Новинки
 
Ближайшие планы
 
Архив
 
Книжная полка
Русская проза
Зарубежная проза
ГУЛаг и диссиденты
КГБ
Публицистика
Серебряный век
Воспоминания
Биографии и ЖЗЛ
Литературоведение
Люди искусства
Поэзия
Сатира и юмор
Драматургия
Подарочные издания
Для детей
XIX век
Новые имена
 
Статьи
По литературе
ГУЛаг
Эхо войны
Гражданская война
КГБ, ФСБ, Разведка
Разное
 
Периодика
 
Другая литература
 
 
Полезные проекты
 
Наши коллеги
 
О нас
 
 
Рассылка новостей
 
Обратная связь
 
Гостевая книга
 
Форум
 
 
Полезные программы
 
Вопросы и ответы
 
Предупреждение

Поиск по сайту


Сделать стартовой
Добавить в избранное


 

Анатолий Георгиевич АЛЕКСИН
(имя собств. Гоберман)
(род. в 1924 году)

      АЛЕКСИН, АНАТОЛИЙ ГЕОРГИЕВИЧ (р. 1924), (наст. фамилия Гоберман), русский прозаик, драматург. Родился 3 августа 1924 в Москве, в семье активного участника Гражданской войны, репрессированного в 1937. В детстве выступал в пионерской печати со стихами (собраны в книге Рожок, 1951; совместно с С.Баруздиным). В годы Великой Отечественной войны работал на стройке; в 1950 окончил индийское отделение Московского института востоковедения. Тогда же издал сборник повестей Тридцать один день, одобренный К.Г.Паустовским и сразу определивший Алексина как создателя т.н. «юношеской повести». Многочисленные произведения Алексина (повести Саша и Шура, 1956; Необычные похождения Севы Котлова, 1958; Говорит седьмой этаж, 1959; Коля пишет Оле, Оля пишет Коле, 1965; Поздний ребенок, 1968; Звоните и приезжайте!, 1970; Третий в пятом ряду, 1975; Безумная Евдокия, 1976; Сердечная недостаточность, 1979; Домашний совет, Ивашов, Дневник жениха, все 1980; Здоровые и больные, 1982; Прости меня, мама..., 1989, и др., а также пьесы, как правило, инсценировки повестей, Мой брат играет на кларнете, 1968; В стране вечных каникул, 1970; Обратный адрес, 1971; Десятиклассники, 1974; Пойдем в кино, 1977; Поздний ребенок>, 1983, и др.) – это непосредственные и жизнеподобные, не лишенные мелодраматизма и сентиментальности, изложенные, как правило, от первого лица, повествования о столкновении детей и подростков с миром взрослых. Произведения Алексина пользуются популярностью в силу драматургической стремительности их построения, остроте коллизий, психологической и бытописательской наблюдательности, доброму юмору, актуальным сюжетам, узнаваемым персонажам и обстоятельствам (семья, школа, пионерский лагерь, военная игра, первая любовь, детский хор – повесть Позавчера и послезавтра, 1974; труппа юношеского театра – повесть Действующие лица и исполнители, 1975; воспоминания о годах сталинской репрессии – повесть Игрушка, 1988; литературная и житейская «проба» подростка – Очень страшные истории: Детективные повести, которые сочинил Алик Деткин, 1969-1992).
      Коллективный портрет юных поколений 1950–1980-х годов, предложенный Алексиным, не лишен идеализации – и в то же время объективного морального диагноза, поставленного с позиций нравственного максимализма, отвергающего (в духе усердно культивируемой в советской ментальности 1960-1970-х годов «романтики») расчетливость, узкий прагматизм, эгоизм, черствость и себялюбие.
      Признанный и публикой и критикой (в т.ч. зарубежной – произведения Алексина изданы во многих странах мира), писатель вел активную литературно-общественную деятельность (секретарь СП РСФСР в 1970–1989, один из организаторов детских и юношеских журналов, член редколлегии журнала «Юность», президент ассоциации «Мир – детям мира» и т.п.); удостоен премии Ленинского комсомола (1970, за сценарий документального фильма Право быть ребенком), Государственных премий РСФСР (1974, за пьесы, поставленные на сцене Центрального детского театра) и СССР (за ряд повестей), а также нескольких международных премий и знаков отличия. В 1982 Алексин был избран членом-корреспондентом Академии педагогических наук СССР.
      С 1993 писатель живет в Израиле, где издал роман-хронику о судьбах еврейской семьи в России 20 в. Сага о Певзнерах (1994), книгу мемуаров Перелистывая годы (1997) и другие произведения, основные темы которых связаны с российской действительностью.
      (Из энциклопедии "Кругосвет")


    Книга воспоминаний "Перелистывая годы" (текст оснащён фотографиями) — прислал Давид Титиевский

    Аннотация издательства:
    Книга современного писателя Анатолия Алексина — воспоминания о встречах с известными людьми искусства, литературы, кино, политики. Эти воспоминания представляют собой фрагменты писательского блокнота Алексина, новеллы и короткие повести.

    Содержание:

    ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ
    РЕНТГЕН. С голоса
    ПРОСТИ МЕНЯ, МАМА... Из блокнота
    СКВОЗЬ РЕШЕТКУ. Из блокнота
    ЗАБРОШЕННЫЙ ПАМЯТНИК. С голоса
    КАК СОЗДАВАЛИСЬ ЛЕГЕНДЫ... Из блокнота
    «ФИНИТА ЛЯ КОМЕДИА». Из блокнота
    ОТЕЦ И ДЕТИ. С голоса
    ЗАПОЗДАЛЫЕ ПОКАЯНИЯ. Из блокнота
    ПОЭТОМ ДОЛЖЕН «ТЫ НЕ БЫТЬ». Из блокнота
    МОЯ БАБУШКА АНИСИЯ ИВАНОВНА. С голоса
    ПОЦЕЛУЙ НИКИТЫ СЕРГЕЕВИЧА. Из блокнота
    КУЛЬТ... «ПРОТИВ КУЛЬТА». Из блокнота
    «НИКТО НЕ ХОТЕЛ УМИРАТЬ...» Тоже из жизни
    ИВ МОНТАН, СЕРГЕЙ ОБРАЗЦОВ, ДЖОН СТЕЙНБЕК И ИХ «БОЕВЫЕ ПОДРУГИ». Из блокнота
    ПОД КЛИЧКОЙ «ЧАН КАЙШИ». Из блокнота
    ДВАДЦАТЬ ОДНА МИНУТА. С голоса
    ПЕРВАЯ ЛЕДИ И ОМОН. Из блокнота
    СЕРЕБРЯНЫЙ БОР. Из блокнота
    ПРО ЕГОРА ГАЙДАРА, ЕГО ОТЦА ТИМУРА И ЕГО БАБУШКУ ЛИЮ. Из блокнота
    ВИКТОРИЯ. С голоса
    ОТЕЛЬ «ЕСЕНИА», НЕСОСТОЯВШЕЕСЯ СВИДАНИЕ И ПРОГУЛКИ С КОСЫГИНЫМ. Из блокнота
    ИСТОРИИ С ВАЗАМИ, САМОЛЕТАМИ И СЛУЧАЙНОСТЬЮ. Из блокнота
    ТРИУМФЫ И ТРАГЕДИИ. Из блокнота
    ТРЕТИЙ В ПЯТОМ РЯДУ. С голоса
    МАРК ШАГАЛ, ПИКАССО, ФЕЛЛИНИ, ЛАНДАУ, АНДРОНИКОВ, ГАГАРИН... ЧТО ОБЩЕГО? Из блокнота
    НЕЗАБВЕННЫЙ ЛЕВ АБРАМОВИЧ... Из блокнота
    ХОЛОСТЯК. Тоже из жизни
    ПЕРВЫЙ СЕКРЕТАРЬ ГОРКОМА КПСС, ГРЕЙС КЕЛЛИ И ВЕЛИКИЕ РЕЖИССЕРЫ. Из блокнота
    ЛЮБИМЫЙ ЦВЕТ — СЕРЫЙ. Из блокнота
    «А КСТАТИ...» Из блокнота
    МЕРТВОЕ МОРЕ. С голоса
    ДИРИЖЕРСКАЯ ПАЛОЧКА. Из блокнота
    «УМЕРЕТЬ НА СЦЕНЕ...» Из блокнота
    ЛЁВЧИК ШЕЙНИН И ДРУГИЕ... Из блокнота
    МОЙ БЛОКНОТ И МОИ ЧИТАТЕЛИ. Из блокнота
    «ЮНОСТЬ» И МОЯ ЮНОСТЬ. Из блокнота
    «МАЛЫШ». Тоже из жизни
    ДИАЛОГ С ПРЕЗИДЕНТОМ. Из блокнота
    НЕВОЛЬНИК ЧЕСТИ. Из блокнота
    НИЗКИЙ ПОКЛОН ВАМ, ЦЕЛИТЕЛИ... Из блокнота
    «УЖЕЛЬ ТА САМАЯ ТАТЬЯНА?..»
    ПРО АЛЕНУ
    «СМЕШИЛКА». Из дневника девчонки
    «ДЬЯВОЛУ СЛУЖИТЬ ИЛИ ПРОРОКУ...» Из блокнота
    ЗАПОМНИ ЕГО ЛИЦО... Из блокнота

          Фрагменты из книги:

          Я знал человека, который на пятнадцатый день войны обвязался гранатами и бросился под немецкий танк. Но танк остановился как вкопанный, точно врос в землю... Герой остался в живых, чем был весьма опечален. Он объяснил свою «неудачу» качеством немецких тормозов — и был арестован, а затем приговорен трибуналом к десяти годам заключения за «пораженческие настроения». Тормоза-то он похвалил вражеские! Этот фронтовой случай описан мною в романе «Сага о Певзнерах».

    * * *

          …в золотой век русской литературы понятием «переводчик» не злоупотребляли, а писали: Пушкин (из Байрона), Лермонтов (из Гейне). Так же, уверен я, можно написать: Маршак (из Шекспира), Маршак (из Бернса). Ради справедливости! Сюжет ведь в стихах порой мало что определяет. К примеру, видел я подстрочник бессмертного стихотворения о любви, который выглядел примерно так: «Я любил вас очень сильно, теперь люблю уже не так, как прежде, и пусть другой вас любит, как любил я!..» А у гения-то: «Как дай вам Бог любимой быть другим...»

    * * *

          Иные, не пережившие, к их счастью, сталинскую эпоху или пережившие, но случайно не попавшие в эпицентр кошмара, полагают, что репрессиям подвергались лишь наркомы, штатские и воинские начальники, партийные функционеры или, уж по крайней мере, интеллигенты. Так вот... Через стенку, по соседству с камерой отца, томились... десятиклассники, дети. У них в школе был топографический кружок, они рисовали карты, а в километрах двадцати от школы находился аэродром — и детей обвинили в шпионаже. Десятиклассники получили по десять лет тюремного заключения (с учетом юного возраста, а то бы...). Не щадили не только интеллигентов (их, я думаю, в первую очередь!), но и рабочих, колхозников — и вообще никого не щадили. Вот и отец Зои Федоровой, потомственный пролетарий, рабочий Путиловского завода, тоже был арестован... за контрреволюцию.

    * * *

          Не раз к нам в гости приезжал давний мой друг Андрей Дементьев. Он тоже был главным редактором «Юности» в течение долгих (и очень счастливых для журнала!) лет. Отвергаю несправедливую попытку иных литераторов оценивать Дементьева исключительно как «главу» журнала: он стал главным редактором прежде всего потому, что замечательный — и очень любимый читателями! — поэт. Не политические, не идеологические «заслуги», а заслуги литературные вручили ему штурвал популярнейшего журнала. Это при Дементьеве реальный тираж «Юности» перешагнул за три миллиона экземпляров.
          Иногда подчеркивают, что Андрей Дементьев «продолжал лучшие традиции». Не только продолжал, но и первым начал регулярно — из номера в номер — публиковать мастеров, насильственно отторгнутых от русской земли и русской культуры: Василия Аксенова, Владимира Максимова, Владимира Войновича, Фридриха Горенштейна... Помню, как в доперестроечные времена бесстрашно противостоял он цензуре. А, во-вторых, традиции он продолжал самые святые, являвшие собой лицо журнала: ярость и неотступность в битве — именно в битве! — с черносотенцами, гонителями прогресса... Утверждал неспособность журнала предавать тех своих авторов, которые подвергались идеологическому террору. Уверен: за убеждения свои Андрей Дементьев не побоится вступить в любую схватку, а то и взойти на эшафот. И за верность друзьям — тоже!
          «Мой близкий друг Анатолий Алексин...» — только что, в марте 1997 года, написал Андрей в «Комсомольской правде». «Родной мой Андрей Дементьев!..» — говорю я.

    Страничка создана 2 ноября 2007.

Rambler's Top100
Дизайн и разработка © Титиевский Виталий, 2005.
MSIECP 800x600, 1024x768