Новинки
 
Ближайшие планы
 
Книжная полка
Русская проза
ГУЛаг и диссиденты
Биографии и ЖЗЛ
Публицистика
Серебряный век
Зарубежная проза
Воспоминания
Литературоведение
Люди искусства
Поэзия
Сатира и юмор
Драматургия
Подарочные издания
Для детей
XIX век
 
Статьи
По литературе
ГУЛаг
Эхо войны
Гражданская война
КГБ, ФСБ, Разведка
Разное
 
Периодика
 
Другая литература
 
 
Полезные проекты
 
Наши коллеги
 
О нас
 
 
Рассылка новостей
 
Обратная связь
 
Гостевая книга
 
Форум
 
 
Полезные программы
 
Вопросы и ответы
 
Предупреждение

Поиск по сайту


Сделать стартовой
Добавить в избранное




 

Белла Ахатовна Ахмадулина

(род. 1937)

      АХМАДУЛИНА, БЕЛЛА (ИЗАБЕЛЛА) АХАТОВНА (р. 1937), русская поэтесса. Родилась 10 апреля 1937 в Москве. Школьницей работала внештатным корреспондентом газеты «Метростроевец». Стихи писала с детства, занималась в литобъединении при ЗИЛе у поэта Е.Винокурова. В 1955 в газете «Комсомольская правда» было опубликовано ее стихотворение Родина. По окончании школы поступила в Литературный институт им. А.М.Горького. Стихи, поданные на творческий конкурс при поступлении, удостоились высокой оценки И.Сельвинского: «поразительные по силе, свежести, чистоте души, глубине чувства».
      Во время учебы в Литинституте Ахмадулина публиковала стихи в литературных журналах и в рукописном журнале «Синтаксис». Занималась журналистикой, писала очерки (На сибирских дорогах и др.). В 1957 писала в «Комсомольской правде»: искусство «призвано не веселить людей, а приносить им страдания». В 1959 Ахмадулина была исключена из института за отказ участвовать в травле Б.Л.Пастернака, но затем восстановлена. В 1960 окончила институт с отличной оценкой дипломной работы.
      В 1962 стараниями П.Г.Антокольского была издана первая книга Ахмадулиной Струна. Высоко оценивая поэтический дар Ахмадулиной, Антокольский впоследствии написал в посвященном ей стихотворении: «Здравствуй, Чудо по имени Белла, / Ахмадулина, птенчик орла!»
      Поэтический сборник Озноб, в котором были собраны все стихи, написанные в течение 13 лет, вышел в эмигрантском издательстве «Посев» (1969, ФРГ). Несмотря на это «крамольное» событие, книги Ахмадулиной, хотя и подвергались строгой цензуре, продолжали издаваться в СССР: Уроки музыки (1969), Стихи (1975), Свеча (1977), Метель (1977) и др. В 1977 она была избрана почетным членом Американской академии искусства и литературы. В 1988 вышла книга Избранное, за ней последовали новые поэтические сборники.
      Сюрреалистический рассказ Ахмадулиной Много собак и собака вошел в неофициальный альманах «Метрополь» (1979). К этому времени она по праву считалась одним из наиболее ярких поэтов, начинавших свой творческий путь во время «оттепели». Вместе с А.Вознесенским, Е.Евтушенко и Р.Рождественским ее называли «поэтом эстрады», обозначая таким образом не столько поэтический строй, сколько способ общения с читателем. Вообще же стихам Ахмадулиной никогда не была присуща публицистичность. Она не раз говорила о том, что без восторга вспоминает времена массового интереса к поэзии, из-за которого в поэтах воспитывалось желание угождать неприхотливым вкусам.
      Одной из главных тем лирики Ахмадулиной является дружба. Дружбу – в том числе дружбу-любовь и дружбу-творчество – она считает одним из самых сильных человеческих чувств. Дружбе в равной мере присущи и страсть («Свирепей дружбы в мире нет любви», в сб. Сны о Грузии, 1977), и горечь («По улице моей который год...»; там же).
      Героями стихов Ахмадулиной становились русские поэты – от А.Пушкина и М.Цветаевой (сб. Тайна, 1983) до друзей и современников А.Вознесенского и Б.Окуджавы, а также простые люди – «кривая Нинка» (сб. Побережье, 1991), «электрик Василий» (сб. Стихотворения, 1988) и др. Ахмадулину не пугают уродливые черты действительности, о которой она пишет в своем «больничном цикле» (Воскресенье настало..., Был вход возбранен..., Елка в больничном коридоре и др.): «Я видела упадок плоти / и грубо поврежденный дух /...весь этот праздник некрасивый / был близок и понятен мне». При этом, как писал в 1977 И.Бродский, ее искусство «в значительной степени интровертно и центростремительно. Интровертность эта, будучи вполне естественной, в стране, где живет автор, является еще и формой морального выживания» (Зачем российские поэты?..).
      Бродский считал Ахмадулину «несомненной наследницей Лермонтовско-Пастернаковской линии в русской поэзии», поэтом, чей «стих размышляет, медитирует, отклоняется от темы; синтаксис – вязкий и гипнотический – в значительной мере продукт ее подлинного голоса».
      Ахмадулина много переводила грузинских поэтов Н.Бараташвили, Г.Табидзе, С.Чиковани и др. Журнал «Литературная Грузия» публиковал ее стихи в годы, когда из-за идеологических запретов это было невозможно в России.
      Ахмадулина – автор многочисленных эссе – о В.Набокове, А.Ахматовой, М.Цветаевой, Вен.Ерофееве, А.Твардовском, П.Антокольском, В.Высоцком и др. крупных творческих личностях, которые, по ее словам, «украсили и оправдали своим участием разное время общего времени, незаметно ставшего эпохой».
      Живет поэтесса в Москве. В 1989 ей была присуждена Государственная премия СССР.
      (Из энциклопедии "Кругосвет")

    Рассказ "Много собак и собака" Word_rar (42 kb) - сентябрь 2003


    Стихи Беллы Ахмадулиной в библиотеке "Стихия"


    Сборник поэзии (200 kb) - август 2004

    Содержание:

    Сны о грузии («Сны о Грузии — вот радость!..»)
    Грузинских женщин имена («Там в море паруса плутали …»)
    «Смеясь, ликуя и бунтуя…»
    Абхазские похороны («Две девочки бросали георгины …»)
    «Все это надо перешить…»
    Чужое ремесло («Чужое ремесло мной помыкает …»)
    «Ты говоришь — не надо плакать…»
    День поэзии («Какой безумец празднество затеял …»)
    Новая тетрадь («Смущаюсь и робею пред листом …»)
    Старинный портрет («Эта женщина минула…»)
    Мазурка шопена («Какая участь нас постигла…»)
    Вулканы («Молчат потухшие вулканы…»)
    Садовник («Я не скрипеть прошу калитку…»)
    Лунатики («Встает луна, и мстит она за муки…»)
    «Человек в чисто поле выходит…»
    «Влечет меня старинный слог…»
    Бог («За то, что девочка Настасья…»)
    «Вот звук дождя как будто звук домбры…»
    Твой дом («Твой дои, не ведая беды…»)
    Август («Так щедро август звезды расточал…»)
    Апрель («Вот девочки — им хочется любви…»)
    Нежность («Так ощутима эта нежность…»)
    Несмеяна («Так и сижу — царевна Несмеяна…»)
    «В тот месяц май, в тот месяц мой…»
    «Не уделяй мне много времени…»
    Сентябрь («Что за погода нынче на дворе?..»)
    Декабрь («Мы соблюдаем правила зимы…»)
    «Мы расстаемся — и одновременно…»
    Мотороллер («Завиден мне полет твоих колес…»)
    Газированная вода («Вот к будке с газированной водой…»)
    Тоска по Лермонотову («О Грузия, лишь по твоей вине…»)
    Стихотворение, написанное во время бессонницы в Тбилиси («Мне — пляшущей под мцхетскою луной…»)
    Прощание («А напоследок я скажу…»)
    «По улице моей который год…»
    Мои товарищи («Пока! — товарищи прощаются со мной…»)
    Маленькие самолёты («Ах, мало мне другой заботы…»)
    Магнитофон («В той комнате под чердаком…»)
    Сон («О опрометчивость моя!..»)
    Заклинание («Не плачьте обо мне — я проживу…»)
    «Однажды, покачнувшись на краю…»
    Слово («Претерпевая медленную юность…»)
    Немота («Кто же был так силен и умен?..»)
    Другое («Что сделалось? Зачем я не могу…»)
    Вступление в простуду («Прост путь к свободе, к ясности ума…»)
    Воскресный день («О, как люблю я пребыванье рук…»)
    Сумерки («Есть в сумерках блаженная свобода…»)
    В опустевшем доме отдыха («Впасть в обморок беспамятства, как плод…»)
    Дождь и сад («В окне, как в чуждом букваре…»)
    «Зима на юге. Далеко зашло…»
    Осень («Не действуя и не дыша…»)
    Болезнь («О боль, ты — мудрость. Суть решений…»)
    Пейзаж («Еще ноябрь, а благодать…»)
    Зима («О жест зимы ко мне…»)
    Биографическая справка («Все началось далекою порой…»)
    Клянусь («Тем летним снимком на крыльце чужом…»)
    Уроки музыки («Люблю, Марина, что тебя, как всех…»)
    «Четверть века, Марина, тому…»
    Свеча («Всего-то — чтоб была свеча…»)
    Снегопад («Снегопад свое действие начал…»)
    Метель («Февраль — любовь и гнев погоды…»)
    Симону Чиковани («Явиться утром в чистый север сада…»)
    Гостить у художника («Итог увяданья подводит октябрь…»)
    Зимняя замкнутость («Странный гость побывал у меня в феврале …»)
    Варфоломеевская ночь («Я думала в уютный час дождя…»)
    «Последний день живу я в странном доме…»
    Рисунок («Рисую женщину в лиловом…»)
    Не писать о грозе («Беспорядок грозы в небесах!..»)
    «Весной, весной, в ее Начале…»
    «Прощай! Прощай! Со лба сотру…»
    Прощание с Крымом («Перед тем, как ступить на балкон …»)
    «Мне вспоминать сподручней, чем иметь…»
    Воспоминание о Ялте («В тот день случился праздник на земле…»)
    Семья и быт («Сперва дитя явилось из потемок небытия…»)
    Описание ночи («Глубокий плюш казенного Эдема…»)
    Описание комнаты («Ты, населивший мглу вселенной…»)
    Описание боли в солнечном сплетении («Сплетенье солнечное — чушь?..»)
    «Случилось так, что двадцати семи…»
    Ночь («Уже рассвет темнеет с трех сторон…»)
    Плохая весна («Пока клялись беспечные снега…»)
    «Я думаю: как я была глупа…»
    «Так дурно жить, как я вчера жила…»
    «Как долго я не высыпалась…»
    «Бьют часы, возвестившие осень…»
    Снимок («Улыбкой юности и славы…»)
    «Опять сентябрь, как тьму времен назад…»
    Это я… («Это я — в два часа пополудни…»)
    «Что за мгновенье! Родное дитя…»
    «В той тоске, на какую способен…»
    Лермонтов и дитя («Под сердцем, говорят. Не знаю…»)
    Медлительность («Замечаю: душа не прочна…»)
    «…И отстояв за упокой…»
    Андрею Вознесенскому («Ремесло наши души свело…»)
    Метель. Ожидание ёлки («Благоволите, сестра и сестра…»)
    Ада («Что в бедном имени твоем…»)
    «Жила в покое окаянном…»
    «Он поправляет пистолет…»
    Метель («Переделкино снег заметал…»)
    Строка («Пластинки глупенькое чудо…»)
    Подражание («Грядущий день намечен был вчерне…»)
    «Предутренний час драгоценный…»
    «Собрались, завели разговор…»
    Дачный роман («Вот вам роман из жизни дачной…»)
    «Как никогда, беспечна и добра…»
    «Я вас люблю, красавицы столетий…»
    Сон («Наскучило уже, да и некстати…»)
    Дом и лес («Этот дом увядает, как лес…»)
    «Я завидую ей — молодой…»
    Из цикла «Жиещины и поэты» («Так, значит, как вы делаете, друга?..»)
    Ночь перед выступлением («Сегодня, покуда вы спали, надеюсь…»)
    «Ни слова о любви! Но я о ней ни слова…»

    Отрывок из маленькой поэмы о Пушкине (ноябрь 1823 года)

    1. Он и она («Каков? — Таков: как в Африке, курчав…»)
    2. Он — ей («Я не хочу Вас оскорбить письмом…»)

    Взойти на сцену («Пришла и говорю: как нынешнему снегу…»)
    «Потом я вспомню, что была жива…»
    Дом («Я вам клянусь: я здесь бывала!..»)
    Два гепарда («Этот ад, этот сад, этот зоо…»)
    «Какое блаженство, что блещут снега…»
    «Прохожий, мальчик, что ты? Мимо…»
    Воспоминание («Мне говорят: который год…»)
    Февраль без снега («Не сани летели — телега…»)
    «За что мне все это?..»
    «Пришла. Стоит. Ей восемнадцать лет…»
    «Сад еще не облетал…»
    «Завидна мне извечная привычка…»
    «Я школу Гнесиных люблю…»
    «У тысячи мужчин, влекомых вдоль Арбата…»
    Стихотворение, написанное давным-давно («Пятнадцать мальчиков…»)
    «Моя машинка — не моя…»
    Москва ночью при снеге (отрывок; «Родитель-хранитель-ревнитель души…»)
    «Стихотворения чудный театр…»
    Победа («В день празднества, в час майского дождя…»)
    Анне Каландадзе («Как мило все было, как странно…»)
    «Я столько раз была мертва…»
    «Помню — как вижу, зрачки затемню…»
    «Я знаю, все будет: архивы, таблицы…»
    Путник («Прекрасной медленной дорогой…»)

    Сказка о дожде

    1. «Со мной с утра не расставался Дождь…»
    2. «Но я была в тот дом приглашена…»
    3. «Хозяин дома оказал мне честь…»
    4. «Признаться, я любила этот дом…»
    5. «Хозяйка дома, честно говоря…»
    6. «Одна из гостий, протянув бокал…»
    7. «Все, Дождь, тебе припомнится потом!..»
    8. «Тем временем, для радости гостей…»
    9. «Тут хор детей возник невдалеке…»
    10. «Лень, как болезнь, во мне смыкала круг…»
    11. «Хозяйка налила мне коньяка…»
    12. «Прошел по спинам быстрый холодок…»
    13. «Пугал прохожих вид моей беды…»

    Озноб («Хвораю, что ли, третий день дрожу…»)
    Приключение в антикварном магазине («Зачем? — да так, как входят в глушь осин…»)

    Глава из поэмы

    I. «Начну издалека, не здесь, а там…»
    II. «Он утверждал: «Между теплиц…»

    Луг зелёный
    Текст к телевизионному фильму режиссера А.Ремиашвили «Луг зеленый»

    Вступление («Еще не рассвело во мгле экрана…»)
    Город («О зритель, ты бывал в Тбилиси?..»)
    Мастерская («Понаблюдаем за экраном…»)
    Зелёный луг («Зеленый луг — всему начало…»)
    Девушка («Художник смотрит в даль пространства…»)
    Город («Привет Вам! Снова все мы в сборе…»)
    Море («Погрезим о морском просторе!..»)
    Скульптура («Друзья, победа и блаженство!..»)
    Зелёный луг («Луг зеленый, чистый дождик…»)
    Художник («Вы скажете, что не разумен…»)
    Монолог художника («Художник медлит, дело к полдню…»)
    Девушка («Мы рассуждаем про искусство …»)
    Город («О зритель, ты бывал в Тбилиси?..»)

    Моя родословная

    От автора («Вычисляя свою родословную…»)
    1. «…И я спала все прошлые века…»
    2. «Каков мерзавец! Пусть он держит речь…»
    3. «Уж я не знаю, что его влекло…»
    4. «Одновременно нужен азиат…»
    5. «Меж тем шарманщик странно поражен…»
    6.
    7. «Конец столетья. Резкий крен основ…»
    8.
    9. «Грянь и ты, месяц первый, Октябрь…»
    10. «Ну что ж. Уже все ближе, все верней…»
    11. «Я — скоро. Но покуда нет меня…»
    12. «Каков мерзавец! Но, средь всех затей…»
    13. «Что еще вам сказать?..»

    Переводы:

    Николоз Бараташвили

    Мерани («Мчится Конь — без дорог, отвергая дорогу любую…»)

    Галактион Табидзе

    Поэзия — прежде всего («О друзья, лишь поэзия прежде, чем вы…»)
    Тебе тринадцать лет («Тебе тринадцать лет. О старость этих…»)
    Персиковое дерево («Опять смеркается, и надо…»)
    Мери («Венчалась Мери в ночь дождей…»)
    Снег («Лишь бы жить, лишь бы пальцами трогать…»)
    Орлы уснули («Вот сказки первые слова…»)
    Скорее — знамена! («Светает! И огненный шар…»)
    Платаны Шиндиси («С чем платаны Шиндиси сравню?..»
    «Мир состоит из гор…»
    Натэла из Цинандали («Я птицей был, мне разрешалось…»)
    Из рассказанного луной… («К реке подходит маленький олень…»)
    «Все желтое становится желтей…»
    «Брат мой, для пенья пришли, не для распрей…»

    Георгий Леонидзе

    Мой Паоло и мой Тициан («Склон Удзо высокой луной осиян…»
    «Чего еще ты ждешь и хочешь, время?..»
    «Как в Каспийской воде изнывает лосось…»

    Симон Чиковани

    Начало («О стихи, я бы вас начинал…»
    Морская раковина («Я, как Шекспир, доверюсь монологу…»)
    «Две округлых улыбки — Телети и Цхнети…»
    Метехи («Над Метехи я звезды считал…»)
    Прекратим эти речи на миг… («Прекратим эти речи на миг…»)
    На набережной («Я в семь часов иду — так повелось…»)
    От этого порога… («От этого порога до того…»)
    Олени на гумне («Я молод был. Я чужд был лени…»
    Быки («Что за рога украсили быка!..»
    Анания («Люблю я старинные эти старания…»)
    В Сигнахи, на горе («Я размышлял в Сигнахи, на горе…»)
    Гремская колокольня («Всему дана двойная честь…»)
    По пути в сванетию («Теперь и сам я думаю: ужели…»)
    Задуманное поведай облакам («А после — шаль висела у огня…»
    Девять дубов («Мне снился сон — и что мне было делать?..»)

    Три стихотворения о Серафите:

    Раздумья о Cерафите («Как вникал я в твое многолетие, Мцхета…»)
    Зову Cерафиту («Не умерла, не предана земле…»)
    Гранатовое дерево у гробницы серафиты («И встретились…»)
    Сказанное во время бомбежки («В той давности, в том времени условном…»
    Осколки глиняной чаши («…И ныне помню этот самолет…»)

    Карло Каладзе

    Жизнь лозы

    I. «Солнце гуляет по-над берегами Иори…»
    II. «Слава, Манави, тому, кто затеял однажды…»
    III. «Было — но есть, ибо память не знает разлуки…»
    IV. «Хочет лоза говорить, повисая бессильно…»

    «С гор и холмов, ни в чем не виноватых…»
    «На берегу то ль ночи, то ли дня…»
    «Эти склоны одела трава…»
    «Летит с небес плетеная корзина…»
    «Когда расцеловал я влагу…»
    Русскому поэту — моему другу («Я повторю: «Бежит, грохочет Терек»…»
    На смерть поэта («В горле моем заглушенного горя мгновенье…»)

    Ираклий Абашидзе

    Корни («Вознесен над Евфратом и Тигром…»)
    Хвамли («Я, как к женщинам, шел к городам…»)
    Опустевшая дача («Увы, ущелие пустое!..»)
    «Я книгочей, я в темень книг глядел..»
    «Жаждешь узреть — это необходимо…»
    «Ты увидел? Заметил? Вгляделся?..»
    Далекая Шхелда («Тот снег — в ожидании нового снега…»
    Камень («Я сравнивал. Я точен был в расчетах…»)
    Весна («Деревья гор, я поздравляю вас…»)

    Григол Абашадзе

    Память («В час, когда осень щедра на дожди…»)
    «Я сам не знаю, что со мной творится…»

    Из стихов Турмана Торели

    1. На бойне («Грянула буря. На празднестве боли…»)
    2. Единственный свет («Глядит из бездны прежней жизни остов…»)

    Иосиф Нонешвили

    «Вот я смотрю…»

    Анна Каландадзе

    Мравалжамиер («Твоим вершинам…»)
    «Все, что видела и читала…»
    «Ты такое глубокое…»
    «Вот солнце…»
    В Зедазени («Лето заканчивается поспешно…»
    В Шиомгвиме («Железный балкон…»)
    Входила в гурию Каланда («Я помню изгородь под инеем…»)
    По дороге в бетанию («Шиповник…»)
    «Снег аджаро-гурийских гор…»
    «Охотник сумрачно и дерзко…»
    Звёзды («Апрельская тихая ночь теперь…»)
    «Громче шелести…»
    Разговор с Чиамарией в День Победы («О медлительная побелка…»)
    Я слечу, сирень… («Небо синее…»)
    «Когда прохожу…»
    «О бабочек взлеты и слеты!..»
    Я совсем маленькая веточка… («Вот я стою — ни женщина, ни девочка…»)
    «Как пелось мне и бежалось мне…»
    О магнолия, как я хочу быть с тобой! («За листом твоим…»)
    Молитва змеи («Как холодна змея…»)
    Татарке девушке («Татарка девушка…»)
    Бубны («Когда я говорить устану…»)
    «Я тебя увенчаю короной…»
    Скажи мне, Чиамария… («Чиамария, чиамария…»)
    «Свирель поет печально…»
    «Он безмолвствует…»
    «Какие розовые щеки…»
    Ладо Асатиани («Где-то поблизости…»)
    «Долгой жизни тебе…»
    Облака («Грозы и солнца перемирие…»)
    «О, пусть ласточки обрадуют нас вестью…»
    «Тень яблони…»
    «Перекликаются куропатки…»
    Тута («Чего, чего же хочет тута?..»)
    «Когда наступит ночь…»
    «Что делает весна…»
    «О ты, чинара…»

    Арчил Сулакаури

    «Опять нет снега у земли…»

    Михаил Квливидзе

    И ты («О, уезжай! Играй, играй…»)
    Гагра («Меж деревьев и дач — тишина…»)
    Пан («Старый дуб, словно прутик, сгибаю…»)
    Из непосланного письма («Как сверкают и брызгают капли!..»)
    В поезде («Между нами — лишь день расстоянья…»)
    Продолжение следует («Я говорю вам: научитесь ждать!..»)
    31 Декабря («Этот день — как зима, если осень причислить к зиме…»)
    Соблюдающий тишину («…В этом мире, где осень, где розовы детские лица…»)
    Конец охотничьего сезона («Октябрь. Зимы и лета перепалка…»)
    С тех пор («Сколько хлопьев с тех пор…»)
    ««О милая!» — так я хотел назвать…»
    Лирический репортаж с проспекта Руставели («Ошибся тот, кто думал, что проспект…»)
    Дачная сюита («Старомодные тайны субботы…»)
    Северная баллада («Только степи и снег…»)
    Очки («Вот кабинет, в котором больше нет…»)
    «В ночи непроходимой, беспросветной…»
    Ностальгия (««Беговая», «Отрадное»… Радость и бег…»)
    «Он ждал возникновенья своего…»
    Масштабы жизни («Как комната была велика!..»)
    «Когда я целую тебя…»
    Северный пейзаж («Я видел белый цвет земли…»)
    «Родное — я помню немало родных…»
    Стихотворение с пропущенной строкой («Земля, он мертв. Себе его возьми…»)
    Песня («Я, как гора, угрюм. А ты горда…»)
    «Когда б я не любил тебя — угрюмым…»
    «Я, человек, уехавший из Грузии…»
    Посвящение («Ты — маленькая ростом. Я — высок…»)
    Бегство от тебя в мцхету («О, как дожди в то лето лили!..»)
    «Домик около моря. О, ты…»
    На смерть Э.Хемингуэя («Охотник непреклонный!..»)
    Тийю («Чужой страны познал я речь…»)

    Тамаз Чиладзе

    Солнечный зимний день («Вот паруса живая тень…»)
    Петергоф («Опять благословенный Петергоф…»)
    «Да не услышишь ты…»
    «Колокола звонят, и старомодной…»

    Отар Чиладзе

    Снег («Как обычно, как прежде, встречали мы ночь…»)
    «В быт стола, состоящий из яств и гостей…»
    «Я попросил подать вина и пил…»
    Шел дождь… («Шел дождь — это чья-то простая душа…»)
    Пицунда («Эта зелень чрезмерна для яви…»)
    Бессонница («Было темно. Я вгляделся: лишь это и было…»)
    «Бог памяти, бог забыванья!..»
    Первый день осени («Я вижу день и даже вижу взор…»)
    Комната («Поступок неба — снегопад…»)
    Сон («Земля мерещится иль есть…»)
    Белое поле («Я крепко спал при дереве в окне…»)
    Ферзевый гамбит («Следи хоть день-деньской за шахматной доской…»)


    Ссылки:

    Страничка Беллы Ахмадулиной в "Журнальном зале"
    Интервью с Беллой Ахмадулиной "Вопреки сюжету судьбы" на сайте Марины Розановой
     

    Страничка создана 2 сентября 2003.
    Последнее обновление 18 августа 2004.

Rambler's Top100
Дизайн и разработка © Титиевский Виталий, 2005.
MSIECP 800x600, 1024x768