Новинки
 
Ближайшие планы
 
Архив
 
Книжная полка
Русская проза
Зарубежная проза
ГУЛаг и диссиденты
КГБ
Публицистика
Серебряный век
Воспоминания
Биографии и ЖЗЛ
Литературоведение
Люди искусства
Поэзия
Сатира и юмор
Драматургия
Подарочные издания
Для детей
XIX век
Новые имена
 
Статьи
По литературе
ГУЛаг
Эхо войны
Гражданская война
КГБ, ФСБ, Разведка
Разное
 
Периодика
 
Другая литература
 
 
Полезные проекты
 
Наши коллеги
 
О нас
 
 
Рассылка новостей
 
Обратная связь
 
Гостевая книга
 
Форум
 
 
Полезные программы
 
Вопросы и ответы

Поиск в нашей Библиотеке и на сервере imwerden.de

Сделать стартовой
Добавить в избранное


     

    ЖУРНАЛ "ВРЕМЯ И МЫ"
    (№11, 1976)

     

     

    Журнал литературы и общественных проблем "Время и мы, №11" (сентябрь 1976; PDF 1,8 mb) — прислал Давид Титиевский

    Содержание:

    ПРОЗА

    Марек Хласко
    "Обращенный в Яффо" ... 3

    Лев Меламид
    "Сладкая жизнь Никиты Хряща" ... 50

    ПОЭЗИЯ

    Лия Владимирова
    "Баллады о временах года" ... 78
    Из новых переводов ... 84

    ПУБЛИЦИСТИКА

    Михаил Ледер
    "Афера, или дело, которое тянется 22 года" ... 90

    ФИЛОСОФИЯ И РЕЛИГИЯ

    Зеев Кац
    "Вера для неверующих" ... 136

    КРИТИКА

    Наталия Рубинштейн
    "Жить во лжи" ... 149

    ИЗ ПРОШЛОГО

    Д. Байкальский
    "Кашкетинские расстрелы" ... 164

    НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

    Стефан Цвейг
    "Не внешняя мишура, но внутреннее воспитание" ... 193

    Макс Брод
    "Любовь на расстоянии" ... 196

    Шарль Раппопорт
    "Еврейский абсентеизм и "аристократы духа" ... 203

    Давид Гофштейн
    "Трепещущая боль немая..." ... 208

    Коротко об авторах ... 218

    Digest of the 11th issue of "VREMIA I MI" ("Time and We") ... 219

    ФРАГМЕНТ ИЗ ДОКУМЕНТАЛЬНОЙ ПОВЕСТИ Д. БАЙКАЛЬСКОГО

          Нас привели в Усу и загнали в большую, когда-то сшитую из двойного полотнища, а ныне рваную и заплатанную палатку. В два ряда шли двухъярусные сплошные нары из свежих сырых досок. Палатка называлась штрафной, из нее на работу не водили и никуда не выпускали.
          В обоих концах прохода, тянувшегося посреди палатки во всю ее длину, стояли две печи, сделанные из железных бочек. Их топили днем и ночью, но шапки — мы спали в бушлатах и шапках — примерзали к изголовью. Печки служили и источником света. Чтобы поискать в своей рубашке, ты садился против огня. Можно еще проще — жарить рубашку, поднеся ее поближе к топке. Возникала, правда, опасность сжечь вместе с вшами и рубашку. Уголовники этой опасности не пугались: нет ничего легче, как украсть у контрика другую. Нас было почти поровну — блатных и политических.
          Зачем нас привели сюда? Что происходит в лагере, за этими полотнищами? Что будет с каждым из нас через полчаса?
          Против входа, в десяти шагах от него, стояла вышка. Вылезая по нужде, мы кричали часовому: "По малому!" И он отвечал: "Делай". Но удаляться за угол палатки не разрешалось, чтобы часовой не потерял тебя из виду. Благодетельный север все замораживал и накрывал белой простыней.
          Коротких дневных сумерек еле хватало, чтобы раздать нам еду. Раздавали раз в день, в те полчаса, когда на дворе брезжило — тут же у входа, рядом с кучей. Еду приносили на фанерных листах. На одном — склизкие куски отваренной в кипятке соленой трески, на другом — пайки хлеба, по четыреста граммов. Брать за товарища не разрешали — а вдруг он умер? Перед раздатчиком стояла живая очередь полуживых людей.
          Нас считали по головам и совали еду в руку. Замерзшие, мы бегом возвращались в палатку. Иные ели в темноте, а иные (интеллигенты!) зажигали от печки лучину, отодранную от нар. Мыть лицо приходилось не слишком часто, а руки, липкие от трески, мы просто вытирали об одежду. Охотников пройтись по воздуху с санками и бочкой для воды находилось немало, но пускали раз в день по четыре человека. Сзади шел конвоир, он не давал говорить ни с кем из встречных. И мы не знали новостей.
          Внутрь палатки никакое начальство не заходило, и мы имели полное равенство и свободу в выборе занятий. Уголовники знали одно — карты. Ими они обычно занимались ночью, а днем спали. Играли на пайку — случалось, на всю неделю вперед. Играли еще на валенки или пиджак кого-нибудь из соседей-контриков. Проигравший должен был в течение ночи украсть у фраера (как презрительно зовут уголовники всех не своих) проигранную вещь и отдать ее выигравшему. За неуплату карточного долга били железной кочергой. Я видел эту расправу. Все смотрели молча — когда пахан творит суд над нарушителем законов, вмешиваться не положено. Суду нельзя мешать. Если фраер вмешается, надо бить и его. Парнишка уже лежал без движения. Тогда кто-то из наших не выдержал и оторвал доску от своих нар:
          — Ты, сволочь, если сейчас же не прекратишь, убью сразу!
          Тяжело дыша, пахан полез на свои нары. Парня откачали.
          Контрики в карты не играли. Располагая кусочком нар шириною в четверть метра, мы старались жить лежа. У моего соседа, еще недавно бывшего областным прокурором, имелось изорванное одеяло, на которое урки не пожелали играть. Им мы окутывались поверх всего, чем были одеты. Преступный прокурор сиживал и в царской тюрьме — он вступил в партию задолго до Октября. Он знал кучу стихов и пел романсы Вертинского.
          Между мной и задним полотнищем палатки оставалось одно место, но его никто не занимал: в прорехи обледеневшего полотна дуло снегом. Рядом с прокурором лежало несколько товарищей, спаянных глубоко осознанной необходимостью защищать свои мешки, еще не опустевшие, как у старых воркутян. Этих товарищей только что привезли из Армении. Борьба за мешки кончилась победой организованности и воли, воспитанных революционной работой, над анархической атакой уркачей.
          Мы не успели подружиться: армянскую группу всю разом вызвали с вещами. Мы думали — на рудник, мы сами жаждали попасть туда.
          С вещами вызывали часто. Два-три раза в неделю у порога появлялись вохровцы, выкликали людей по списку и уводили. Куда? Мы не знали. А их выкликали на расстрел.

          О расстрелах на кирпичном заводе читайте также и в повести Марии Иоффе «Одна ночь» на сайте музея им. Андрея Сахарова
          http://www.sakharov-museum.ru/asfcd/auth/auth_bookfd26.html?id=84919&aid=240

    Страничка создана 21 апреля 2010.

Rambler's Top100
Дизайн и разработка © Титиевский Виталий, 2005-2010.
MSIECP 800x600, 1024x768