Новинки
 
Ближайшие планы
 
Книжная полка
Русская проза
ГУЛаг и диссиденты
Биографии и ЖЗЛ
Публицистика
Серебряный век
Зарубежная проза
Воспоминания
Литературоведение
Люди искусства
Поэзия
Сатира и юмор
Драматургия
Подарочные издания
Для детей
XIX век
 
Статьи
По литературе
ГУЛаг
Эхо войны
Гражданская война
КГБ, ФСБ, Разведка
Разное
 
Периодика
 
Другая литература
 
 
Полезные проекты
 
Наши коллеги
 
О нас
 
 
Рассылка новостей
 
Обратная связь
 
Гостевая книга
 
Форум
 
 
Полезные программы
 
Вопросы и ответы
 
Предупреждение

Поиск по сайту


Сделать стартовой
Добавить в избранное




 

Михаил Викторович Ардов

(род. 1937)

      Протоиерей Михаил Викторович Ардов родился в 1937 году в Москве. В 1960-м окончил факультет журналистики МГУ. В 1980 году принял священный сан в Ярославской епархии Московского патриархата, впоследствии служил в Подмосковье. Летом 1993 года перешел в Русскую зарубежную церковь, став клириком Суздальской епархии, возглавляемой Преосвященным Валентином (Русанцовым). В настоящее время является настоятелем храма на Головинском кладбище в Москве.

     


    Фрагменты из книги "Легендарная Ордынка":

          Никулин был другом Валентина Стенича. На Ордынке иногда вспоминалась такая история. Мои родители после женитьбы поселились в коммунальной квартире на улице под названием Садовники. (Потом ей присвоили имя Осипенко.) Их комната была на первом этаже.
          Однажды в отсутствие отца туда зашли Никулин и Стенич. Они уселись на диван и пустились в разговор с моей матерью, которая в те годы была весьма привлекательна.
          В это время распахнулась форточка и в комнату всунулась чья-то голова.
          — Простите, — послышалось от окна, — вы не знаете, где здесь помойка?
          — Вот! — одновременно произнесли Никулин и Стенич и указали друг на друга.

          “Русскому денди” Стеничу большевизм был отвратителен, и он этого почти не скрывал. Видный рапповец Юрий Либединский жаловался Ардову на Стенича. Он, Либединский, прибыл в Ленинград, чтобы агитировать попутчиков, писателей нейтральных, примкнуть к РАППу. После его выступления слово взял Стенич и сказал буквально следующее:
          — Я согласен на такую игру: вы, рапповцы, — правящая партия, мы — оппозиция. Но вы хоть бы подмигнули нам, дали понять, что сами-то во всю эту чепуху не верите...

          Кто-то из знакомых упрекнул Стенича:
          — Нельзя называть большевиков "они". Надо говорить "мы"!
          — Ну ничего, — ответил Стенич, — придет время, "мы" "нам" покажем...


    Фрагменты из повести "Триптих":

          ...Помню, девке одной, богачи были страшные, часы купили. Часы-то она носит, а как смотреть, не понимает. А к ней парни подходят нарочно: «Барышня, который час?» А она поглядит на часы: «Скоро коровы придут»...

          ...А Александра Михайловна, учительница-то, только всего и сказала: «Надо молебен отслужить, Бог нам и поможет. Может, уедут латыши». Только и сказала. И тут же они ее и забрали. Увезли с самого разу. Потом на второй день отпустили. Только она домой дошла, опять являются. Опять увезли. Она говорит «Дайте мне только переодеться». Только и сказала. Надевает белое платье. Пошла. «Ну, простите, — говорит, — все». Поклонилась всем. И повел ее латыш. Как сейчас его вижу — харя широкая, долгоносый. Брал ее замуж. «Все, — говорит, — простим. Поди за меня замуж». — «Нет, — говорит, — стреляйте... Только не в лицо стреляйте». Много их тогда, двенадцать человек расстреляли. В один день. Это только в Колодине. И всех в одну могилу. И увезли латыши у нас весь хлеб до капли. Лошадь Ваганко у нас взяли. Корову белую взяли. И быка. Быка-то Тяте больно жалко было, кудреватый весь, не этой породы...

          ...Липы все объели, за конским щавелем по пять километров ходили. Корова сдохнет, ее зароют. А народ уж видит где — ночью откопают... и едят. И от этого многие помирали. Да что там околеватину — людей мертвых ели. Была у нас такая, я уж про нее слышала. Да и была она у меня. Про нее уж все тут знали. Она уж отсидела да из заключения шла. Зашла ко мне ночевать. Я ведь всех пускала — все знали. «Я, — говорит, — иду из заключения». А за что — не сказывает. А я-то ее узнала. Я спросила фамилию, имя. Я уж знаю, кто это. Она девочку, свою дочку, — эту она мертвую съела. Сварила да и съела. А потом и сына Ваню убила да и съела Я ей и говорю: «Как же ты так сделала? Ванюшу-то?» А она говорит: «Да он мой. Из меня шел — в меня и пошел. Так и должно быть». Голодовка. А девочку первую она мертвую съела. Свезла пустой гроб, закопала. А ее изрубила и сварила. А я: «А как же у тебя руки-то на него поднялись?» А она: «А мы, — говорит, — пошли с ним к моей матери. У нее корова. Она подоила корову и несет. Мне стакан наливает молока, а Ване-то целую кружку. А я говорю: "Мама, кабы не было у меня Вани, ты бы мне целую кружку налила бы". А Мама говорит: "Дура, да ведь он маленький. Ему надо". И так мне обидно стало. Посидели мы у нее, я говорю: "Пойдем, Ваня, домой". Домой пришли. Я ему говорю: "Будем мыться сейчас. Давай раздевайся". У меня стул деревянный тут стоял у стола. Ваня сел на стул на этот. А я: "Раздевайся, раздевайся, сейчас будем мыться". Он и разделся. "Сначала, — говорю, — поиграем в прятки. А потом полезем в печку. Ты наклонись, а я буду прятаться". А топор-то у меня тут лежал. А ему видно. "Нет, — говорю, — ты не эдак. Ты вот так положи голову, чтобы тебе не видать". Он и положил. А я топором — так голова и откатилася». А я тут: «И ты в уме устояла? Не сошла с ума?» — «А что? — говорит. — Я все изрубила. Посолила в ведерочко. И стала есть помаленечку... А соседи спрашивают: "Где у тебя Ваня?" А я говорю: "Ушел к сестре". Там справились — нету Ваньки, не бывал. Милицию потребовали. Милиция приходит, а я говорю: "Ушел он, не знаю я. Надо бы искать его". А челюсть-то и лежит на окошке. И милиционер эту челюсть-то и взял в карман. К доктору. А она — человеческая». Ей семь годов дали...
          (Фрагмент портрета работы А. Баталова. 1952 г.)


    Фрагменты из повести "Цистерна":

          ...— У Клавди-то слыхала, чего было? Она свово на пятнадцать суток оформила. Он отсидел, вернулся домой и говорит ей: «Я, говорит, там пятнадцать суток все парашу выносил да нюхал...» Взял горшок-то ночной, дети напрудили, налил ей полстакана.. «Пей!» — говорит. Она не хочет. А он взял кочергу. «Башку, говорит, отшибу!» Ребятишки-та и говорят: «Пей, говорят, мама, ведь убьет». Ну, она и глотнула. И теперь милиция не знает, каким его судить судом. По какой такой статье...

          ...Нет, не в этом, не в учителях дело... Гимназия была первым в моей жизни стадом, и вот это было непереносимо... Я ненавидел своих соучеников, никого в отдельности, но именно всех вместе — всю эту прыщавую, неопрятную, гогочущую свору... Они, кажется, никогда не преследовали именно меня — у них всегда были жертвы и послабее характером, и победнее, но я чувствовал, что неприязнь стада в любой момент может обратиться и на меня, и неизвестно, достанет ли сил тогда противостоять им...

          ...А вон Гагарин-то с Серегиным. С похмелья они были с великого. А там, между прочим, руководителя полетов оправдали вчистую. Он им так и сказал: «Я запрещаю вам». Но ведь Гагарин. А Серегин-то был командир полка. Взяли машину, взлетели и понеслись... Они брали сверхзвуковую скорость на неположенном типе. Самолет-то не приспособлен. Пастух стоит — бах! — сверхзвуковой хлопок. Очевидец-пастух рассказывает. В километре от него под углом семьдесят градусов. Ну как так можно? Скафандр с головой в сторону, сигара в земле... Искали их в течение месяца. Как археологи. Найдут кусочек мяса, кисточкой его и — в институт. Найдут деталь и — в институт. Сам он виноват. Не может быть, чтобы летчик погиб так по-дурацки. Серегин-то полковник простой, ему бы там в кремлевской стене не лежать никогда. Самолет, видимо, разрушился. Он для этой скорости не приспособлен. Нe говорят нам всю правду. У нас вот приказы бывают, если кто разбился. А о Гагарине приказа не было. Их вертолетчики тогда искали, рыскали... А очевидец — этот пастух. Первый раз, говорит, прошли — такой звук, чуть не упал. Второй раз, смотрю, сигара падает. Градусов под семьдесят... Девушка, еще бутылочку...

          ...— С солдатами драться не надо, — сказал Юрка. — Чего с него взять. Он по своей воле, что ль, сюда приехал? Это еще хуже, чем в зоне. Там ты хоть знаешь, за что сидишь. Украл, убил или там подрался. А солдат — чего? Приходит он домой, а ему повестка: кружка, ложка и поехал... Чего его бить, он не виноват...


    Творения:

    Николай Александров. "Счастливое свойство памяти" - апрель 2003
    Воспоминания "Легендарная Ордынка" в журнале "Новый мир" 1994, № 4
    Воспоминания "Легендарная Ордынка" (окончание) в журнале "Новый мир" 1994, № 5
    Портреты "Вокруг Ордынки" в журнале "Новый мир" 1999, № 5
    Портреты "Вокруг Ордынки" (продолжение) в журнале "Новый мир" 1999, № 6
    Портреты "Вокруг Ордынки" (окончание) в журнале "Новый мир" 2000, № 5
    Книга "Шостакович" в журнале "Новый мир" 2002, № 5
    Книга "Шостакович" (окончание) в журнале "Новый мир" 2002, № 6
    Книга "Мелочи архи..., прото... и просто иерейской жизни" в библиотеке Егора Холмогорова

    Воспоминания "Возвращение на Ордынку" (91 kb) - апрель 2003

      На пиру Мнемозины в журнале "Новый мир" 1998, № 1
      Поэзия Анны Ахматовой. Два небольших секрета
      Н. В. Гоголь: человеческая трагедия
      Феномен Зощенко
      Прочтение романа
      Чисто дворянское искусство

    Публицистика "Прописные истины" (59 kb) - апрель 2003
      Казнокрадократия в журнале "Новый мир" 1997, № 7
      Русский религиозный ренессанс и передовое советское монашество
      Прописные истины
      О морали
      "Рожу себе ребёнка"
      Несколько слов о "нечистой силе"
      О "христианском театре" и "православном кино"
      А. С. Пушкин и христианство
      Кто был первым демократом
      "Вторая ложь" нашего времени
      О смертной казни
      О богатстве и бедности
      От перемены мест слагаемых сумма - меняется!
      Церковь - не наёмная дружина

    Повесть "Триптих" (99 kb) - апрель 2003 Рекомендуем!
    Повесть "Цистерна" (225 kb) - апрель 2003 Рекомендуем!

    Ссылки:

    Игорь Шевелёв. Интервью с Михаилом Ардовым "Человеческая память подобна прожектору"
    Игорь Шевелёв. Интервью с Михаилом Ардовым "Смеяться, право, не грешно"
    Статья Михаила Ардова "Администрация президента ищет новый кадровый ресурс для Церкви" в проекте "Мир религий"
    Произведение брата Бориса Ардова "Table-talks на Ордынке"
    Алексей Баталов. "Рядом с Ахматовой"
    Наталья Кочеткова, Николай Александров. Интервью с Михаилом Ардовым "До юбилея Ахматовой меня принимали за графомана" (Вышла новая книга воспоминаний протоиерея Михаила Ардова — "Монография о графомане") в газете "Известия"
    Андрей Морозов. Интервью с Михаилом Ардовым "Мы живем в последние христианские времена" в газете "Молодёжь Татарстана"
    Статья Михаила Ардова "Москва сероглавая" в газете "Новые Известия"
    Статья Михаила Ардова "Дед Мороз и внук Отморозок" в портале "Религия и СМИ"
    Статья Михаила Ардова "Несколько слов касательно “труположества”" в сайте "Конгресса русских общин Крыма"

    Страничка создана 20 апреля 2003.
    Последнее обновление 5 октября 2004.

Rambler's Top100
Дизайн и разработка © Титиевский Виталий, 2005.
MSIECP 800x600, 1024x768