая стабильность, а промышленность спокойно развивается. Все это есть в Сингапуре. А обильный приток капитала обязательно пойдет на пользу и технологиям, и банковской активности.

1972 год

 

* * *

 

Мы не собираемся отпугивать жителей от центра города высокой ценой на землю. Нам не нужен такой город. Мы намерены сохранить неповторимый облик Сингапура – города, жизнь в котором с давних времен бьет ключом от первых утренних лучей до самой глубокой ночи.

1976 год

 

* * *

 

Мы не британцы. Мы не можем быть британцами. Помните это.

1976 год

 

* * *

 

Почему женщины так любят рожать в Сингапуре? Потому что их ребенок сразу после рождения становится его гражданином. А значит, получает право на работу, учебу, медицинское обслуживание – в полном объеме. Безусловно, это хорошее воздаяние гражданам от построенного ими общества.

1976 год

 

* * *

 

Мы можем воспитать в людях командный дух, чувство солидарности, чтобы каждый был готов дать нации все лучшее для достижения ею новых высот. А взамен команда, нация позаботится о каждом из нас – честно и справедливо. Искусство управления и состоит в искусстве укрепления командного духа.

1980 год

 

* * *

 

«Совершенство» – слово, в котором заключается рецепт выживания Сингапура в этом суровом мире.

1987 год

 

* * *

 

Для успешного развития общества необходим баланс между стремлением к совершенству и стремлением к достижению новых высот. В обществе должны одновременно присутствовать и сотрудничество, и соревновательный дух. Сотрудничество и соревновательный дух сингапурцев поднимают уровень жизни всей нации.

1987 год

 

* * *

 

В прошлом было много жестоких вызовов, ставивших под угрозу нашу жизнь и благополучие. Мы научились выживать, но так и не ликвидировали саму угрозу жизни. Дом, школа, больница и система здравоохранения в целом, работа и так далее – все это обеспечивает основные потребности. Но нет и не может быть стандартного идеала для всех. Каждому поколению приходится развивать то, что было сделано до него.

1989 год

 

* * *

 

Американский Нью‑Йорк является центром банков и фондовой торговли, а в Чикаго торговля идет по схеме «товар – деньги». В Европе безопасной гаванью для фондов является Цюрих, а торговля товарами в основном сосредоточена в Лондоне. У Сингапура есть возможность быть одновременно и Чикаго, и Цюрихом для Восточной Азии. Мы рекордно безопасная гавань.

1994 год

 

* * *

 

Нам следует стать небольшим, но крайне необходимым звеном в мировой системе транспорта и связи, обмена услугами и товарами, инвестициями и финансами. Как только мы не сможем соответствовать уровню развитых стран, нас вернут в прошлое, к рыболовству и сельскому хозяйству. Наше население опустится до того состояния, в котором его застала Ост‑Индская компания, явившаяся в Сингапур, чтобы построить здесь свободный порт: рыбачий поселок со 120 жителями, промышляющими собирательством, рыбной ловлей и пиратством!

1996 год

 

* * *

 

Людям невдомек, насколько уязвим наш Сингапур. Глядя на развитые страны, они обращают внимание только на номер один или номер два: номер один – морской порт, номер один – аэропорт, номер один – воздушные линии и так далее. Иногда они жалуются, что мы слишком жестко наседаем на них, отчего жизнь их полна стрессов, – и почему бы не расслабиться и не стать номером два или три, или четыре! Но как только мы перестанем возглавлять рейтинги, нам уже не понадобятся ни гавань, ни аэропорт, ни воздушные линии, ни сам независимый и процветающий Сингапур! Вот как все просто.

1996 год

 

* * *

 

Сингапур может играть роль партнерского центра, создающего условия для стратегических альянсов компаний, готовых инвестировать деньги в страны третьего мира в Восточной Азии. Мы знаем особенности местных условий и рынков и как никто другой разбираемся в неписаных законах, по которым здесь строятся межличностные отношения и ведется общение.

1996 год

 

* * *

 

Наша страна – самая бедная по ресурсам в этом регионе, и если мы не хотим неприятностей, нам необходимо быть честными, активными и исполнительными.

1998 год

 

* * *

 

Сингапур сумел достичь высокого уровня жизни и процветания, сделав себя нужным остальному миру. В прошлом веке мы торговали специями, в этом – металлом и пластиком. Получив независимость в 1965 году, мы располагали лишь несколькими примитивными мануфактурами. Сейчас наша фармацевтика – лучшая в Азии. Менялась мировая экономика, а вместе с нею менялись и мы.

1998 год

 

* * *

 

Одно из направлений моей стратегии – превратить Сингапур в оазис на Юго‑Востоке Азии. Ведь если наши стандарты будут соответствовать требованиям стран первого мира, бизнесмены и туристы сделают нас базой для своей деятельности в этом регионе.

2000 год

 

* * *

 

Новые технологии дают возможность запросто беседовать двум друзьям, один из которых находится где‑то в Африке, а второй – в Монголии. Это действительно поражает воображение. Однако основная задача все равно сводится к перемещению людей и товаров. И здесь Сингапур имеет безусловное преимущество. Мы уже являемся мировым центром торговли и логистики, транспорта и коммуникаций, банковских и финансовых услуг. И дело тут не только в инфраструктуре мирового класса.

Намного важнее наши эксперты и программное обеспечение, создавшие Сингапуру репутацию уважаемого, эффективного и активного центра.

2001 год

 

* * *

 

Когда на мировом рынке появляются такие огромные страны, как Индия (миллиард жителей) и Китай (миллиард и триста миллионов жителей), да вдобавок к ним Восточная Европа и Советская Россия (вместе – полмиллиарда жителей), наша позиция среди конкурентов меняется. Миллионы более активных, более изворотливых и голодных людей готовы соревноваться с нами.

Эту гонку мы можем выиграть лишь благодаря лучшему образованию и квалификации, а также более гибкой и безопасной среде для инвестиций, где поощряются профессионализм, безопасность и мирное развитие промышленности, – среде, приносящей инвесторам честную прибыль. В итоге именно это имеет значение.

2003 год

 

* * *

 

Будь я молодым человеком, которому едва исполнилось двадцать, я счел бы Сингапур лучшим местом для жизни.

Я могу получить здесь блестящее образование, то есть заложить прочную основу для будущего процветания. Неважно, кто я по национальности – китаец, малаец, индиец, – все наши граждане получают первоклассное образование, медицинское обслуживание, жилье, товары и услуги для того, чтобы жить в безопасности и растить детей. Я могу расширить свои возможности, выучив английский как первый язык, сохранив свой родной китайский и изучив малайский как третий язык, чтобы понимать, о чем говорят в малайской прессе и на телевидении. Поскольку моим первым языком является английский, мой мандаринский диалект никогда не сравнится с тем китайским, на котором будет говорить коренной китаец, – да я к этому и не стремлюсь. Вряд ли Китай с его миллиардом и тремя сотнями миллионов жителей нуждается еще в одном китайце – таком, как я. Но благодаря тому что я сингапурский китаец, имеющий обширные связи во всем мире (с американцами, европейцами, японцами, индийцами, жителями АСЕАН и другими людьми), я могу успешно сотрудничать и с коренными китайцами. Мне вполне хватит познаний в мандаринском языке и знакомства с современной китайской культурой, чтобы общение было плодотворным и комфортным для всех сторон. Сингапур – это мой дом, но вдобавок я получаю весь остальной мир и могу отправиться в любой его конец, чтобы развлекаться или работать.

2004 год

 

* * *

 

Я уверен, что премьер‑министр и большинство в правительстве приняли верное решение (разрешив казино работать в Сингапуре). Сказав на весь мир категоричное «нет», Сингапур послал бы тем самым неверный сигнал – будто мы держимся за старое и хотим сохранить свой город чопорным и скованным, с запретом на жевательную резинку и курение, с бесконечными «нет» и «нельзя». Это было бы совершенно унылое место!

2005 год

 

* * *

 

Сингапур – это теперь бренд. Сингапурцев охотно берут на работу в нефтедобывающих странах Залива, поскольку они известны как добросовестные, квалифицированные и организованные специалисты, способные наладить эффективную систему работы. Другим людям нравится сингапурская система, и они готовы ее принять.

2006 год

 

* * *

 

Вопрос собственности должен стать краеугольным камнем нашей политики муниципального жилья – чтобы подавляющая часть населения могла владеть недвижимостью, а не только арендовать ее. Собственность особенно важна, потому что мы являемся иммигрантским сообществом без какой‑либо общей истории. Наши граждане приехали с самых разных концов Азии. Сделавшись владельцами домов, они скорее почувствуют, что пустили здесь корни.

Это та основа, на которой вырастает нация. Люди, которые гордятся своими домами, не позволят им разрушаться, не доведут их до состояния трущоб, как это происходит с муниципальным жильем в других странах.

2009 год

 

О сингапурцах

 

Гражданство – это прежде всего вопрос лояльности. Человек является гражданином своей страны и имеет право определять ее будущее, потому что он ее часть. Ему нужно ответить на очень личные вопросы: «Это моя страна? Должен ли я быть предан ей? Готов ли я воевать или умереть ради нее, если потребуется?» Но у нас нет способа проверить, искренне ли он отвечает, – ни один детектор лжи не установит это, регистрируя частоту пульса или активность мозга. Если бы такой способ был, мы вместо разных условий – вроде десяти лет проживания, владения языком и прочих – могли бы просто потребовать принести присягу верности или неверности. А так для получения гражданства мы проходим через массу формальностей – но это не свидетельствует о нашей преданности стране.

1957 год

 

* * *

 

Среди тех студентов, которые учатся сейчас в университете, нам следует найти обладателей административных и технических талантов для построения государственных институтов в ближайшем будущем. Если они будут объединены целями и убеждениями, мы успешно заложим основу нации с общим языком, историей и политическими институтами. В противном случае на нас навалятся все проблемы, характерные для многонационального общества, которое получило политическую независимость до того, как достигло социального самосознания.

1960 год

 

* * *

 

Если бы мы сжимались, как апельсин, то из нас просто выжали бы весь сок, а с соком мы лишились бы всех сил. Но мы ведь не такие податливые. Мы скорее похожи на дуриан. Вы пробовали выжать дуриан? Это не так просто. И даже если из дуриана выжать весь сок, внутри у него еще останется полезный и питательный белок!

1965 год

 

* * *

 

Поведение каждого в отдельности – не главное. В этом я глубоко убежден. Вы можете быть великим лидером, но у вас ничего не выйдет, если в вас не поверит ваш народ. Чтобы выжить, нация должна обладать выносливостью, силой и сплоченностью.

1965 год

 

* * *

 

Мне ни к чему аморфное, инертное общество, готовое поддакнуть каждому моему слову. Такое общество бездушно, безжизненно. Я жду, что вы начнете думать, а не просто выкрикивать устаревшие лозунги. Начните думать.

1966 год

 

* * *

 

Одна из особенностей сообщества мигрантов – способность произвести популяцию первопроходцев. Даже если потомки мигрантов будут лишены иных достоинств, они изначально готовы на все, чтобы доказать свою состоятельность. Ведь они расстались со своими традициями и историей, а значит, могут с надеждой смотреть только в будущее.

1966 год

 

* * *

 

Мы имеем тот тип общества, который психологи называют ориентированным на достижения. У каждого из сидящих здесь юношей и девушек есть родители, которые поощряют их стать первыми среди учеников. Далеко не каждое общество можем этим похвастаться. Гораздо чаще преобладает желание сидеть в тени, созерцая собственный пупок. И если вдруг начнется голод, такие люди просто тихо вымрут. Те же, кто сейчас находится здесь, не согласятся умирать покорно. Если им нечего будет есть, они что‑то сделают, что‑то посадят, в конце концов, что‑то украдут. А если все же придется встретить смерть, то они умрут, сражаясь за право жить.

1967 год

 

* * *

 

В Сингапуре царят спокойствие, уверенность и гармония. Это возможно благодаря тому, что мы твердо знаем: нет таких проблем, которые нельзя решить с помощью честного и эффективного правительства.

1967 год

 

* * *

 

Я стараюсь для вас. Но, пожалуйста, помните, что вы сами должны стараться для себя – все время. Я не могу работать за вас. Я работаю для вас, иногда по 15 часов в день. А вас прошу работать хорошо и в полную силу всего лишь по восемь часов в день!

1967 год

 

* * *

 

Наша первая проблема – желание стать нацией. Мы должны ею стать. Все мы такие разные потому, что наши праотцы явились сюда в надежде заработать деньги и здесь произвели нас на свет. Но если мы так и останемся скоплением индивидуумов без общей воли, озабоченных только личными интересами, нам не выжить.

1967 год

 

* * *

 

Представьте себе, что мы отбуксировали Сингапур куда‑нибудь в самое сердце Океании. И два миллиона активных энергичных сингапурцев превратились в расслабленных жителей Океании, танцующих до изнеможения с цветами в волосах. А там, где были оживленный морской и воздушный трафик и мотивированные работники – неиссякаемый источник новых идей, – теперь остался безлюдный берег, с которого островитяне высматривают на горизонте случайно завернувшее к ним торговое судно. Тогда мы и мечтать бы не смели о том, что у нас есть. Это три крупнейшие океанские гавани: Тангджонг Пагар – с причалом, у которого могут пришвартоваться одновременно 30 океанских кораблей, Семба‑ванг – с системой обслуживания, отвечающей новейшим требованиям морских перевозок, и ультрасовременный глубоководный порт Джуронг. (Я уж не говорю о старинных гаванях Тейлок Айер, Коллиер Куай и Калланг, в которых когда‑то швартовались морские парусники.) Это четыре аэропорта: Пая‑Лебар, Тенгах, Чанги и Селетар. Это сеть автотрасс – пожалуй, самая развитая и современная в Южной Азии. Это телефонные и видеокоммуникации, которые соединяют нас друг с другом и со всеми крупнейшими городами планеты через систему спутниковой связи. В общем, если бы Сингапур оказался в южных водах Тихого океана, заселенный не сингапурцами, а островитянами из Океании, он не прокормил бы и жалкие 20 тысяч человек. Но мы не в Океании и мы не островитяне. Мы не вешаем себе на уши цветы – ни для украшения, ни ради собственной прихоти, как это делают западные хиппи.

1968 год

 

* * *

 

Когда‑то Сингапур представлял собой просто конгломерат мигрантов, где каждый был сам по себе. Если человек и заботился о ком‑то, то лишь о членах своей семьи. Но теперь сингапурцы, особенно те, которые родились и получили образование здесь, понимают, что личного благополучия недостаточно. Мы сможем сохранить свои позиции, только если приложим все усилия, защищая интересы страны и общества в целом.

1968 год

 

* * *

 

Не одна лишь индустриализация требуется Сингапуру. Развитие экономики очень важно, но не менее существенно и развитие общества. Нам не нужны пассивные, покорные работники, подчиняющиеся начальнику, который подчиняется своему начальнику, который в свою очередь подчиняется боссу в ожидании поощрений и повышений. Чтобы стать независимым и достойным обществом, мы должны быть гордыми и деятельными – иначе нельзя. Но гордость и деятельность – ничто без самоуважения. Самоуважение – вот то чувство, которое призваны вселять в наших работников профсоюзы: они защищают права и достоинство каждого гражданина, каждого человеческого существа. Он может быть простым работягой – но он один из нас и должен быть готов бороться и умереть за Сингапур. Однако он никогда не будет способен на такое, если останется обычным подхалимом и трусом.

1969 год

 

* * *

 

Нам следует проявлять максимум вежливости и дружелюбия ко всем приезжим – как и прежде. Сингапур уже прославился как чистый, зеленый и процветающий город. И никакие меры по развитию туризма не сравнятся с пользой от мнения людей, которые побывали здесь и оценили нашу вежливость, дружелюбие, честность и расторопность.

1971 год

 

* * *

 

Мы знаем сингапурца – это трудолюбивый, образованный и сильный человек. Иначе мы бы не достигли такого успеха. Но в то же время надо признать, что он очень любит поворчать.

1977 год

 

* * *

 

Я горжусь той атмосферой, в которой воспитывается молодое поколение сингапурцев. Мы дали им отличный шанс вырасти и поверить в свои силы, почувствовать себя членами команды, нации, где все сделано для них и где никому не грозит опасность – даже самому последнему неудачнику. Мы достигли этого, руководствуясь лучшими инстинктами, опираясь на нашу культуру и постоянно выверяя свой путь, чтобы избежать возможных ошибок.

1989 год

 

* * *

 

Психологически сингапурец не отличается независимостью мышления и гибкостью, как, например, житель Гонконга. Граждане Сингапура предпочитают переложить ответственность на правительство и ждать, что министры позаботятся об их благополучии и воспитании их детей. В отличие от них гонконгцы чрезвычайно независимы, они не привыкли к подачкам от колониального правительства. Этим объясняется бурный рост Гонконга.

1992 год

 

* * *

 

Сингапурцы редко рискуют, поскольку боятся поражения. Их любимая поговорка, настоящее кредо: «Кто не рискует, тот не проигрывает». Но девиз должен быть иным: «Кто рискует, тот побеждает» – как у королевских ВВС Британии.

1993 год

 

* * *

 

Островной город‑государство в Юго‑Восточной Азии не может быть ординарным, если надеется выжить. Мы должны приложить особые усилия, чтобы оставаться активным, гибким и честолюбивым народом, который все делает быстрее и лучше соседей, постоянно стремящихся обойти нас и отнять лидерство в торговой сфере нашего региона. Мы обязаны от них отличаться.

2000 год

 

О колониализме

 

Колониализм постепенно уходит в прошлое, но делает это слишком медленно. Вот почему мы, члены партии «Народное действие», собираемся нанести колониализму последний удар и похоронить его на благо всей Юго‑Восточной Азии.

1955 год

 

* * *

 

Нам нужно найти способ отменить всеобщую воинскую обязанность. Мы в принципе не против службы по призыву, но убеждены, что только независимое правительство, выбранное волеизъявлением всей нации и ответственное перед нею, получает право требовать от граждан умирать за него.

1955 год

 

* * *

 

Подавляющее большинство людей в этой стране – националисты. Они ненавидят колониальную Малайю, потому что она унизила их и лишила самоуважения. Она не обеспечила им условия, в которых они могли бы вести достойное человека существование в мирном и процветающем обществе, где богатства страны служат всей нации, а не тем немногим, кто из соображений военной безопасности захватил политический контроль над всей территорией.

1955 год

 

* * *

 

Я искренне скажу: «Я свободный человек. Это моя страна» – в тот день, когда я встречу вас, как радушный хозяин встречает долгожданного гостя. Но я сам не буду гостем в своей стране.

1955 год

 

* * *

 

Нет смысла объяснять людям: «Вы не можете жить при демократии. Вы не приспособлены к ней. Вас захватят коммунисты. Давайте сначала разберемся с коммунистами!» Это не сработает. Это не заденет ни одной струны в сердце патриота Малайи, желающего видеть свою страну независимой, демократической и некоммунистической. Мы не готовы ни к бесконечной борьбе, ни к сохранению колониальной системы. Но дайте нам наши права, и мы справимся и с коммунистами, и со всеми силами, угрожающими существованию независимой, демократической, некоммунистической Малайи.

1955 год

 

* * *

 

Мы в партии «Народное действие» убеждены, что право на свободу – неотъемлемое право любой нации в мире. И никакой вышедший на пенсию дипломат, путешествующий по Саудовской Аравии, или офицер колониальных войск не вправе указывать нам, что мы не можем бегать, не можем ходить и вообще не можем стоять на собственных ногах.

1955 год

 

* * *

 

Нам недостаточно иметь просто исполнительных управляющих, способных написать хорошие законы. Жизненно необходимо найти энергичных целеустремленных людей, которые желают превратить Малайю в процветающее демократическое общество и представляют, как это сделать. Взявший на себя «бремя белого человека»[2] должен понимать, что не только его будущая пенсия и должность, но само существование демократического парламентского государства зависят от того, сумеет ли он с честью выполнить свой долг. К несчастью, в прошлом людей выбирали на государственные должности не за выдающуюся способность служить своему народу, а за выдающийся талант выслуживаться перед белыми боссами.

1956 год

 

* * *

 

Привычка действовать силой укрепляется с годами. По моему мнению, это как занятия любовью: во второй раз всегда легче! В первый раз могут помешать смущение и чувство вины. Но однажды встав на путь насилия и проходя его снова и снова, ты все сильнее увлекаешься самой атакой и начинаешь получать удовольствие от процесса. Сначала твою уверенность подрывает чувство вины. И ты атакуешь только тех, кого твой особый отдел уличил в коммунистической деятельности (потому что Икс сказал Зет, который сказал Альфе, которая сказала Бете, которая сказала особому отделу...). Потом ты переходишь на тех, кого твой особый отдел определил как активно сотрудничающих с коммунистами и сочувствующих им, хотя сами они не коммунисты. Затем ты берешься за каждого, на кого указывает твой особый отдел, хотя он не коммунист и даже не подозрительный иностранец, но имел наглость высказать свое несогласие по поводу сотрудничества с колониалистами, проявил свой бунтарский дух и таким образом, согласно логике особого отдела, может поддержать коммунистов. А в дальнейшем, уже увязнув в этом, ты атакуешь всех, кто тебе не нравится.

1956 год

 

* * *

 

Мердека[3] означает большую ответственность, тяжелый труд, веру в поставленные цели и самоотверженность. Мы должны избавиться от попыток представить мердеку как право отнимать работу у белых людей, грабить их дома, кататься на их машинах и вести себя так, как они вели себя до сих пор. Нет, это не наше понимание мердеки.

1956 год

 

* * *

 

Мердека должна помочь нам сделать так, чтобы наши труд и ресурсы принесли намного больше плодов, чем прежде. И нам следует так организовать наше общество, чтобы эти плоды служили всем гражданам, а не какой‑то привилегированной группе – из местных или приезжих. Только так мердека обретет свое истинное значение для всего народа Малайи.

1957 год

 

* * *

 

Думаю, народу Малайи не стоит жалеть о том, что он вышел из‑под власти британской короны. Но я хочу отдать должное британской короне. В отличие от прочих колониальных правительств, она сумела сохранить лицо, уходя из колоний, – а это великое искусство. Посмотрите, что сотворили с Ханоем и Джакартой французы и голландцы. Англичане ушли тихо и с достоинством, когда поняли, что их время закончилось.

1957 год

 

* * *

 

То богатство возможностей, которое в нынешнее время предоставляет независимость молодежи, ваши дети будут воспринимать как сказки Шахерезады. Окончив в 1960 году университет, в 1965‑м ты можешь стать заместителем министра, а в 1970‑м – постоянным секретарем.

1960 год

 

* * *

 

Когда португальцы, голландцы, британцы и французы явились в Юго‑Восточную Азию, они разделили ее между собой подобно тому, как современные гангстеры делят города на сферы влияния. Они не только перекроили географию, но и исказили ход истории. В эру колониализма связи между Джакартой и Амстердамом или между Сингапуром и Лондоном были более тесными, чем между Джакартой и Сингапуром. Таковы абсурдные последствия колониального владычества европейцев.

1960 год

 

* * *

 

Я хочу внушить всем и каждому из вас, что мы слишком долго оставались пешками в руках иностранных игроков. Но мы обладаем собственной волей и правом жить в мире на свой лад. Так давайте же объединимся в Малайзии так, чтобы не допустить ничего подобного в будущем. И оставим в прошлом наследие Второй мировой войны – не столько потому, что можем, но скорее потому, что должны это сделать.

1963 год

 

* * *

 

В умах народов Азии и особенно Африки утвердилось мнение, будто независимость сама по себе является решением всех их проблем и автоматически приносит с собой славу и богатство. О необходимости хорошего управления и развитой экономики никто не вспоминает – за исключением тех немногих, кто стоит у руля.

1963 год

 

* * *

 

Нам следует набраться решимости защищаться до последнего, поскольку смерть предпочтительнее завоевания и поглощения. Лишь когда это поймут все наши соседи – как друзья, так и недруги, – в Юго‑Восточной Азии установится мир. Никакие проблемы экономики, никакие восстания и саботажи, никакие психологические нюансы не отнимут у нас право быть хозяевами в своем доме.

1963 год

 

* * *

 

И для колонизаторов, и для колонизируемых чрезвычайно важно уметь приспосабливаться друг к другу. Бывшим империям необходимо принять новые условия и свою новую роль в изменившемся мире. Молодым странам следует оставить надежды на возвращение в то идиллическое прошлое, когда существовало удовлетворявшее их общество (чаще всего на стадии натурального социализма), разрушенное вторжением белых. Романтизм свойственен нашей натуре, однако он только тормозит прогресс. Прошлое не вернешь, и перед каждым из нас стоит задача думать о будущем, а не пытаться снова жить в прошлом.

1966 год

 

* * *

 

Уникальный способ, которым была низложена английская империя – осознанно, с минимальными конфликтами и неприязнью – подразумевал добрую волю. А добрая воля, выражающая, по сути, доверие и надежность как результат длительного сотрудничества, ничего не стоит без экономической основы.

1969 год

 

* * *

 

Мое поколение еще помнит три с половиной года кошмара – японскую военную оккупацию. Инфляция, коррупция, вторжение в общественную и личную жизнь были в порядке вещей. Но мы, молодые и достаточно гордые, верили, что настанет такой прекрасный день, когда мы будем править Сингапуром лучше, чем японцы или англичане, прежде всего потому, что горячо любим свой народ и готовы ему служить.

1970 год

 

* * *

 

Никогда голландцы, англичане или французы не делились с нами своими технологиями. Они построили нам университеты, но не готовили в них инженеров. Они учили нас медицине, законам, истории, культуре, не давая развиться современному индустриальному обществу.

1996 год

 

О слиянии отделении от Малайзии

 

Чтобы стать независимой нацией, Сингапуру необходимо присоединиться к Федерации[4]. То есть мы должны всячески способствовать слиянию, в первую очередь приветствуя сотрудничество и единение между всеми расами Малайи. Малайцы составляют этническое большинство в Федерации, а китайцы – в Сингапуре. Значит, важно дать понять малайцам в составе Федерации, что иные расы, например индийцы и особенно китайцы, – это их братья, желающие жить и работать бок о бок с ними для общего счастья и процветания. Когда мы добьемся слияния и независимости, возникнут условия для демократии, появится возможность свергнуть правление одиночек посредством свободного и тайного голосования «один человек – один голос» и реорганизовать общественный строй. Система «один человек – один голос» в итоге приведет к тому, что беднейшее население Малайи, составляющее большую часть избирателей, получит конституционное право выбрать большинство представителей в малайский парламент – и тем самым сможет управлять своим обществом и изменять его.

1957 год

 

* * *

 

В одиночестве и изоляции правительству Сингапура никогда не решить проблемы безработицы и разрухи в экономике, которые в свою очередь могут привести к волнениям в обществе – вплоть до полнейшего хаоса. В составе Федерации, сохранив автономию в образовательной системе и политике труда с учетом наших обстоятельств, мы получим расширенную экономическую базу и предпосылки к решению большинства проблем, порожденных диспропорцией роста населения и развития экономики.

1961 год

 

* * *

 

Никто не спорит, что Сингапур и Федерация едины. Никто не спорит, что разделение двух родственных территорий ради собственного удобства лежит на совести английских колониальных властей. Мы все равно остаемся одной страной и одной нацией. И мы должны воссоединиться. Вопрос только в том, когда и как.

1961 год

 

* * *

 

Первый священный долг нашего народа – обеспечить безопасность и процветание Сингапура, возможное лишь при объединении с Федерацией. Любой иной путь ведет к изоляции и подразумевает заигрывание с коммунистами.

1962 год

 

* * *

 

Нацию делает великой не только ее многочисленность. Воля, единство, выдержка и дисциплина рядовых членов – наравне с качествами лидеров – позволяют ей занять достойное место в истории. И по азиатским стандартам малайцы все еще небольшая нация. Но пусть никто не сомневается в наличии у нее воли, единства, выдержки и дисциплины. И лидеров ее тоже не стоит недооценивать.

1963 год

 

* * *

 

Когда на кону выживание нации, те, кто помогает ослабить ее, могут быть неприятно удивлены, увидев, что она готова дать отпор врагам и внешним, и внутренним. [...] И если когда‑нибудь коммунистам все же удастся помешать нашему объединению, то, скорее всего, сначала Саравак, затем Сабах, следом Сингапур и наконец сама Малайя медленно, но верно соберутся на орбите Индонезии.

1963 год

 

* * *

 

Страны, как люди, должны взрослеть и смотреть в лицо фактам. Им приходится учиться жить в согласии с соседями и отстаивать свои интересы в жестоком хищном мире. Почти за 300 лет европейская колониальная политика практически свела на нет самостоятельность огромных регионов Азии. И это правда: мы в Малайзии до последнего времени не имели возможности искать свое место в стремительно меняющемся мире. И хотя мы уже вот‑вот станем богаче всех, нам все еще остается только мечтать о том, чтобы стать сильнее всех.

1963 год

 

* * *

 

У Малайзии есть будущее до тех пор, пока мы преданы ей и верим в свои силы, а наши лидеры верят в преданность каждого из нас. Даю вам слово: пока во главе Малайзии стоят люди, подобные Тунку[5], а мы находимся у власти в Сингапуре, мы сможем добиться преуспевания Малайзии – и так оно и будет. Выкиньте из головы все сомнения и страхи. Будущее таит в себе множество вызовов и испытаний. Но мы можем их преодолеть – и преодолеем.

1964 год

 

* * *

 

Мир не обязан нам ничем. Малайцы ничем нам не обязаны, и мы ничем не обязаны малайцам. Но либо они покончат с собой в попытках разрушить Сингапур, либо мы покончим с собой в попытках им противостоять – если только не объединим наши усилия с Сабахом и Сараваком.

1964 год

 

* * *

 

Всякий раз вспоминая момент, когда был подписан документ об отделении Сингапура от Малайзии, я вспыхиваю гневом. Для меня это личная неудача, ведь всю свою жизнь – я имею в виду взрослую жизнь – я мечтал о Малайзии, об объединении и торговом сотрудничестве с двумя этими территориями[6]. Вы же понимаете: это народ, связанный географией, экономикой и родственными узами... Вы не обидитесь, если мы сделаем перерыв?

1965 год

 

* * *

 

Мы не китайская страна. Сингапур не может быть ни китайской страной, ни малайской, ни индийской. Вот почему мы с самого начала говорили о том, что малазийская Малайзия – это не малайская Малайзия, и вот почему я так недоволен.

1965 год

 

* * *

 

Как бы ни был мал наш дом, расстановка мебели в нем – это наше дело. Это не касается наших друзей или соседей. Никто не имеет права указывать, куда нам ставить кровать или кресло. Это наш дом, наша собственность, пусть и маленькая. И это право народа Сингапура – управлять Сингапуром так, как хочет его народ.

1965 год

 

* * *

 

Я хотел бы подчеркнуть, что мы по‑прежнему остаемся одним народом в двух странах. Разделение (с Малайзией) затеяно, чтобы разбить единое общество на две части, которые все равно еще тесно взаимосвязаны. Но если прежде нам пришлось бы искать одно решение для всех, теперь в каждой из частей затеян свой эксперимент. И оба эксперимента имеют цель решить проблемы милитаризма, пестрой смеси языков и конфессий в регионе. Конечно, политика, проводимая в одной части, неизменно будет сказываться на состоянии дел у соседей. И возьмет верх та сторона, которой удастся найти самое успешное решение.

 

* * *

 

Я надеюсь, что те два года, которые мы прожили в составе Малайзии, запомнятся надолго горькими уроками, полученными в результате попыток одних групп мигрантов навязать свою волю другим группам, выделявшимся по признакам расы, языка или религии. Именно вынужденное разделение укрепляет мою решимость и решимость моих коллег навсегда запомнить эти уроки. И это обязательно найдет свое отражение в Конституции Сингапура. Мы составим ее так, чтобы никто из граждан не почувствовал себя ущемленным в правах только потому, что его этническая группа оказалась в меньшинстве.

1965 год

 

* * *

 

Мы надеялись создать единую Малайю, которая включила бы в себя и полуостров[7], и Сингапур. В итоге в состав Федерации Малайзии вошли Саравак и Северное Борнео, а Сингапур – нет. История не признает безупречного выполнения схем – это не курсы по экономике в американском университете. Только спустя годы, когда на события перестанут влиять самые непредсказуемые и скрытые силы, их можно будет уложить в простое и ясное описание и они станут историей.

1980 год

 

* * *

 

Двадцать лет назад я провозгласил образование независимой Республики Сингапур. Многие были в восторге от нашего бурного разрыва с Малайзией. Они восприняли это как освобождение от политического давления. Но я был далек от ликования. Я боялся, что мы не выживем. Выработанная нами схема превращения в центр мировых финансов и торговли грозила рухнуть. Как мы могли бороться, не чувствуя за спиной поддержки материковой части Малайзии? Нам предстояли отчаянные поиски экономического чуда. В наших активах имелись географическое расположение, развитая структура связи и транспорта и трудолюбие нашего народа. И мы вышли на один уровень с развитыми странами – Америкой, Японией и Западной Европой. Мы производили и вывозили товары и к ним, и в другие концы света.

1985 год

 

* * *

 

Одни страны родились независимыми. Другие добились независимости. Сингапур создал независимость своими силами.

1998 год

 

О будущем

 

Сингапурцам следует знать об угрозах грядущего века перемен и нестабильности. Мы готовы противостоять угрозам. И мы выживем, потому что мы практичная нация, которая реально смотрит на жизнь.

1955 год

 

* * *

 

Ни англичане, ни коммунисты, ни националисты не в состоянии точно предсказать, что нас ждет. Это как в песне: «Кем я буду, когда вырасту? Буду ли красивым, буду ли богатым?», а припев повторяет: «Мы не можем видеть будущее». Чтобы представить будущее, необходимо знать, какие силы его формируют. И, определив свою позицию, мы постараемся заставить эти силы работать на нас.

1956 год

 

* * *

 

Будущее таково, каким сделаем его мы сами. И ради самих себя нам следует, не жалея сил, заложить основу гармоничной и сплоченной нации, процветающей и энергичной. Чтобы среди бушующих вод Юго‑Восточной Азии построить мирную гавань, где будут править терпимость, гармония и прогресс.

1964 год

 

* * *

 

Она (мадам Ква Геок Чу[8]) обладала прирожденным даром читать души людей. Иногда она советовала мне быть осторожным с каким‑то человеком – и почти всегда была права. Когда мы задумали объединиться с Малайзией, она сразу сказала, что из этого ничего не выйдет, потому что верхушка правящей партии Малайи ведет совершенно иной образ жизни, а свою политику строит на основе расовой сегрегации и религии. Я возражал, мол, у нас нет выбора и мы должны заставить эту схему работать. Но она оказалась права: не прошло и двух лет, как нас попросили отделиться от Малайзии.

2010 год

 

* * *

 

Чтобы разобраться в настоящем и не бояться будущего, человек должен знать прошлое, историю своего народа. Важно не только быть в курсе происходящего, но и понимать, почему это происходит именно так, а не иначе. Это справедливо как для отдельных личностей, так и для нации в целом. Личный опыт человека определяет, что ему нравится, а что нет, чего он ждет с радостью, а чего боится. Точно так же живет и нация: играет роль ее коллективная память, полученные сообща уроки от событий в прошлом, которые приводили ее к успеху или провалу. И если какие‑то эпизоды напоминают пройденные уроки, нация также с нетерпением ждет их или страшится их развития.

1980 год

 

* * *

 

И образ жизни сингапурцев, и их политический словарь формировались под сильным влиянием Запада. Я оцениваю это влияние в 60 процентов и 40 процентов отношу на долю исконно азиатской системы ценностей. За последние 20 лет эти пропорции изменились. Восточная Азия не только научилась производить огромное количество продуктов, но и обзавелась собственными деньгами и политическим словарем. Таким образом, влияние Запада на наш образ жизни, рацион, моду, политику и массмедиа снизилось до 40 процентов, в то время как азиатское влияние возросло до 60 процентов.

1995 год

 

* * *

 

Мы не Австралия. Австралия всегда будет выращивать зерно и разводить скот, а Сингапур нацелен на человека, он обслуживает нужды мирового сообщества, и если эти нужды изменятся (из‑за новых технологий или, что еще хуже, из‑за неблагоприятной политической конъюнктуры, или из соображений безопасности в этом регионе), мы завянем на корню. Вспомним Венецию: пришла Оттоманская империя, Шелковый путь стал непроходим, корабли двинулись вокруг мыса Доброй Надежды, и Венеция оказалась не у дел.

1995 год

 

* * *

 

Будущее дарит надежду, но оно же пугает неизвестностью. Индустриальное общество подчиняется тому, кто обладает знаниями. Новый передел мира произойдет между теми, кто владеет знаниями, и теми, у кого их нет. Мы должны удержаться среди первых.

2000 год

 

* * *

 

Представьте, что вы переместились на 100 лет в будущее и в Китае уже живут миллиард и восемьсот миллионов человек. По части ВВП Китай превзойдет Японию если не в десять, то минимум в пять раз, плюс высокие технологии, которыми он будет располагать. А теперь спросите себя: как Сингапур найдет для себя место в подобных условиях? Это и есть тот главный вызов, брошенный не только Сингапуру, но и всей Юго‑Восточной Азии. Наш единственный путь – постоянное повышение уровня образования, квалификации, знаний и технологий. Учеба длиною в жизнь – вот направление, которому нужно следовать в этой экономике знаний со стремительно меняющимися технологиями.

2001 год

 

* * *

 

Энергетическую проблему порождают наша изобретательность и инстинкт размножения. Чем бы ни занимался человек, дело кончается перенаселением. В 1940 году население Сингапура насчитывало один миллион человек, а сейчас мы имеем четыре миллиона. Можно ли прокормить столько народа? Не знаю. Думаю, вряд ли.

2003 год

 

* * *

 

Друзья рассказали мне, что среди нашей молодежи бытует убеждение, будто золотой век Сингапура уже миновал. На протяжении жизни одного поколения мы сумели выйти из ряда стран третьего мира и попали в лидеры среди стран первого мира, и теперь молодые люди полагают, что на их век уже не хватит великих перемен и им никогда не удастся купить жилье так же дешево, как их родителям. Они заблуждаются в своем пессимизме. Сингапур подобен самолету, летящему на высоте 30 000 футов. Есть еще 6000 футов над нами, и мы можем подняться до 36 000 футов, где курсируют самолеты США и Великобритании. Более того, мы не достигли стандартов стран первого мира в таких тонких вещах, как культура и искусство, музыка и цивилизованное общество. Поколение тех, кому сейчас от 30 до 50 лет, могло бы заполнить этот пробел в ближайшие 15‑20 лет. Так что самое интересное еще впереди!

2004 год

 

Об озеленении Сингапура

 

Нам необходимо устроить еще множество зеленых зон, парков, садов и мест отдыха – таких, как в лагуне на Восточном побережье с его шале и участками для пикников или на пляжах Южных островов, или в лагерях отдыха на острове Сент‑Джонс. Немногие города в Азии располагают таким обилием зон отдыха для жителей.

1976 год

 

* * *

 

Даже в шестидесятые годы, когда правительство решало такие тяжелые проблемы, как безработица, недостаток жилья, неразвитое здравоохранение и образование, я отстаивал необходимость сажать деревья и кустарники. Я всегда считал, что унылые бетонные джунгли убивают человечность. Для поднятия духа нам необходима зелень дикой природы. И в 1967 году я распространил программу городского озеленения на весь остров, чтобы в итоге превратить его в пышный сад.

1995 год

 

* * *

 

Без целенаправленного озеленения Сингапур остался бы унылым голым городом. Да, кое‑где в нем вы бы могли наткнуться на дерево или куст, но о том обилии зелени, которое мы имеем сейчас, не могло быть и речи.

2012 год

 

* * *

 

В свое время мы объявляли специальные дни озеленения, когда к посадкам привлекались тысячи людей. Но теперь, когда наш город имеет вполне ухоженный и цветущий вид, необходимо найти способ объяснить молодежи, какого труда стоит вырастить хотя бы одно дерево. Педагогам следует заняться этим всерьез, чтобы дети не просто участвовали в озеленении города, но и чувствовали себя ответственными за его облик.

2012 год

 

Об искусстве и культуре

 

Прошлое очень важно. Оно позволяет нам лучше понимать грядущее. Оно вдохновляет нас на борьбу с трудностями, на создание безопасного и благополучного будущего для наших детей.

1970 год

 

* * *

 

Эти торжественные (китайские) ритуалы имеют большое значение. Праздники и обряды напоминают нам о прошлом и укрепляют связь с историей предков. Наша история началась не тогда, когда наши праотцы пришли в Сингапур. Она насчитывает более 5000 лет и ведет свое начало с момента возникновения китайской цивилизации. Она часть нашей жизни благодаря тем традициям и культуре, которые предки передали нам.

1991 год

 

* * *

 

Мы в Сингапуре успели наделать ошибок. Например, в стремлении как можно быстрее перестроить город мы безжалостно уничтожили множество старых и прочных зданий. Мы не сразу осознали, что не только разрушаем собственное культурное наследство, но и уничтожаем те неповторимые черты Сингапура, которые так привлекают туристов. Однако нас никогда не интересовало бессмысленное разрушение. И потому мы запустили программы по восстановлению и сохранению этнических районов, таких как Чайнатаун, Маленькая Индия, Кампонг Глам и район с очаровательными особняками эпохи колонизации. [...] Их ценность с точки зрения архитектуры, культуры и туризма нельзя выразить в долларах и центах.

1995 год

 

* * *

 

Как у любой нации, у нас должна быть цель. Но ею не может стать развитие экономики само по себе. Добившись успехов в экономике, вы захотите вкладывать средства в повышение уровня жизни, в искусство, духовное совершенствование и интеллектуальный рост. Вот почему мы делаем щедрые вложения в культуру и искусство, создавая более просвещенное общество.

1995 год

 

* * *

 

Ради будущих поколений китайским кланам следует вести собственные хроники, делая их доступными всем желающим. Неоценимый опыт и воспоминания старожилов Сингапура должны быть сохранены – они заслуживают этого. Потеря этих знаний в наш век обилия информации будет невосполнимой. Для создания и хранения исторических записей китайские кланы могли бы обратиться к информационным технологиям, к тому же возможности мультимедиа позволяют облечь их в живую и увлекательную форму.

1997 год

 

* * *

 

Старая модель, над которой я работал, предполагала создание посреди третьего мира города первого мира – чистого, зеленого, удобного и уютного для жизни, дружелюбного и безопасного для каждого. Сейчас условия изменились. Поднявшись на волне экономического бума, город стал привлекательным культурным центром с профессиональными симфоническими оркестрами, концертными залами, театрами, художниками, певцами и разного рода зрелищными мероприятиями. Это как раз тот уровень, который привлекает высококлассных специалистов и руководителей со всего мира.

2005 год

 

* * *

 

Наследие не может сохраняться без изменений, лежать под спудом в ожидании, когда его откроют, полюбуются и снова закроют. Это неотъемлемая часть нашей жизни, она поддерживает нацию на пути к переменам и помогает ей адаптироваться к ним.

2005 год

 

* * *

 

Когда‑то над Сингапуром смеялись как над чистым, зеленым, безопасным, организованным, но в то же время скучным, стерильным городом. Теперь наш город полон обаяния, он стал привлекателен благодаря произведениям искусства, культурным центрам, музеям, галереям, театру «Эспланада» на берегу залива, Западному и Китайскому оркестрам. На сцене «Эспланады» постоянно выступают перед публикой музыкальные коллективы, а среди нас живут свои писатели и художники.

2010 год

 

О политике

 

Политика касается прежде всего человеческих существ и их жизни. Это искусство, а не наука – искусство поиска возможностей. Возможности Сингапура – в трудолюбии его жителей, в общественной дисциплине и самоотдаче, благодаря которым при нашей скудной экономической базе нам удается сохранять ведущее место среди развивающихся стран с низким уровнем дохода и изобилием природных ресурсов.

1955 год

 

* * *

 

Главный ресурс – это избиратели. Первый урок, который преподала мне политика, таков: никакие речи в парламенте не сравнятся по эффективности с теми, которые произносятся во время избирательных туров.

1955 год

 

* * *

 

Люди, лишенные неукротимого бойцовского духа, пусть лучше остаются дома и вяжут носки. Эта работа [политика] не для слабаков. Для нее нужны твердость и убежденность.

1955 год

 

* * *

 

Некоторые люди считают, что, неудачно «пофлиртовав» с какой‑либо политической партией или фронтом, они могут, подобно птице Феникс, восстать из пепла в оперении новой партии, фронта или движения как ни в чем не бывало. Но политическое долголетие по‑прежнему базируется на одной‑единственной старинной формуле: держи слово, не бери взяток и будь верен своей партии.

1956 год

 

* * *

 

В пылу предвыборных дебатов и люди, и политические партии часто прибегают к не самым честным методам борьбы. И, как вы знаете, в Сингапуре предпочитают два приема. Во‑первых, оскорбить и унизить противников. Во‑вторых, посулить избирателям все что угодно – хоть луну с неба. Вы [избиратели] наверняка сыты этим по горло. И это правильно.

1957 год

 

* * *

 

Любое правительство обязано править так, словно рассчитывает вернуться к власти, когда срок действия его мандата истечет, – и в этом нет ничего недостойного. Напротив, вы сможете гордиться, если по окончании ваших полномочий люди скажут: «Да, мы хотим снова наделить вас властью. И готовы доверить вам свои судьбы на новый срок».

1957 год

 

* * *

 

В теории демократическое государство похоже на хороший автомобиль в отличном состоянии, все детали которого подогнаны добротно и работают слаженно. Шофер управляет машиной по указанию министра. Дело министра, избранного народом, решать, куда направить шофера, с какой скоростью и по какой дороге. А в обязанности государственных структур – то есть шофера, механиков и прочих – входит поддерживать машину в рабочем состоянии.

1957 год

 

* * *

 

В надежде на то, что мой выбор послужит общему делу, я предпочел не устраивать официальную встречу в Куала‑Лумпуре и отправился в Камеронские горы, чтобы сыграть партию в гольф с премьер‑министром Федерации. Гольф – крайне важный элемент светской жизни в Малайзии, а спокойная и даже просветленная атмосфера высокогорья способствует интенсивному обмену информацией, размышлениям и анализу, принятию самых взвешенных решений и даже настоящим озарениям. Мне часто приходило в голову: если бы наши противники играли в гольф, скольких ошибок удалось бы избежать!

1963 год

 

* * *

 

Сама наша доктрина позволяет понять, начался ли процесс взросления и трезвой оценки положения дел в Юго‑Восточной Азии или мы все еще барахтаемся в мире выдумок и сказок, где шерифы сражаются с бандитами, а бессребреники‑революционеры – с гнусными белыми эксплуататорами.

1964 год

 

* * *

 

Колониалисты, коммунисты и националисты практически исчерпали свою изобретательность. Мы готовы разоблачить любую уловку, любой заговор, любой обманный маневр – как на внутреннем, так и на международном уровне, – чтобы вовремя раскрыть его, изучить и подготовить ответ, адекватный возможной атаке.

1967 год

 

* * *

 

Если социал‑демократы хотят действительно влиять на события, им пора отказаться от мышления на уровне абстракций. Чтобы добиться перемен к лучшему в жизни своего народа, они должны придать идеалам социализма практическую и реальную форму.

1967 год

 

* * *

 

[Политика] – это марафон, а не спринтерский забег. Каждое твое слово, каждый шаг, выражение лица, жесты, манеры, сильные и слабые стороны публика фиксирует в уме. Даже если пиар‑компания ведется в точном соответствии с американскими инструкциями по подготовке президентов, когда из 200 миллионов человек при помощи радио и телевидения не меньше 120 миллионов становятся потенциальными избирателями, в толпе помощников и подсказчиков кандидат может невольно показать себя скованным, косноязычным и неуверенным в себе человеком. Если на пресс‑конференции вам удастся загнать его в угол так, чтобы никто не мог ему подсказывать, скорее всего, это станет концом его политической карьеры.

1977 год

 

* * *

 

Невозможно быть популярным в режиме нон‑стоп. Популярное правительство не всегда принимает популярные меры. Мы не хотим быть непопулярными или совершать непопулярные поступки. Однако в определенных ситуациях это неизбежно.

1977 год

 

* * *

 

Давно миновали те годы, когда на выборах в Сингапуре старой гвардии приходилось применять силу, чтобы не допустить к участию в них оппозиции и не позволить отвлечь нас от решения жизненно важных проблем. Мы шли на это в 1960‑х и 1970‑х годах, чтобы сконцентрировать силы нации на первостепенных задачах. Сейчас, в 1980‑е годы, положение дел изменилось, и не только из‑за нового списка проблем, но и из‑за особенностей электората.

1984 год

 

* * *

 

Неспокойные 1950‑е и 1960‑е годы стали суровой политической школой для целого поколения сингапурцев. Они были достаточно мудры, чтобы не поддаться на безответственные призывы оппозиции, и четырежды игнорировали их на всеобщих выборах. [...] Больше они не нуждаются в таких уроках. Равно как и старшее поколение министров. Однако мое поколение постарело на 25 лет, и наши дети не помнят о тех проблемах, которые создавала нам неугомонная оппозиция. Отсутствует этот опыт и у молодых министров – они не прошли через непримиримые баталии, которые сформировали характер ветеранов. Некоторые из нас–старшие – проявляли слабость, колебались или нервничали, беспощадно отсеивались. Это был самый настоящий естественный отбор по Дарвину – выжили сильнейшие. И у нас все еще обострен инстинкт выживания, предупреждающий о любой уловке, нечистой игре или обходных маневрах. Мы знаем, как справиться с махинаторами.

1984 год

 

* * *

 

Член парламента должен быть не только хорошим оратором, но и организатором. Когда территория зарастает грязью, лифты в домах не работают, а мусор не вывозится вовремя, жители понимают, что без постоянной заботы их жилплощадь неизбежно упадет в цене.

1992 год

 

* * *

 

Незадолго до своей отставки на одной из лекций в университете я процитировал Теодора Рузвельта, который в 1901 году сказал: «Говори вежливо, но носи с собой большую палку». Каждый премьер‑министр должен иметь эту большую палку. Если ты не хочешь носить ее сам, значит, найди для этого специального подручного.

1995 год

 

* * *

 

Как вы думаете, почему Сингапур стал таким, какой он сейчас? Потому что все знали: если я говорил, что мы идем туда‑то, чтобы достичь того‑то, то все возникающие на пути препятствия будут преодолены, кто бы их ни выставлял. И никто не сомневался: я во что бы то ни стало расчищу путь. Вот почему препятствий почти не было и мы смогли быстро достичь своих целей.

1995 год

 

* * *

 

Каким бы хорошим ни было правительство, всегда найдутся критики, недовольные его работой и готовые образовать оппозицию правящей партии. Но ни одна оппозиция не смогла бы выставить такую команду, которая с успехом заменит это правительство. И причина, я думаю, в том, что настоящих нераспознанных талантов почти не осталось. Партия «Народное действие» на протяжении 30 лет тщательно выискивала подобные таланты в наших рядах, чтобы привлечь их к участию в политической деятельности.

1996 год

 

* * *

 

Я не в состоянии представить, что альтернативное правительство, сформированное из политических диссидентов и оппозиционеров, способно объединиться и написать новую программу. Для островного города‑государства есть лишь одна программа выживания: усердный труд на протяжении последних 30 лет. Именно поэтому дееспособные и талантливые лидеры не выступают с призывом создать команду, которая смогла бы конкурировать с партией «Народное действие». Они понимают, что наша партия движется в правильном направлении и что иного пути нет. Их устраивает уровень жизни и благосостояния, достигнутый при нынешнем правительстве. И те, кто всерьез пытается противостоять партии «Народное действие», либо безответственные, либо, что еще хуже, нечистые на руку люди.

1996 год

 

* * *

 

Мы всегда должны помнить, что не являемся обычным государством, как, например, Австралия, или Новая Зеландия, или Канада, или Великобритания, или США. Жители этих стран могут голосовать за ту или иную партию и жить дальше без особых перемен. Нам же придет конец, лишь только мы себе это позволим. Допустите в правительство SDP (Сингапурскую демократическую партию) и (или) WP (Рабочую партию) – и Сингапур, подобно Золушке, увидит, что в полночь его карета превратится в тыкву. Нет иной партии, которая могла бы управлять Сингапуром так, как это делается сегодня.

1996 год

 

* * *

 

Если ты выступаешь с идеей, которая кажется мне ошибочной, и я уверен, что ее осуществление нанесет нам вред, я разрушу твою идею. Точно так же мои идеи должны быть разрушены, если они ошибочны. Возможно, «разрушить» – слишком грубое слово, но мы вообще живем в грубом мире. И очень важно знать, чьи идеи верны, иначе пострадает много людей.

1996 год

 

* * *

 

Нет таких условий игры, при которых правительство помогало бы оппозиции получить больше голосов.

2006 год

 

* * *

 

Вы считаете, что для политиков главное – это выборы и только выборы имеют значение? Я так не думаю. На мой взгляд, самое точное определение политике дает американский словарь: «...искусство или наука управления страной и тем, как она устанавливает внутренние и внешние связи». Но и это определение слишком абстрактно. Если перевести его на язык реальной жизни, вся суть политики будет отражена в повседневных вопросах обычного человека: «Как правительство влияет на мою жизнь?», «У меня есть работа?», «У меня есть дом?», «У меня есть возможность обратиться за медицинскими услугами?», «У меня достаточно возможностей для отдыха?», «У моих детей есть будущее?», «Они получат образование?», «Будет ли у них шанс проявить себя?»

2006 год

 

О демократии

 

Эта система [персональных идентификационных карт] не имеет ничего общего с традициями либерального цивилизованного общества. [...] Это часть системы регламентирования в полицейском государстве, один из ее основных признаков. Ведь мы сами обвиняем коммунистов в том, что они «документируют» людей. Они загоняют граждан в рамки навязанных границ и правил. Но мы, либеральные демократы, верим в либеральные ценности. Мы уважаем свободу и право каждого быть самим собой.

1955 год

 

* * *

 

Если ты поверил в демократию, твоя вера должна быть безусловной. Если ты веришь, что человек должен быть свободным, то предоставь ему свободу собраний, свободу слова, свободу публикаций.

1955 год

 

* * *

 

Позвольте мне очертить тот минимум условий, которые мы в нашем отдаленном уголке света считаем признаками демократической системы. Каждый человек имеет право на жизнь наравне с остальными людьми, у большинства людей есть возможность влиять на жизнь общества без применения силы. В переводе на язык политики это означает, что каждый человек имеет право на голос – он решает, кто и как будет руководить государством в течение определенного срока. А по истечении этого времени избиратель определит, может ли прежнее правительство остаться у власти или ее следует передать кому‑то более достойному.

1957 год

 

* * *

 

Конечно, есть и такие люди, которых следует защищать от их собственной чрезмерной доверчивости.

1962 год

 

* * *

 

Если вы обзавелись группой активистов, которые ходят на митинги и шумно выпускают пар, это еще не значит, что вы получили голоса избирателей. Только когда будут распечатаны урны, станет ясно, согрел ли этот пар чьи‑то сердца.

1976 год

 

* * *

 

По моему опыту, конституция должна быть как костюм, сшитый исключительно на заказ, по фигуре. Скорее даже как туфли – чем дольше их носят, тем удобнее они сидят на ноге. Разносите их, растяните, замените стельку, подлатайте – в любом случае это лучше, чем новая пара, пусть даже от самого престижного бренда. Наши люди привыкли к существующей в стране системе. На ее понимание уходит много времени – как на избавление от акцента при изучении китайского. Любое фундаментальное изменение требует временных затрат. Но конституция должна работать – это самое важное. Многие страны, едва обретя независимость, меняют конституции как перчатки: переходят от премьер‑министра и парламентской системы к президентскому правлению или к власти военных и снова через выборы к президенту или к народной республике, или к революционной хунте. Они так и не добились ни стабильности, ни легитимности правительства. Если мы поймем, что молодому поколению нужен новый фасон, я уверен, что лучше будет растянуть и выправить старые туфли. Только такие перемены упрочат наше будущее.

1984 год

 

* * *

 

«Один человек – один голос» – самая сложная система управления. Время от времени ее результаты обескураживают. Люди – непредсказуемые создания. Им может показаться скучным стабильное благополучное течение жизни, и они проголосуют просто за перемены – ради самих перемен.

1984 год

 

* * *

 

В молодых странах демократия будет работать и приносить ожидаемые плоды только при честном и эффективном правительстве. Но избиратели должны быть достаточно развиты, чтобы проголосовать именно за такое правительство. Помните: выборные правители хороши ровно настолько, насколько хороши те, кто их выбирал.

1988 год

 

* * *

 

Одно из важнейших преимуществ, которым пользовалось в Сингапуре мое правительство, – это народная поддержка тех непростых шагов, которые нам приходилось предпринимать. [...] Люди демонстрировали нам ее каждые четыре‑пять лет, сплоченно голосуя за нас на всех проходивших в стране многопартийных выборах.

1991 год

 

* * *

 

Демократический строй универсальный? После окончания Второй мировой войны, когда в 1940‑1960‑х годах распались крупнейшие колониальные империи, правительства Англии и Франции дали получившим независимость колониям конституции, списанные со своих собственных. Вышло около 40 конституций «под Англию» и 25 «под Францию». Миновало 20, 40 лет, а результаты все еще остаются неоднозначными. Несмотря на это Запад повторяет в унисон с Америкой свое упрощенное кредо: «Демократия – универсальный рецепт счастья для всех народов», а значит, все, кто хочет прогресса, развития и превращения своего государства в индустриальное, должны построить демократию.

1991 год

 

* * *

 

Слабым местом в ряду демократических принципов является положение о том, что все люди равны и, значит, в состоянии вносить равный вклад во всеобщее дело.

1992 год

 

* * *

 

В отличие от американских политических обозревателей, я не верю в то, что демократия безусловно ведет к развитию. Я верю, что страна в большей степени нуждается в дисциплине, чем в демократии. Избыток демократии расшатывает дисциплину – вплоть до того, что разрушает условия, необходимые для развития. Чтобы безошибочно проверить эффективность политической системы, нужно ответить на два вопроса: способна ли она обеспечить непрерывный рост качества жизни для большинства населения и предоставляет ли она гарантию максимальной личной свободы одного члена общества по сравнению с другими?

1992 год

 

* * *

 

Хорошего правительства достойны все народы. Сначала страна должна развиться экономически, за этим может последовать становление демократии. Однако в большинстве случаев становление демократии не приносит молодым развивающимся странам хорошего правительства.

1992 год

 

* * *

 

Некоторые убеждения, сопутствующие демократии, имеют откровенные недостатки. Прежде всего это положение о том, что все должны быть равными – и мужчины, и женщины. На этом зиждется формула «один человек – один голос». Но разве такое равенство возможно? Иногда слишком рьяная вера во всеобщее равенство способна привести к регрессу. Позвольте привести простой пример. Если единое мировое правительство возглавит наш тесный и связанный в узел мир, поможет ли ему система «один человек – один голос»? Всем тут же станет очевидно: развитая и образованная часть нации окажется погребенной под голосами неразвитой и необразованной, что сделает невозможным любой прогресс.

1992 год

 

* * *

 

Дж. Б. Джеяретнам[9] утверждает, что он выведет из трущоб весь район Чэнг‑Сан и его избрание станет подарком на день рождения жителям этого района. Не слишком ли дорогой подарок получат обитатели Чэнг‑Сана?

1996 год

 

* * *

 

Проблема заключается в том, чтобы заставить систему «один человек один голос» работать на выдвижение в высшие эшелоны самых талантливых лидеров. Если мы пустим все на самотек, то придем к привычным для Запада предвыборным теледебатам.

А ведь известно, что телегеничность и умение выдержать предвыборную гонку вовсе не означают, что победитель обладает всеми качествами хорошего управляющего.

1996 год

 

* * *

 

Нельзя забывать о том, что общественный порядок, личная безопасность, экономическое и социальное процветание не достигаются сами по себе. Это результат самоотверженных усилий и внимания честного и эффективного правительства, которое должен выбрать народ.

2000 год

 

* * *

 

Одним из недостатков демократической системы является то, что избиратели не знают истинное лицо нового кандидата: есть ли у него характер, добропорядочность и стойкость. Для этого требуются годы. Это относится и к министрам, и к спикеру, и к каждому члену парламента, включая оппозицию. [...] Вот почему членам парламента так важно быть на виду. Людям нужно дать возможность разобраться, кто из лидеров обладает надлежащими качествами и способен дальше вести Сингапур к процветанию. Главная опасность для Сингапура – резкая смена курса, новая школа с новыми учениками, новые приоритеты и принципы. Все может пойти вразнос, а здесь необходима преемственность.

2000 год

 

* * *

 

Прямые и свободные выборы – не лучший первый шаг на пути к демократии в стране без истории, без традиций, без опыта самоуправления. Без адекватной подготовки выборы позволят людям продемонстрировать, как они возмущены коррупцией и беспомощностью прежних руководителей, и проголосовать за оппозицию. Именно так в Палестине пришла к власти ХАМАС[10]. Гораздо лучше сначала дать образование молодежи, особенно женщинам, и обеспечить их равным правом на труд.

2006 год

 

* * *

 

Тем, кто является приверженцем многопартийной системы и постоянной ротации власти, следует изучить пример Тайваня, Таиланда и Филиппин. Ротация партий власти только подогревала коррупцию и бестолковое управление. «Игра на вылет» нисколько не влияет на коррупцию – вопреки американской теории демократии. К тому же постоянные отставки и перестановки в правительстве Тайваня и Таиланда затормозили экономический рост, увеличили безработицу и привели к политической нестабильности.

2008 год

 

О партии «Народное действие»

 

«Народное действие» честная партия, и ряды ее чисты. После того, что мы сделали за эти годы, мы не боимся признаться, что верим в социализм. В здешнем колониальном обществе мы представляем интересы народа Сингапура и выступаем против европейских колониальных властей. Мы представляем интересы бедных в их противостоянии с богатыми.

1955 год

 

* * *

 

Не пытайтесь переиграть «Народное действие». Это глупо и бессмысленно.

1956 год

 

* * *

 

В экстремальных условиях создания социалистического общества наши цели не отличаются от целей Малайской коммунистической партии. Но у нас разные с ней методы. Мы верим в мирные конституционные решения и не верим в диктатуру – личности, партии, группы.

1957 год

 

* * *

 

«Народное действие» – партия народа. Мы присматривали за городским советом и его стремительным развитием: из человека, стоявшего в очереди за пособием, он вырос в платежеспособную личность. И теперь его жизнь стала более спокойной и комфортной – благодаря существованию PAP.

1957 год

 

* * *

 

Моя партия виновата во многом, но невиновна в одном: в избытке денег. Да, мы не накопили денег, чтобы их тратить, но у нас есть талант и способность ими управлять.

1957 год

 

* * *

 

Наша партия скорее готова проиграть выборы, чем победить с помощью ложных ходов и обещаний. Мы всегда гордились своей силой, потому что были честны, давали слово и держали его.

1958 год

 

* * *

 

Если бы меня попросили коротко суммировать, что, по моему мнению, было наиболее важным в работе РАР за последний год, я бы выделил нашу способность править твердо, честно и справедливо, в рамках полученной власти, в интересах народа.

1960 год

 

* * *

 

Каждый из вас должен знать, что за всю историю у Сингапура не было правительства более открытого и столь активно работающего ради лучшей жизни рабочего класса.

1961 год

 

* * *

 

РАР не поддалась на манипуляции Великобритании и не поддастся на манипуляции коммунистов.

1961 год

 

* * *

 

В неопределенном будущем определенным является один факт: РАР не закроет глаза ни на одну проблему. Мы будем решать их ради вас и с вами. Мы проанализируем трудности, найдем их причину и предложим практическое решение. А потом вместе с вами возьмемся за дело.

1976 год

 

* * *

 

В Сингапуре нет ни короля, ни султана. У нас нет и партий, противопоставляющих себя власти. «Народное действие» – это все, что есть у Сингапура.

1990 год

 

* * *

 

Всего за 16 лет, с 1965 по 1981 год, мы кардинально изменили политический пейзаж Сингапура. Мы ни разу не обманули народное доверие, стойко придерживаясь принципов порядочности и честности, и выиграли четыре тура на всеобщих выборах (в 1968, 1972, 1976 и 1980 году) с безусловным большинством голосов. Мы сделали огромные шаги для консолидации нашей молодой нации. Не было никаких драматических событий и толпы в «Стренджерс Галлери»[11]. Самое людное собрание там состоялось в день ее открытия, когда президент выступил с обращением к народу. Это простой и надежный тест: когда правительству что‑то угрожает, моментально собирается толпа, почуявшая кровь, и под ее давлением правительство лишается власти.

1999 год

 

* * *

 

РАР окажется в дураках, если позволит себе отворачиваться или безуспешно пытаться привлечь на свою сторону людей с сильными политическими убеждениями только из‑за личных предпочтений или нежелания что‑то менять. Это обязательно приведет их в стан оппозиции. Ведь даже несколько умных и целеустремленных лидеров могут объединить мужчин и женщин под новыми лозунгами и с каждыми выборами все увереннее предлагать альтернативную команду, способную противостоять РАР. Мне удалось создать эффективную команду в промежутке между выборами, всего за четыре года с момента, как я попал в этот кабинет в 1955 году, потому что меня поддержали талантливые коллеги. С их помощью я составил план реализации нашей стратегии. Если случится нечто подобное и РАР оттеснит более активная, эффективная и квалифицированная команда, я ни слезинки не пролью над участью своей партии. Потому что это один из способов обновления политического лидерства в Сингапуре. Другое дело, если непосредственно перед голосованием на настроение избирателей повлияет какая‑то досадная ошибка или неудачное стечение обстоятельств и народ продемонстрирует свое раздражение, предпочтя РАР какую‑нибудь политическую однодневку, состоящую из честолюбивых авантюристов и дилетантов. Это обязательно обернется трагедией для Сингапура. Так что наша задача – разоблачать оппортунистов и непрофессионалов прежде, чем они попытаются заменить РАР.

1999 год

 

* * *

 

Мы с коллегами оставались здравомыслящими, рациональными людьми даже в моменты гнева. И перед каждым новым ходом по политической доске тщательно взвешивали все обстоятельства. [...] У нашего народа достаточно сил и выносливости, чтобы выжить.

2000 год

 

* * *

 

Сам факт, что у нас так и не появилось политических конкурентов, является лучшим мандатом.

2006 год

 

* * *

 

Нет легкого способа завоевать или удержать власть. И если бы РАР не обновлялась за счет регулярного вливания свежей крови молодых поколений, не оставалась бы честной, не заботилась бы о чистоте своих рядов, о высоком уровне образования и квалификации нашего народа, не обеспечивала бы экономический рост и повышение качества жизни, она очень скоро начала бы терять свои позиции и перестала бы быть правящей партией. Но РАР осознает, что мир меняется и нам постоянно нужно приспосабливаться к новым реалиям. Мы не закоснели ни в одной из политических схем, теорий или идеологий.

2006 год

 

О лидерстве

 

Я еще не встречал человека, который стал лидером только потому, что придерживался лидирующего курса.

1957 год

 

* * *

 

Просто выполняй свои обещания, не предавай свою партию и не поддавайся на подкуп – и ты увидишь, что люди верят в тебя, когда снова обратишься к ним за мандатом.

1958 год

 

* * *

 

Я капитан команды. Но выдающийся успех не может быть достигнут благодаря одному капитану. Важную роль играет каждый ее член. И еще ни одна команда не выиграла без отлаженной совместной работы.

1959 год

 

* * *

 

Хорошее правительство не только утверждает и поддерживает стандарты. Оно еще и непрерывно их повышает.

1960 год

 

* * *

 

Главная проверка – действие, а не представление. Миллионы жителей Азии не знают и знать не хотят теорий. Они хотят просто хорошо жить. Они хотят более справедливого, более надежного общества. И тот, кто даст им это, станет их спасителем.

1964 год

 

* * *

 

Система, унаследованная нами от Англии, была слишком раздута. Очень много средств тратилось на проверку и оформление бумаг. Таким образом нам предстояло вырастить очередное поколение неженок: умных, но хилых очкариков, неразвитых физически, бледных от нехватки солнца и, как следствие, робких и податливых. Подобное могло устраивать Англию, потому что этот недостаток с лихвой восполняли служившие в колонии офицеры. Именно они поддерживали порядок, и именно от них избавился наш народ. Но в результате возникли и определенные трудности – порядок пришлось поддерживать нам. И перед нами встала задача воспитать единое решительное поколение, исполненное ответственности за свои поступки и готовое ценою жизни отстаивать свои права. Только такая нация сможет существовать до конца времен.

1966 год

 

* * *

 

Самое большое наше утешение вера в то, что достаточно скоро настанет день, когда мы сможем передать эстафету. Еще приятнее осознавать, что мы передаем эстафету тем, кто думает так же, как мы, кто вдохновлен теми же идеями, но при этом молод, энергичен и способен с честью встретить вызовы нового времени.

1967 год

 

* * *

 

Одна из причин процветания Сингапура заключается в том, что многие торговцы – как англичане, так и неангличане – имеют привычку держать свое слово. Равным образом и правительство, однажды дав обещание, выполняет его.

1967 год

 

* * *

 

Искусство управления – это не только красивые речи. Конечно, мы нуждаемся в общении и связях с народом и его лидерами. Однако чтобы составить четкий план, необходимо иметь правильное представление о ситуации. Ну а важнее всего – взаимное доверие между правительством и его народом. Только так достигаются наилучшие результаты – народ идет за правительством, не вступая в дискуссии. Когда же все кажется простым и ясным, можно сказать: боги на нашей стороне или мы просто приняли верные решения.

1969 год

 

* * *

 

Слабый лидер никогда не добьется уважения.

1971 год

 

* * *

 

Будучи импульсивным и удачливым, ты можешь прослыть чрезвычайно опытным и решительным руководителем. Но если ты неудачник, то в любом случае будешь считаться глупым и некомпетентным. Пусть ты с великим тщанием взвесишь все аргументы, но если принятое решение окажется неудачным, скорее всего, тебя все равно сочтут размазней, и это клеймо останется с тобой на многие годы. Мораль такова: если тебе сопутствует удача и решение твое оказалось верным, хотя ты и принял его исходя из неверных предпосылок, лучше помалкивай – только так ты сохранишь уважение подданных.

1973 год

 

* * *

 

В период с 1961 по 1963 год один кризис следовал за другим и каждое утро нас ждали очередные потрясения, банкротства, бунты, волнения. Это было жестокое, беспокойное время – и оно лучше всего помогло проверить, кто способен, а кто не способен быть лидером.

1980 год

 

* * *

 

За 23 года работы в правительстве я уяснил, что один острый высококвалифицированный ум в министерстве или в исполнительном комитете может качнуть чашу весов любого проекта от провала к успеху. Хороший лидер создает вокруг себя эффективную команду единомышленников и с их помощью воплощает проект в жизнь.

1982 год

 

* * *

 

Если когда‑нибудь правительство Сингапура окажется во власти бездарей или оппортунистов, это очень дорого нам обойдется. И бездари, и оппортунисты могут в какой‑то безумный момент увлечь за собой сингапурцев, убедить их проголосовать за оппозицию ради самой оппозиции. Пять лет такого правления – пусть даже в коалиции с другими партиями – и Сингапур опустится на колени. Все, что строилось десятилетиями – весь упорный труд на благо общества, развития промышленности, банковского дела, коммерции, туризма – развалится в самые короткие сроки. За подачками Всемирного банка уже стоит целая очередь из таких вот разрушенных стран, готовых отдаться в финансовую кабалу: Ямайка, Уганда, Гана, Никарагуа – далеко не все они убедили Всемирный банк в том, что ему выгодно давать им ссуды. Но они хотя бы располагают землей для плантаций или какими‑то ископаемыми для добычи, или реками для устройства плотин и электростанций. Сингапур не имеет ничего, кроме удачного расположения и своего народа, способного удесятерить удачу благодаря искусной организации, менеджменту, квалификации и, самое главное – блестящим умам. Но однажды приведенная в хаос, снова эта система не возродится.

1982 год

 

* * *

 

Ни одна речь, даже написанная самым талантливым спичрайтером, не сравнится по произведенному эффекту с убедительными словами министра, глубоко задетого проблемой, для которой он сам долго и мучительно искал решение. В некоторых устоявшихся государствах чиновники привычно передоверяют свои речи обученному персоналу. Но всякий раз, когда такие чиновники попадают на саммит, в кругу равных их неадекватность неприятно режет глаз.

1982 год

 

* * *

 

Великие лидеры отражают великие качества своей нации.

1985 год

 

* * *

 

Мы постоянно выдвигали наших молодых лидеров на ведущие места. Успев набраться опыта и уверенности, они становятся самыми успешными руководителями. И это одна из сильных сторон сингапурского общества – отсутствие классового деления.

Оно порождено нашей историей, связанной с массовой иммиграцией. Все здесь начинали с самого низа, причем удачливые иммигранты привыкли помогать своим менее успешным собратьям.

1986 год

 

* * *

 

Политический лидер создает себе имя, во‑первых, умением распорядиться доверенной ему властью в интересах народа, во‑вторых, тем, как он формирует преемственность, чтобы правительство в будущем так же заботилось об интересах народа, в‑третьих, способностью с честью сложить с себя полномочия и уступить место другому.

1988 год

 

* * *

 

Безусловно, стране необходима хорошая администрация, но позвольте добавить, что развивающейся стране не обойтись и без сильного политического лидера. Это буквально вопрос жизни и смерти. Лишь развитая страна может позволить себе такую роскошь, как безответственное неумелое руководство, – она при этом не развалится.

1989 год

 

* * *

 

Руководителю министерства или департамента в развивающейся стране надлежит не просто внимательно выслушивать все аргументы за и против. В конце концов он должен уметь сказать: «Послушайте, а это будет работать в наших условиях? Неважно, как это функционирует в Англии или в Австралии, или в Новой Зеландии, – мы с вами живем в Сингапуре. Будет ли это работать на нас?» И только лидер, тонко чувствующий политическую ситуацию и настроения нации, способен принять верное решение.

1989 год

 

* * *

 

Хорошее правительство всегда ставит на первое место национальные интересы, несмотря на теории и идеологию. Потому что хорошее правительство – это прежде всего практичное правительство.

1993 год

 

* * *

 

До тех пор пока лидеры блюдут интересы народа, народ будет подчиняться лидерам.

1994 год

 

* * *

 

Уже пять лет как я ушел в отставку. [...] И меня удовлетворяет то, что я вижу. Правительство по‑прежнему у власти, и хотя я не руковожу им, оно отлично справляется. Правда, я не полностью лишился прежнего влияния. Я участвую в работе кабинета и встречаюсь с министрами. И то, что я оставил в Сингапуре отличное правительство, – предмет моей особой гордости.

1995 год

 

* * *

 

Я собрал группу образованных людей с чувством долга перед нацией, с пониманием общей цели и постарался внедрить их в профсоюзы так, чтобы они могли отстаивать интересы своих сотрудников. Если вы целенаправленно будете выдвигать в лидеры профсоюзов только людей из низов, начинавших как синие воротнички, вы получите совершенно неадекватное руководство, от которого профсоюзам не будет никакой пользы.

1995 год

 

* * *

 

Для меня самыми заметными личностями ХХ века являются Черчилль, де Голль, Мао, Дэн (Сяопин). Они изменили мир. Это были гиганты с великими идеями. С меньшей уверенностью я добавил бы к ним Рузвельта, потому что он прогнулся под Сталина. Сталин не был великим человеком, но творил великое зло, хотя и построил великий Советский Союз (разрушенный Горбачевым). В мире было бы гораздо меньше зла, если бы Черчиллю удалось пересилить влияние Сталина.

1996 год

 

* * *

 

Политический лидер должен быть способен убедить нацию пойти на болезненные и трудные шаги, если он уверен, что это принесет пользу стране.

1996 год

 

* * *

 

Поразительно, что западные лидеры мирового уровня обходятся без особого обучения или квалификации. Многие побеждают на выборах только благодаря умению красиво говорить и телегеничной внешности. Результаты становятся плачевными для избирателей.

1996 год

 

* * *

 

Ни одна армия, даже самая отважная, не выиграет войну, если ей управляют слабые генералы.

1998 год

 

* * *

 

Хорошее правительство досталось Сингапуру не по прихоти природы. Оно появилось в результате длительного и тяжелого процесса отбора и тщательной проверки. Наконец я понял, как это делают в Америке большие международные корпорации, – при отборе кандидатов и повышении сотрудников они опираются на советы психологов и психиатров. Эти специалисты помогают лучше оценить характер и способности каждого. Мы собрали в команду лучших из лучших. Вот почему у нас нет ни одной посторонней группы, которая могла бы достойно соперничать с нашим правительством.

2000 год

 

* * *

 

В 1959 году мы начинали с кабинета из десяти министров. Только двое из нас родились и выросли в Сингапуре, остальные же восемь происходят из Малайи, Цейлона, Южного Китая и других стран. Вот какая широкая география у наших талантов! Теперь нам приходится вводить ограничения – в политике мы должны ограничиваться гражданами Сингапура, – и я стал выбирать министров из немногочисленной группы сингапурцев, обладающих большими способностями. А как вы думаете, где проще поймать крупного тунца – в открытом море или в небольшой лагуне?

2003 год

 

О коррупции

 

Если власть государства, которым мы управляем, будет использована не чтобы улучшить жизнь большинства, а чтобы набить карманы меньшинства из властной иерархии, то нам придется плохо.

1957 год

 

* * *

 

Чтобы различать хорошее и плохое, добро и зло, нам не нужны адвокаты. Эти понятия заложены в каждом из нас.

1967 год

 

* * *

 

Сингапур развивается, он полон жизни и энергии благодаря работе административной машины. Здесь нет радикалов. Не приходится кого‑то подавлять, чтобы машина работала. И так должно быть впредь. С этой целью я исправил бы закон. Вот мое предложение: если какой‑то чиновник располагает имуществом, происхождение которого трудно объяснить, и есть доказательства коррупции, он лишается всей собственности.

1967 год

 

* * *

 

Очень грустно наблюдать за тем, как часто национальные герои пускают на самотек свою страну и она медленно, но верно погружается в пучину деградации и разрухи. Когда откаты и взятки становятся обычным делом, вся страна скатывается по пути саморазрушения. И если подобное случится в Сингапуре, нас не ждет ничего хорошего. Ведь мы не располагаем такой сельскохозяйственной базой, чтобы можно было просто бросить семена, а уж земля, солнце и влага сами бы вырастили урожай риса, пшеницы или фруктов для поддержания нашей жизни.

1968 год

 

* * *

 

Слишком большой разрыв между зарплатой министра и тем, что министр с его деловым опытом и профессиональными качествами может заработать на стороне, чрезвычайно затрудняет формирование успешного кабинета. Правда, никакое жалованье, даже самое щедрое, не обеспечит исключительной честности и отдачи, с которой министр должен выполнять свои обязанности. Однако вред от непреднамеренных ошибок или неверных решений, принятых министром, хотя и велик, все же несравним с тем вредом, который наносят стране взятки и коррупция. Стоит правительству однажды запачкаться в этом, и зараза расползется по всей администрации. Мы покатимся по наклонной в ту пропасть, где уже лежат останки съеденных коррупцией правительств, чьи народы вынуждены были страдать из‑за алчности и продажности лиц, облеченных властью.

1973 год

 

* * *

 

Если руководящие работники получают хорошую зарплату, они заслуживают самого сурового наказания за взятки.

1992 год

 

* * *

 

Законы против коррупции должны быть достаточно суровы, чтобы взяточник потерял гораздо больше, чем приобрел в результате сомнительной сделки. Две‑три крупные рыбы, пойманные на крючок, послужат остальным хорошим примером.

1992 год

 

* * *

 

Когда коррупция проникает во все слои правительственной иерархии, от глав государства до мелких чиновников, проблема особенно усложняется.

Чистку и дезинфекцию необходимо начинать с верхушки, систематически проходя все уровни до самого низа. Это долгая и мучительная работа, с которой справится только очень сильная группа лидеров, чьи честность и моральный авторитет не подвергаются ни малейшему сомнению.

1993 год

 

* * *

 

Коррупция способна разъесть любую систему независимо от философии или идеологии отцов‑основателей, адекватности правительства или географического расположения. Даже коммунистические партии Китая и Вьетнама, во имя высоких идеалов целенаправленно истреблявшие коррупцию и упадничество прошлых режимов, всего через несколько лет пребывания у власти заражались все той же коррупцией. А уж когда они отказались от марксистской идеологии и государственного планирования, чтобы либерализировать экономику и перейти к рынку, откаты, вымогательство и взятки расцвели еще пышнее.

2005 год

 

* * *

 

Поддержание дома в чистоте – своего рода постоянная борьба. До тех пор пока основные лидеры сохраняют честь мундира, любая попытка занести в дом грязь будет пресекаться, а дом очищаться. Единственное, чего не может обеспечить партия «Народное действие», – это такую же чистоту того гипотетического правительства, которое придет ей на смену, если партия проиграет следующие выборы. На случай такого развития событий и возникла необходимость создать специальные конституционные механизмы. Мы приняли конституцию, по которой президента страны выбирают не на парламентских, а на всеобщих выборах, причем президент наделяется правом вето на расходование государственных средств Кабинетом министров. Теперь у президента также появилась возможность отменить решение премьер‑министра, если тот прекращает или задерживает расследование дела о коррупции, связанного с кем‑то из высших эшелонов власти или с ним самим.

2005 год

 

* * *

 

«Денежные политики» генерируют проблемы большинства стран Азии. «Денежный политик» – это человек, который покупает голоса избирателей, чтобы прийти к власти, и в результате получает возможность возместить расходы на выборы и накопить достаточно средств для следующего раунда покупки голосов. В Сингапуре нет «денежных политиков». Профессиональная честность министров и других членов администрации – это основа нашей политической стабильности. В Сингапуре ни один политик не пойдет на сомнительные сделки, а значит, не попадет в силки денежной зависимости.

2008 год

 

О критиках

 

Первым признаком демократического государства – если мы в Малайе придем к демократии – является терпимость правящей партии к критике со стороны других политических партий.

1956 год

 

* * *

 

Очень трудно воспринимать всерьез оппонентов, которые не способны выдержать настоящий удар. Когда человек получает от тебя отпор и не в состоянии оправиться, ты даже можешь показаться себе слишком жестоким.

1957 год

 

* * *

 

Нас всех привлекают живые дебаты. Фактически это азартный поединок остроумия и интеллектов; когда же остроумие отсутствует, хотя бы остается некий спектакль, приятное разнообразие в ежедневной рутине. Но одно я скажу определенно: тот, кто погряз в намеренной лжи и фальши, ведет свою нечистую игру в боксерских перчатках, мы же перчаток не надеваем. В этом зале (парламента Сингапура) лучше не махать кулаками, но если дойдет до этого, мы выйдем наружу и покажем, что умеем за себя постоять и с голыми руками.

1960 год

 

* * *

 

Нам следует отдавать себе отчет в том, что деятели из Социалистического фронта Сингапура, окажись они у власти, вряд ли позволили бы нам, оппозиции, открыто критиковать их так, как позволяет им критиковать себя наше правительство. Более того, я уверен, что ни в одном профсоюзе или общественной организации нам не дадут хотя бы сотую часть тех возможностей, которые мы предоставляем им, разрешая столь открыто выступать перед нацией. Боюсь, что мы совершаем ошибку не тогда, когда ограничиваем демократию и свободу слова, а когда слишком терпимо относимся к людям, которые воспринимают терпение как слабость и пытаются этим воспользоваться.

1963 год

 

* * *

 

И меня, и моих коллег обвиняют и в тупости, и в некомпетентности, и в самоуверенности. Но какими бы ни были наши грехи, к концу первого выборного срока мы привели страну к более здоровому состоянию, чем то, в котором она находилась, когда мы пришли к власти. Последние дни старого правительства нельзя вспоминать без содрогания. [...] О морали и речи не шло. Они думали лишь о том, как им выжить самим.

1963 год

 

* * *

 

Тем, у кого не хватает отваги публично отстаивать свои убеждения, нельзя руководить страной.

1963 год

 

* * *

 

Я готов публично отклонить любые предложения о помощи нашему правительству со стороны представителей Европы или других стран. Ничуть не постесняюсь посоветовать тем, кто желает нам добра, но не является гражданином Сингапура, молча молиться о нашей удаче и процветании. Того же, кто отважится выступить против правительства, ждет много неприятных сюрпризов.

1961 год

 

* * *

 

Далеко не все противники партии «Народное действие» принадлежат к стану коммунистов: есть и реакционеры, и оппортунисты, и даже просто запутавшиеся люди.

1961 год

 

* * *

 

Я не собираюсь выслушивать рассуждения эмигрантов из Азии о том, как нужно править Сингапуром. От их советов один вред. Если бы у них была совесть, они остались бы на родине, чтобы помочь своим согражданам изменить жизнь к лучшему. Однако они предпочли уехать на все готовое и давать нам советы оттуда.

1971 год

 

* * *

 

Почему мы с таким упорством твердим, что эффективный парламент непременно должен иметь в составе хотя бы нескольких оппозиционеров? На то есть несколько причин. И первая подсказана нашим собственным опытом. Когда в декабре 1981 года к нам присоединился депутат от Энсона (Джеяретнам), это пошло на пользу нашим молодым коллегам. Они уже не застали по‑настоящему опасных противников 1950‑х и 1960‑х годов и первое время робели и пасовали перед столь энергичным оппонентом. Но очень скоро им удалось так отточить свое мастерство, что они без труда выигрывали дебаты с представителем Энсона.

1984 год

 

* * *

 

Я не запугиваю своих коллег – ничего подобного. Они не боятся говорить открыто. И никогда за это не страдают. Но если мы оставим без отпора злобные, жестокие нападки, может пострадать вся система.

1988 год

 

* * *

 

Четыре оппозиционера в парламенте обладают достаточной властью, чтобы застопорить любой закон. Если они были искренни в своих предвыборных речах, обвиняя нашу партию в том, что она только берет у народа, то сейчас самое время показать, как они готовы давать и давать. Посмотрим, смогут ли они критиковать нас за то, что будут делать сами. И вскоре увидим, поднимется или снизится уровень нашей жизни.

1992 год

 

* * *

 

Теперь уже никто не усомнится, что если вы ударите премьер‑министра (Го Чок Тонга), он ударит в ответ. И это хорошо. Я рад, что он отвечает на удары. Иначе все кому не лень принялись бы пускать в него стрелы, пока не утыкали бы его, как ежа. Предположим, я был бы другим и мило улыбался бы тем, кто стреляет в меня. Рано или поздно я дождался бы отравленной стрелы – и тоже улыбался бы в ответ?

1995 год

 

О массмедиа

 

Есть немало способов исказить чьи‑то политические взгляды. Мы зависим от порядочности газет, а они очень редко ведут себя порядочно. Им ничего не стоит умолчать о вашем предвыборном выступлении только из нелюбви к вашей партии. Представляя в невыгодном свете выступления членов одной партии, они приукрашивают другие. Или могут объявить, что встречу с этим кандидатом избиратели проигнорировали, хотя там собралась огромная толпа. А когда избиратели действительно не приходят, они попросту не упоминают об этом, потому что симпатизируют кандидату. Есть и множество других способов манипулировать пропагандой.

1957 год

 

* * *

 

Фотограф со своей камерой – гораздо более ценный защитник демократии, чем солдат или полицейский с ружьем.

1962 год

 

* * *

 

Значение имеет лишь то, что мы сделали для своего народа. И чем усерднее они [западная пресса] будут кудахтать над моими родинками и бородавками (таковых у меня действительно много, но я никогда не пытался избавиться от них, чтобы приукрасить свой внешний вид), тем больше они опозорят самих себя. Это произойдет потому, что в нашем мире с огромной скоростью перемещаются не только большие массы людей, но и информация. И люди все чаще полагаются не на то, что могут прочесть в газете или увидеть по телевизору, а на то, чему либо сами стали свидетелями, либо их доверенные, друзья.

До тех пор пока во мне заинтересованы инвесторы – а они для меня гораздо важнее, чем западная пресса, – они будут ориентироваться на то, что им скажут банкиры и послы, живущие в этой стране: стоит ли она того, чтобы в ее технологии вкладывать миллионы и даже миллиарды долларов.

1977 год

 

* * *

 

Одно из выражений, которые не подходят для Сингапура: «Пресса – четвертая власть». В Сингапуре пресса никогда не была четвертой властью – так повелось еще со времен Британской империи. В условиях Сингапура, с его невероятной мешаниной из рас и религий, американская концепция рынка идей снова и снова приводит к бунтам и кровопролитию, а не к гармоничным прорывам.

1988 год

 

* * *

 

Внутренние дебаты в Сингапуре касаются только сингапурцев. Мы разрешаем американским журналистам писать статьи о Сингапуре, чтобы они могли информировать своих сограждан. Мы позволяем им продавать здесь свои газеты, чтобы знать, что читают о нас за границей. Но мы не можем позволить им играть в Сингапуре ту роль, которую они играют в Америке: надсмотрщика, следователя и судьи для администрации. Стоит им это позволить, и общество в Сингапуре не узнает само себя: боюсь, что тот клей, которым склеена наша нация, не выдержит подобного испытания на прочность.

1988 год

 

* * *

 

В славословиях американских массмедиа в адрес Тайваня, Кореи, Филиппин или Таиланда за их приверженностью демократии и свободе прессы так и сквозит культурный снобизм. Эти похвалы пронизаны надменностью и высокомерием – будто «старшая» культура снисходительно гладит по головке «младшую». Та же заносчивость побуждает американские СМИ цепляться к Сингапуру и пытаться «высечь» его за авторитарность, диктатуру, скованное правилами и ограничениями общество. Почему? Да только потому, что мы не приняли с благодарностью их идеи и советы о том, как нам следует править собой. Но у нас хватает ума не пытаться ставить опыты ценой собственной жизни. Их идеи – не более чем теории, притом не оправдавшие себя в Восточной Азии и даже на Филиппинах, где они правили целых 50 лет. До сих пор не заметно, чтобы они помогли Тайваню, Таиланду или Корее. Когда мы увидим лет через пять‑десять, что эти страны действительно стали жить лучше, чем Сингапур, то не постесняемся последовать за ними и перенять их опыт.

1995 год

 

* * *

 

Американская пресса в шоке от того, что я с ними сужусь. Но не подай я на них в суд, мне пришлось бы изменить мои отношения с народом. Ведь американцы продают свои газеты в Сингапуре, обсуждая в них дела Сингапура и влияя на моих избирателей. И если я не вызову их в суд, они не перестанут без конца клеветать на меня. А за ними последуют и сингапурские газеты. Я же им говорю: если вы продаете свою продукцию здесь, то подчиняйтесь нашим законам.

1996 год

 

* * *

 

В развитой Восточной Азии должны быть свои массмедиа, в которых азиатские корреспонденты и комментаторы будут освещать и интерпретировать мировые события с точки зрения Азиатского региона. Это и станет возрождением азиатской культуры, традиций и ценностей.

2000 год

 

* * *

 

Свобода прессы и новостных агентств должна рассматриваться с позиции национальных нужд Сингапура и прежде всего опираться на цели законно избранного правительства.

2000 год

 

* * *

 

В 1997 году мы приняли закон, согласно которому человек или его доверенное лицо не может быть владельцем более трех процентов акций какой‑либо газеты. Я не приемлю западную практику, согласно которой богатые медийные бароны каждый день решают, что будут читать избиратели.

2000 год

 

* * *

 

Почему я так настроен против массмедиа? Да потому, что они без конца пытаются нас очернить, искажают каждое мое слово и вдобавок твердят, будто я коммунист. А ведь они отлично знают, что это не так. Я сказал им после очередной травли перед выборами 1959 года: выиграв выборы, я научу вас правилам хорошего тона.

2006 год

 

О равенстве

 

К строительству социалистической Малайзии мы пойдем мирным законным путем. На нем не будет места эксплуатации человека человеком и независимо от расы, пола или вероисповедания все смогут на равных вносить свой вклад в общее дело.

1955 год

 

* * *

 

Этот год должен принести Малайе независимость. Давайте же удвоим наши усилия для того, чтобы объединить всех женщин всех рас и всех классов в их общей борьбе за общество, равноправными членами которого они станут.

1957 год

 

* * *

 

Они (социальные службы) должны быть готовы обеспечивать равные условия. Система, при которой англоязычный белый босс отдавал предпочтение такому же англоязычному белому и не оказывал никакой поддержки местному жителю, пусть и англоязычному, ушла в прошлое. Отныне наш босс – не министр по делам колоний. Коллективным боссом стали те самые простые трудяги: учителя, клерки, торговцы – народ Сингапура.

1957 год

 

* * *

 

Я верю в социализм, потому что считаю его самым эффективным способом мобилизации человеческих ресурсов. Дайте равные права всем, независимо от происхождения, пола или религии, и вы увидите, на что способен каждый член нации. Дайте человеку отличное образование, чтобы он мог сполна проявить свои таланты, и чем шире вы раскинете сеть, тем больше таких талантов откроете.

1966 год

 

* * *

 

Если мы верим в достоинство человека и в его право быть свободным, если мы ценим человеческую жизнь независимо от цвета кожи и религии, значит, нам следует бороться с фатальным равнодушием, основанном на утверждении, будто и древний дикарь, и современный человек в конце концов остаются не более чем животными, способными лишь отстаивать свои собственные интересы, не считаясь с правами и – хуже всего – жизнью других представителей своей расы. Как социал‑демократы мы отказались от утверждения, будто богатые должны богатеть, а бедные – нищенствовать. Мы боремся с экономической и социальной несправедливостью и предоставляем всем равные права.

1966 год

 

* * *

 

Мы должны проявлять терпение, понимание и уважение друг к другу. Но самое главное – нам надлежит постоянно заботиться о том, чтобы окружающим было за что нас уважать. Вымаливать уважение приходится только слабакам. Когда же вы демонстрируете силу и экономическую независимость и имеете крепко спаянное общество, полное энергии и отваги и вдобавок располагающее самыми современными технологиями, вас по праву признают равным и уважение приходит само собой.

1966 год

 

* * *

 

В любом обществе на тысячу новорожденных приходится сколько‑то почти что гениев, сколько‑то детей средних способностей и сколько‑то слабых. Простите меня, если я слишком увлекаюсь заботами об этих почти что гениях, но я убежден, что именно от них зависит наше будущее. В любом обществе задает тон тот, кто выше среднего. Да, мы стремимся к равноправию. И хотим дать равные возможности каждому. И все же в глубине души мы понимаем, что в мире нет двух человек, совершенно равных по силе, таланту и способностям, упорству и скрытым достоинствам. И я всегда заинтересован в том, чтобы дать лучшее образование тому, кто способен внести реальный вклад в развитие нашей страны.

1966 год

 

* * *

 

Это было политикой правительства: принимать девушек на такую работу, которая не требует физической силы, чтобы они могли выполнять ее не хуже, чем юноши. Большая часть офисной работы, обслуживание в магазинах, ресторанах и отелях, а также мелкий ручной труд должны поручаться девушкам.

1975 год

 

* * *

 

Избыток «инь», то есть равенства, приводит к снижению производительности труда и добросовестности рабочих. Дэн Сяопин[12] называл это «синдромом полного котелка»: когда каждый рабочий гарантированно получает свой котелок с рисом. Уравниловка не позволяет никого уволить за плохую работу, и всем выплачивается одинаковая зарплата. А значит, в котелке с каждым разом остается все меньше риса – никому не хочется трудиться за других. [...] В то же время избыток «ян», то есть мужского соперничества, побуждает каждого заботиться прежде всего о себе – и подрывает национальную солидарность.

1991 год

 

* * *

 

Опыт Сингапура показывает, что женщины, получив равное с мужчинами образование и право на труд, уже не видят смысла обзаводиться многочисленной семьей, поскольку это понизило бы их уровень жизни и положение в обществе и обрекло бы на монотонное непроизводительное существование.

1993 год

 

* * *

 

С самого начала мы стремились построить более справедливое и равноправное общество. Мы понимали, что абсолютное равенство в принципе недостижимо. Люди рождаются с разными способностями. И еще они всегда готовы соперничать. Коммунистические системы в Советском Союзе и Китае потерпели крах из‑за попыток уравнять всем зарплату. В результате никто не трудился в полную силу, хотя все желали получать если не больше, то хотя бы не меньше остальных. Социалистическая уравниловка успела нанести вред даже экономике Великобритании и Евросоюза, где работники тоже захотели работать меньше, а получать больше.

2006 год

 

Об иммиграции и эмиграции

 

В погоне за дешевой рабочей силой они (Великобритания) допустили неконтролируемую иммиграцию и не позаботились ни о плане, ни о политике, ни о мерах защиты для самих себя. Я критикую не иммиграцию, а правительство, совершенно равнодушное к своему народу, обреченному на ассимиляцию с пришельцами, лишенными возможности получить хоть какое‑то образование. И теперь, с подъемом и развитием тех стран, откуда прибыли иммигранты, мы видим рост шовинистических настроений практически во всех этнических группах. Однако нам следует не упустить этот важный момент и потребовать от своих иммигрантов безусловной лояльности к приютившей их стране.

1957 год

 

* * *

 

Наше развитие не должно буксовать из‑за нехватки квалифицированных кадров. Для этого мы создаем свою систему образования и воспитываем собственных специалистов. А тем временем никто не мешает нам приглашать специалистов из‑за границы, привлекая их возможностью хорошего заработка на волне промышленного роста. Сейчас уже понятно, что из Гонконга к нам никто не собирается, потому что мы намеревались попросить иностранцев уехать через пять лет, когда наша промышленность будет построена, а специалисты получат дипломы. Значит, чтобы привлечь рабочих из Гонконга или из любого другого места, нам следует гарантировать им возможность остаться здесь на постоянное жительство – при условии, что эти пять лет они отработают максимально эффективно.

1970 год

 

* * *

 

Пора оживить трудовую активность наших квалифицированных рабочих. Пусть трудолюбивые иностранцы станут шпорами в боках сингапурцев. Благодаря либеральной иммиграционной политике для добросовестных и квалифицированных рабочих с предоставлением им права на жительство и впоследствии гражданства мы заставим сингапурцев работать не за страх, а за совесть.

1980 год

 

* * *

 

Учителей‑сингапурцев не устраивает их заработная плата – низкая в сравнении с той, какую получают настоящие учителя‑англичане. Ну что ж, это неизбежно. Мы вынуждены платить больше, чтобы привлечь сюда иностранцев: обычная рыночная цена и надбавка от Сингапура. Я и сам часто встречаю сотрудников банков – национальных и международных, нанятых правительством по контракту и получающих больше меня. Но я научился не воспринимать это как обиду.

1980 год

 

* * *

 

Если Сингапур пострадает от утечки мозгов и наши лучшие интеллектуалы рассеются за границей из‑за популистских попыток уравнять самых способных и талантливых с остальной массой менее образованных, менее способных и меньше получающих, Сингапуру придет конец. Причем пострадает в первую очередь та самая масса и их семьи, которым не позволят иммигрировать в богатые и развитые англоязычные страны. Сингапурцы должны стать теми колоннами, на которые мы сможем положить балки и стропила иностранных талантов, чтобы поднять свой уровень жизни.

1982 год

 

* * *

 

Пока мы не вольем по каплям патриотизм и самоуважение в души нашей талантливой молодежи, пока не внушим ей чувство солидарности с остальными согражданами, с нас будут снимать интеллектуальные сливки и нация станет жидкой, как снятое молоко. Мы должны добиться того, чтобы сингапурцы гордились своим происхождением и не позволяли помыкать собой и эксплуатировать себя, как вассалы в средневековом государстве. Политика оплаты труда квалифицированных талантливых рабочих по заниженным среднерыночным ценам неизбежно приводит к утечке мозгов, как это было в Англии.

1982 год

 

* * *

 

Невозможно закрывать глаза на то, что профессиональные качества министров или их секретарей, или членов парламента, или высших должностных лиц останутся на самом низком уровне, если мы не организуем приток талантов из‑за границы. Без должного количества талантов Сингапур никогда не достигнет расцвета. До сих пор он походил на американский космический шаттл, которому требуются две ракеты, чтобы подняться в космос. Мы уже построили очень мощную ракету – Сингапур. Однако для запуска нужна еще одна, собранная здесь, но из импортных деталей. И мы обязаны продолжить сборку этой второй ракеты.

1982 год

 

* * *

 

Сингапурцам следует осознать и принять как должное тот факт, что нам необходимы талантливые иммигранты. Ведь Сингапуру приходится соперничать с богатыми развитыми странами, уже многие века привлекающими такие таланты. Мы должны убедить этих людей в том, что здесь их ждут и им будут рады, что они могут проявить здесь свои лучшие качества и остаться навсегда. [...] Они способны дать Сингапуру такой мощный толчок к процветанию, какого мы никогда не увидим от местных гениев.

1982 год

 

* * *

 

Нам нужно стать крупнейшим бизнес‑центром для бизнесменов из стран АСЕАН и ведущих компаний АСЕАН, например из Гонконга. Мы должны заставить их почувствовать себя здесь как дома. Те из вас, кто побывал в Гонконге, наверняка видели огромные небоскребы с логотипами известных компаний Таиланда, Индонезии, Филиппин, Малайзии и Сингапура, связанных не только с авиацией. Нам необходимо стать космополитическим азиатским центром для людей со всего света: американцев, европейцев, арабов и азиатов. Мы обязаны убедить этих тайваньских, китайских, корейских и японских бизнесменов в том, что им рады в Сингапуре, что им будет выгодно разместить у нас свои несметные капиталы. И тогда, в случае любого подозрительного движения этих капиталов, мы успеем первыми уловить, что «носится» в воздухе.

1997 год

 

* * *

 

Чем больше талантов любого уровня мы привлечем в Сингапур, позволив им сделать для нас то, что еще не сделали сами, тем заметнее будет наш рост.

2003 год

 

* * *

 

Лицам с видом на жительство и нашим новым гражданам я говорю искренне: мы вам рады. Сколько времени потребуется на то, чтобы интегрировать их в наше общество и сделать похожими на нас? Это зависит от нас, тех, кто здесь родился и вырос, и равным образом от их доброй воли и желания стать частью нашего общества.

2009 год

 

* * *

 

Если у нас не будет образованных коренных малайцев, китайцев, индийцев и людей из других регионов, нашу экономику ждет спад. Наша трудовая энергия иссякнет. В Азии коэффициент фертильности (воспроизводства) японцев равен 1,37. Их популяция стареет и вымирает: к 2055 году от 120 миллионов останется всего 99. Они традиционно отказываются принимать иммигрантов, отчего их экономика слабеет и теряет в росте. Без иммиграции вся тяжесть старения нации ложится на трудоспособную молодежь. Но мы заинтересованы в иммигрантах, которые могут интегрироваться в наше общество, не нарушая расовое равновесие.

2009 год

 

* * *

 

Экономика нуждается в иностранных рабочих, чтобы развиваться еще стремительнее в годы бума и смягчать удар в случае кризиса. В этом году среди потерявших работу было больше иностранцев, чем местных. Точнее среди горожан (граждан и иммигрантов) примерно половина даже улучшила свое положение, несмотря на общее сокращение рабочих мест на шесть с половиной процентов. А если бы не иностранные рабочие, работу потеряли бы гораздо больше сингапурцев.

2009 год

 

* * *

 

Правительство понимает тревоги граждан, связанные с наплывом иммигрантов и иностранной рабочей силы. Мы принимаем меры для регулирования этого потока и увеличения разницы между гражданами и негражданами. Однако и гражданам следует понимать, что с уменьшением популяции Сингапур нуждается в большем числе образованных иммигрантов, особенно тех, кто получил квалификацию в США или Европе. Большинство иммигрантов последней волны и наших граждан являются специалистами по финансам, IT и научным исследованиям. Они приносят новые технологии, укрепляют всемирные связи и активно стремятся улучшить жизнь для своих близких. Они делают нас более динамичными и конкурентоспособными.

2010 год

 

* * *

 

Некоторые сингапурцы нервничают при виде большого числа иностранцев в метро и автобусах. Пожалуйста, помните, что нам требуется 900 000 рабочих с разрешением на работу на два года. Они трудятся на стройках и других тяжелых производствах – там, куда не идут сами сингапурцы. Их двухгодичное разрешение может продлеваться сколько угодно. Но они не останутся здесь навсегда.

2011 год

 

О языке

 

Мудрые родители вообще не позволят своим детям говорить на каком‑то местном диалекте. Каким бы умным ни был ребенок, он все равно имеет свои пределы усвоения знаний. Наша память не безгранична: будь то слова, или факты, или цифры.

1955 год

 

* * *

 

Куда мы движемся? Примет ли Малайя единый язык, обязательный для всех ее частей? Или это будет Малайя, в которой процветает много языков, с объединяющим ее единым лингва франка[13] или национальным языком, принятым решением правительства? Думаю, нам пора всерьез заняться этим вопросом.

1955 год

 

* * *

 

Глупо не признавать, что язык и культура гораздо эффективнее воздействуют на людей, чем политика и идеология.

1957 год

 

* * *

 

Крайне важно, чтобы проблемы языка и образования решались при добровольном участии родителей, а не по распоряжению правительства. И это наш долг – показать верный путь к национальному единству, обеспечив равные права для развития всех родных языков с одновременным обучением и использованием единого национального языка (малайского). И пусть уже отцы и матери сами принимают решение, как и на каком языке будут учиться их дети.

1961 год

 

* * *

 

Я никогда не понимал и не принимал людей, которые заявляют: «Ну послушай, если я выучу малайский, то мои сын или дочь вырастут не настоящими китайцами или индийцами!» Я всегда считал это глупостью. Ведь маори, говорящий на английском, не становится из‑за этого в меньшей степени маори. Он тот, кто он есть, и этого у него не отнимешь. Поэтому мы ничего не потеряем, если постараемся найти для всех общий язык. А через него обязательно станем единой нацией с единой культурой, которая создаст общую историю через общий опыт.

1965 год

 

* * *

 

Еще студентом я усвоил, что каждое слово имеет три значения: то, которое в него вкладывает говорящий, то, как его услышали люди, и то, как понял его я.

1967 год

 

* * *

 

Идите в английские школы и учите английский. Но при этом не забывайте, что вы не англичане. Английский – язык, который мы учим и которым пользуемся. Но мы должны сохранять ту часть себя, которая связывает нас с нашей историей, с нашей культурой, с нашей цивилизацией, с тем, откуда мы явились на свет. И эта часть, наше прошлое, поможет нам общими усилиями создать достойное будущее для нации, рожденной самыми древними культурами и цивилизациями.

1967 год

 

* * *

 

Если вы читаете и думаете по‑английски и понимаете только английский, значит, вы заведомо ухудшаете свое положение – ведь вы не будете знать, что творится в большей части Сингапура. Если вы верите, будто газеты Straits Times и New Nation – это все, что можно прочесть о Сингапуре, значит, вы живете в мире грез и иллюзий.

1976 год

 

* * *

 

Разница между мной и моими детьми состоит в том, что на мандаринском диалекте моя речь звучит как старое радио. Помните эти ламповые приемники и телевизоры? А разницу между транзисторными и ламповыми приемниками знаете? Ламповый приемник должен был прогреваться несколько минут, чтобы начать работать. Потом требовалось отрегулировать звук и далее приниматься за настройку, все время переключая диапазоны волн и контролируя напряжение в сети. Дети же мои начинают трещать, как только нажимаешь на кнопку.

1977 год

 

* * *

 

Если вы потеряете китайское образование и сохраните только английское, вы утратите внутренний драйв, уверенность в себе. Вот почему это неправильно. Однако есть и другая опасность: если вы получили китайское образование и знаете всего один язык, вы будете располагать только коммунистическими литературными источниками.

1977 год

 

* * *

 

Нам никогда не удастся окончательно и полностью решить все проблемы, связанные с двуязычием и двумя культурами нашего общества. И между языками, и между культурами все равно будет продолжаться подспудное соперничество за превосходство. Однако наши условия таковы, что разумнее всего будет принять английский как рабочий язык для всего общества. Естественно, что помимо языка нам захочется лучше узнать культуру, философию и систему ценностей англоязычной части мира. Тем важнее в достаточной степени владеть родным языком – чтобы разбираться в своих традициях и взглядах на жизнь.

1978 год

 

* * *

 

На мой взгляд, шовинист или фанатик чаще всего получается из одноязычного человека. Неудивительно, ведь он смотрит на мир одним глазом. Ему недоступно бинокулярное зрение – а с ним и глубина окружающего мира со всем богатством человеческого опыта и знаний, заключенных в прекрасных словах живых, элегантных и гибких чужих языков. Он не в состоянии понять иные цивилизации, выражавшие себя на других языках.

1978 год

 

* * *

 

Двуязычный человек видит обе стороны предмета. Двуязычный сингапурец с китайскими корнями знает о глубочайшей мудрости китайской культуры и философии – результате 4000 лет великих взлетов, перемежавшихся годами падений и хаоса, с войнами и иностранными захватчиками, чумой, наводнениями, засухой и голодом. В то же время он понимает, что обусловленный ритуалами традиционный китайский конформистский способ мышления и обучения, созданный специально для того, чтобы обеспечить преемственность и стабильность успешных династий, отвергал новейшие достижения человеческой мысли и тормозил развитие. В результате цивилизация оказалась в застое. Она не сумела обновиться, чтобы отразить напор промышленной Европы.

1978 год

 

* * *

 

Глупо, когда многие из тех, кто ходил в китайскую школу, забывают мандаринский или почти наверняка хок‑кьень[14]. Меня ужасно раздражают репортажи, в которых наши граждане, учившиеся в китайской школе, спотыкаются на каждом слове, перейдя на мандаринский диалект. Это огромная потеря и для них, и для общества. Если бы на предприятиях и в магазинах люди общались на мандаринском, мы могли бы стать лучшей, более сплоченной культурной и образованной нацией.

1978 год

 

* * *

 

Имея среди населения Сингапура 75 процентов китайцев, очень легко использовать китайский контекст, чтобы выиграть выборы с голосами китайцев. Но мы отвергаем подобную практику. И не позволим воспользоваться ею другим. Вместо этого мы работаем над тем, чтобы китайцы стали двуязычными, избрав вторым языком английский.

1987 год

 

* * *

 

Нам нужен общий язык. Мы решим проблему, дав каждому возможность учить два языка: английский и свой родной. Английский не является родным ни для одной из этнических групп – а значит, никому не дает преимущества и никого не ущемляет в правах. Мы не собираемся силком насаждать людям их национальное самосознание. И в то же время мы воздерживаемся от подавления чьей‑то отдельной культуры, языка, религии или национального самосознания.

1993 год

 

* * *

 

Я надеялся, что с годами образовательная политика с преимуществом английского языка снизит натиск китайского на остальные культуры, но этого не случилось. Слишком глубока эмоциональная связь с родным языком – особенно у рабочего класса.

1995 год

 

* * *

 

Поскольку дома мои дети не говорили на мандаринском, я отправил их в китайскую школу, в китайскую языковую среду, которая в силу традиций предполагает насаждение более строгой дисциплины во всем, что касается отношения к старшим, взаимоуважения и развития личности. Китайское образование пошло им на пользу.

1997 год

 

* * *

 

Позвольте мне прояснить все недостатки синглиша[15]. Существует столько же разновидностей английского, сколько стран, где на нем говорят. Несмотря на разные акценты и произношение, жители Англии, США, Канады, Австралии и Новой Зеландии легко понимают друг друга, потому что разговаривают на одном языке, с единым словарным запасом, грамматикой и синтаксисом. Но сингапурцы добавили в свой синглиш китайские и малайские слова и исказили значение многих английских слов. Хуже того, синглиш предполагает китайский способ построения речи. Фактически мы создали свой, новый язык. Так в любой семье может возникнуть собственный язык. Оно бы и хорошо, но только вас никто не поймет за пределами вашей семьи. И мы учим английский для того, чтобы понимать остальной мир и чтобы мир мог понимать нас.

1999 год

 

* * *

 

В чем заключается ответственность правительства? Прежде всего в том, чтобы дать каждому гражданину жизненно необходимый минимум знаний английского языка. Потому что если человек не может выжить, остальное не имеет значения. Однако мы также должны научить его родному языку, который укрепляет самосознание и наполняет общество энергией и волей к жизни.

2004 год

 

* * *

 

В юности я с огромным трудом освоил мандаринский язык. И до сих пор регулярно встречаюсь со своим учителем (другом), чтобы поддерживать язык на должном уровне. Каждый день я как минимум 20 минут слушаю записи с уроками мандаринского языка и 15 минут читаю ZaoBao или другие китайские газеты онлайн. Это сохраняет мой словарный запас.

2004 год

 

* * *

 

Чтобы язык не умер, необходимо как можно чаще на нем говорить и читать. И чем больше вы используете один язык, тем меньше времени и места остается для других. А значит, чем больше языков вы знаете, тем труднее поддерживать их на должном уровне. Я выучил и использую шесть языков: английский, малайский, латинский, японский, мандаринский и хок‑кьень. Замечу к слову, что фонетически диалекты, объединяемые этим названием, различаются порой довольно сильно, вплоть до полного непонимания на слух. Ведущий язык у меня английский. Мой хок‑кьень стал примитивным, зато мандаринский улучшился. Я практически забыл латинский и японский и без специальной подготовки больше не могу свободно изъясняться по‑малайски. Это и есть гибель языка.

2009 год

 

О расах

 

Думаю, что мы, в отличие от колониального правительства, не можем игнорировать основные предпочтения и предрассудки – базовые характеристики нашего общества. Одним из таких базовых фактов является то, что ни одна языковая или расовая группа в этой стране не откажется полностью от своего языка, культуры, от своих традиций ни ради английского, ни ради какой‑то другой англизированной формы малайского языка, культуры или традиций.

1957 год

 

* * *

 

Самая серьезная проблема Малайи – наличие множества общин. В любой общине легче легкого вызвать всплеск эмоций, используя чувство единения ее членов по признаку расы, языка или религии. И политик всегда испытывает искушение использовать эти чувства для победы на выборах. Вот почему нам следует приветствовать провал Дато Онна на выборах в Бату‑Пахате, изначально малайской территории, где он сыграл на общинных чувствах малайцев. И мы должны радоваться победе Инче Барахуддина бин Мохаммеда Ариффа, кандидата‑малайца от партии «Народное действие», на выборах в городской совет в сингапурском районе Кроуфорд. Это произошло в изначально китайском районе изначально китайского города, и наш кандидат добился самого высокого рейтинга, несмотря на активное использование общинных чувств его соперниками‑китайцами.

1958 год

 

* * *

 

Нетрудно предсказать, что если в ближайшие два десятка лет в нашем регионе не сложится толерантное многонациональное общество, здесь возникнет зона непрерывных столкновений, как это случилось на Балканах перед Первой мировой войной.

1965 год

 

* * *

 

Самая сложная проблема – создать ситуацию, где малочисленность (этническая, языковая или религиозная) перестанет означать малозначимость, где обладание равными правами для равных граждан будет восприниматься как нечто само собой разумеющееся для общества. И более того, где доминирующие по численности группы сами начнут ощущать себя равными в правах малочисленным группам.

1966 год

 

* * *

 

Я часто вспоминаю своих знакомых по школе и колледжу, которые, на мой взгляд, как‑то слишком уж быстро избавились от своего культурного прошлого. У меня был приятель – сикх. Он буквально отринул свою прежнюю жизнь: сбрил бороду, выкинул тюрбан, сделал модную стрижку. Казалось бы, что тут плохого? Но что‑то с ним произошло, и очень скоро он стал совершать одну глупость за другой – как будто потерял якорь. Вы ведь понимаете, как трудно кораблю удержаться без якоря в гавани во время шторма. И я не хочу, чтобы вы потеряли свои якоря. Но в то же время мы должны, хоть и медленно, искать общие точки для создания новых якорей – пусть даже на это уйдут века.

1967 год

 

* * *

 

Независимо от расы или религии мы зарабатываем на том, что производим, а не на религии или расе. Развитие экономики, подъем производительности, увеличение отдачи – все это имеет смысл лишь при честной игре и честном распределении прибыли, чтобы у каждого из нас был стимул для максимального участия в общей борьбе за выживание и развитие.

1969 год

 

* * *

 

Расистские теории о превосходстве белых могут быть разгромлены только демонстрацией того, что белые вовсе не превосходят всех остальных.

1971 год

 

* * *

 

Необходимо постоянно напоминать нашей молодежи о том, что в 1954 году, когда мы начинали, и в 1959 году, когда впервые сформировали правительство, у нас не было даже зачатков нации. Отсутствовали все ее атрибуты и в первую очередь одинаковое этническое происхождение. У нас не было этнического единства в прошлом, и никогда не сложится этнически гомогенное общество в будущем. Мы представляли собой разрозненное сообщество из групп хок‑кьеньцев, кантонцев, хакка, квантунцев, хайнаньцев. Китайская коммерческая палата и сегодня еще разделяется по этому признаку. То же мы видим и у малайцев: выходцев с Пулау‑Убин, Явы или минангкабау. Они по‑прежнему объединяются в сообщества по этническому признаку. У нас нет общего языка. Мы не в состоянии объясниться друг с другом. У нас нет единого исторического опыта, переживание которого создает единую культуру.

1980 год

 

* * *

 

Традиционалисты и религиозные фанатики разжигают расовые или религиозные страсти, увлекая за собой недалеких людей. Но мы не можем позволить нашим малочисленным расам подвергаться унижению и испытывать ненависть к этническому большинству или силой насаждать какую‑то одну религию, или допускать открытое противостояние с другими религиями. Наша история и так полна подобных вспышек.

1987 год

 

* * *

 

Должно смениться еще одно‑два поколения, прежде чем наше национальное единство окрепнет и мы сможем выстоять против расового или религиозного давления. Единство нации не готовится в скороварке.

1987 год

 

* * *

 

В прошлом году некоторые интеллектуалы с английским образованием предположили, что нам необходимо окончательно смешаться и стереть наши этнические, лингвистические и культурные различия, – якобы это ускорит построение единой нации. Я уверен, что это нереалистичный и непрактичный план. Люди станут сопротивляться такой политике, и по ходу сопротивления межэтнические различия только усилятся. [...] Китайцам следует держаться привычных ценностей конфуцианства, даосизма, китайского фольклора, малайцам – малайских традиций и ислама, индусам – их собственных традиций и индуизма. Попробуйте смешать в блендере все эти независимые культуры – и вы получите тошнотворный коктейль.

1991 год

 

* * *

 

Становясь вторым или третьим поколением, выросшим вдали от Китая, мы начинаем пускать корни в земле, на которой родились. Наша опора находится в той стране, где мы живем, а не в Китае, откуда пришли наши предки. Китайцы, живущие в Таиланде, становятся таиландцами и в итоге желают, чтобы Таиланд развивался, а вместе с тем росли и их доходы. Это же относится к китайцам Сингапура, Индонезии, Малайзии и Филиппин. Они могут вкладывать деньги и постоянно навещать Китай, но не многие из них хотят сделать его своим домом.

1993 год

 

* * *

 

Каждая этническая группа, проживающая здесь, обладает собственной наследственной памятью. Китайцы помнят императора и магистраты, представлявшие его власть. В наши дни большинство китайцев в Сингапуре неохотно участвуют в деятельности политических партий. Это не свойственно их культуре. Им вполне достаточно хорошего организатора, который умело управлял бы их жизнью и обеспечивал всем необходимым. И если предложить им встать и проголосовать открыто, они откажутся, предпочитая тайное голосование. А вот другие люди нисколько не чуждаются открытых выступлений. Взять хотя бы индийцев – у них совершенно другая традиция: они любят обмен мнениями и споры. Поэтому большинство в оппозиции и составляют индийцы.

1995 год

 

* * *

 

Мы достигли значительного прогресса, когда научили людей разных рас жить рядом, ходить в одну школу и обслуживаться в одних и тех же учреждениях. Теперь наша цель – новый уровень социализации как в личной, так и в общественной жизни. Дальнейший прогресс главным образом будет зависеть от того, насколько комфортно почувствуют себя молодые люди в обществе друг друга. Чем лучше они социализируются, тем крепче образуются связи внутри новой нации. Это нелегко, но необходимо.

1999 год

 

* * *

 

В настоящее время ни один премьер‑министр, будь он китайцем, малайцем или индийцем, не может придерживаться национальной линии, потому что должен обслуживать многонациональную страну. А политика, построенная на расовой основе, непременно разорвет наше общество, и разные партии примутся искать выгоду для своих соплеменников.

2001 год

 

* * *

 

В Сингапуре большая часть населения – китайцы. Но человек, присоединившийся к нам как гражданин, независимо от расы получает равные права и равные возможности. Благодаря этому нам и удалось организовать приток образованных и квалифицированных специалистов из Китая, Индии, Европы и других стран. Пока Сингапур остается открытым космополитическим сообществом, радушно принимающим таланты, мы будем расти и процветать.

2004 год

 

* * *

 

Сингапур – многонациональная меритократия[16]. Наши соседи организовали свои общества на основе превосходства туземного населения: бумипутра в Малайзии и яванцев в Индонезии. Хотя наши соседи признали нас как суверенное и независимое государство, они по‑прежнему смотрят на нас с подозрением – так же они относятся к своим внутренним национальным меньшинствам. Вряд ли это правильный путь.

2009 год

 

О религии

 

Все главные мировые религии во главу угла ставят всеобщее братство независимо от расы, языка и культуры. В мире, который становится все меньше из‑за покорения человеком неба и космоса, развития коммуникаций и путешествий, ни одна религия или идеология не может игнорировать разницу в общественной морали, традициях и привычках, как и различные исторические пути каждого народа.

1968 год

 

* * *

 

Несмотря на различия между религиями, наше правительство больше симпатизирует человеку верующему, чем тому, кто ни во что не верит. Лично я скорее выкажу расположение мусульманину, чем убежденному атеисту. Именно из‑за распространения атеизма Запад сейчас переживает такие тяжелые времена.

1977 год

 

* * *

 

Отличительная черта индийской религии и культуры – это терпимость к другим религиям и культурам. В Сингапуре можно встретить все крупные мировые религии. Ценности и традиции христианского милосердия, исламского братства, конфуцианской этики и буддийского поиска просветления – все это части сингапурской духовной жизни. Известно, что добродетель воспитывается любой религией. И пока мы будем провозглашать, подкрепляя практикой, терпимость, гармонию и свободу для всех религий, мы будем жить в мире с собой и двигаться вперед.

1978 год

 

* * *

 

Соблюдение поста в месяц Рамадан требует от мусульман дисциплины и силы воли. Это хороший пример того, как мы можем поучиться друг у друга через разные религиозные практики. Мы должны с достоинством воспринимать духовную жизнь друг друга.

1980 год

 

* * *

 

Необходимо использовать наш прогресс в экономике для развития моральных, этических и эстетических сторон нашей жизни. И исповедуемые нами религии играют важную роль в нашем моральном и духовном развитии. Не зря мы ввели преподавание основ религиоведения во всех школах с 1984 года. Правительство совершенно нейтрально относится к различным религиям – сингапурцы могут решать сами за себя.

1987 год

 

* * *

 

Религия не может стать силой, укрепляющей национальное единство. Напротив, отделение церкви от государства совершенно необходимо для воцарения межрелигиозной гармонии в нашем сообществе с его множеством религий.

1990 год

 

* * *

 

Следует четко объявить, что война с терроризмом – это не война с исламом. Преобладание в обществе мусульман не означает усиление терроризма или экстремизма. Однако вооруженные террористические банды похитили идеи ислама, сделав их своей движущей силой, извратив и превратив в духовный вирус. И теперь эти вояки расползлись по мусульманскому миру, насаждая свою версию ислама.

2002 год

 

О международных отношениях

 

Первый русский спутник, запущенный в космос в октябре прошлого года, символизировал новую эру в науке и технологиях, в покорении человеком природы. [...] Однако вместо радости и ликования он принес в одну из частей света ужас и уныние. Американцы из кожи вон лезли, стараясь запустить свой спутник, – их подстегивал страх, что спутники под управлением русских могут использоваться для завоевания или разрушения Америки. Человек сумел покорить космос, но так и не справился со своими первобытными инстинктами и эмоциями, которые требовались ему в каменном веке, но мешают в веке космическом.

1958 год

 

* * *

 

Никакие соседи, особенно из меньших стран, не вправе указывать народу, как ему следует поступать со своими лидерами.

1963 год

 

* * *

 

У человека нет права эксплуатировать другого человека, а значит, и у богатых народов нет права эксплуатировать бедных. Это несправедливо и тормозит развитие экономики, возвращая нас к отсталым традициям, в соответствии с которыми тот, кто владеет землей или может похвастаться высоким происхождением, мог эксплуатировать не столь везучих соседей. Точно так же ни одна нация или группа наций, располагающая мощной промышленностью, высокими технологиями и научными знаниями, не имеет права эксплуатировать другую группу наций, которая по прихоти истории не получила выгодных условий для развития.

1966 год

 

* * *

 

С какой стати развитые страны должны отчислять два или хотя бы один процент от валового национального продукта на поддержку развивающихся стран, многие из которых откровенно враждебны Западу, зачастую живут при коррумпированном режиме и практически никогда не считают нужным публично поблагодарить за помощь, потому что воспринимают ее как нечто положенное им по праву?

1966 год

 

* * *

 

Мы хотим иметь максимальное число друзей и минимальное число врагов, но привычка воспринимать незнакомца как врага почти наверняка сделает его твоим врагом.

1968 год

 

* * *

 

Произошедшее во Вьетнаме должно стать предупреждением о том, что может случиться в любой части мира, пока сами страны у себя внутри не погасят или хотя бы не ослабят напряженность из‑за национального неравенства и – особенно – из‑за неравенства в благосостоянии и возможностях. Подобное неравенство в итоге разжигает горечь и ненависть до такой степени, что они выплескиваются в бунты и революции.

1975 год

 

* * *

 

В прошлом нам приходилось сосуществовать с лидерами, которые не могут похвастаться рациональностью мышления. Когда Сукарно[17] в 1963 году возглавил «Конфронтацию» против Малайзии (включая Сингапур), мы попали в зависимость от Англии, нуждаясь в ее защите. «Конфронтация» прекратила свою деятельность в 1966 году исключительно потому, что президентом вместо Сукарно стал более рациональный лидер.

1987 год

 

* * *

 

Фотографии со спутников, которыми теперь украшают гостиные, напоминают нам о том, в каком неспокойном мире мы живем. Между богатыми и бедными по‑прежнему огромная пропасть. Содружество – одна из немногих систем, позволяющая богатым и бедным странам встречаться и говорить откровенно.

1989 год

 

* * *

 

Чтобы обрести влияние, Японии пришлось увеличить свое международное присутствие, расширить кругозор, преодолеть привычную замкнутость, стать более открытой и дружелюбной для иностранцев, особенно для соседей по Азии, которых японская система ценностей до сих пор не считает достойными партнерами. Общество, где вежливая покорность не подкреплена дружелюбием и теплым отношением, вряд ли примут и полюбят.

1991 год

 

* * *

 

Страх ремилитаризации Японии скорее эмоциональный, чем рациональный. Но это факт: он распространяется на многие страны Восточной Азии и не только подкрепляется желанием предотвратить вероятность японского вторжения, но и противодействует более реальной возможности для Японии – принять на себя роль гаранта безопасности в регионе.

1992 год

 

* * *

 

К несчастью, в отличие от немцев, японцы не так открыты и честны в отношении жестокостей и ужасов Второй мировой войны. Избегая говорить на эту тему, они порождают у бывших жертв подозрительность и тревогу: а вдруг Япония не считает свои поступки неправильными и ее настроения не изменились?

1992 год

 

* * *

 

Американцы – великие миссионеры. Им постоянно нужно обращать в свою веру все новых людей.

1992 год

 

* * *

 

Мир поделен на множество наций, но сегодня ни одна нация не избавлена от контактов, взаимопроникновения и взаимодействия с другими. Мы стали интерактивным, взаимозависимым миром. Будь то глобальное потепление, озоновая дыра над Арктикой, ядерный коллапс или водородная бомба, проблемы в нашем мире выходят на международный уровень, и решать их нужно сообща.

1992 год

 

* * *

 

Если администрация президента Рамоса доведет до сознания рядовых филиппинцев, что выборы – это не просто повод для шумного праздника с песнями, плясками и бесплатным угощением, а событие, определяющее их жизнь и то, будут ли у них работа и зарплата, дома, школы и больницы, ситуация в корне изменится. Когда рядовые филиппинцы поймут, что стагнация их страны и безработица – результат игры коррумпированных политиков, всеобщего разгильдяйства и некомпетентности, то сразу начнут поддерживать тех, кто искренне желает обеспечить верховенство закона, установить порядок и дисциплину, снизить завышенные тарифы, квоты и лицензии и прочие разорительные практики монополий, чтобы обратить финансы на создание рабочих мест.

1992 год

 

* * *

 

Отношения меняются. Спутниковое телевидение все сильнее затрудняет любому правительству возможность скрыть свои преступления против народа. По международным соглашениям все, что правительство проделывает с собственным народом, является внутренним делом государства и не касается правительств других стран. Выполнять это соглашение тем труднее, чем больше людей по всему миру могут увидеть и осудить чью‑то жестокость и загореться желанием что‑то предпринять, чтобы ее остановить. Однако западные страны част&#