Новинки
 
Ближайшие планы
 
Архив
 
Книжная полка
Русская проза
Зарубежная проза
ГУЛаг и диссиденты
КГБ
Публицистика
Серебряный век
Воспоминания
Биографии и ЖЗЛ
Литературоведение
Люди искусства
Поэзия
Сатира и юмор
Драматургия
Подарочные издания
Для детей
XIX век
Новые имена
Журнал "Время и мы"
 
Статьи
По литературе
ГУЛаг
Эхо войны
Гражданская война
КГБ, ФСБ, Разведка
Разное
 
Периодика
 
Другая литература
 
 
Полезные проекты
 
Наши коллеги
 
О нас
 
 
Рассылка новостей
 
Обратная связь
 
Гостевая книга
 
Форум
 
 
Полезные программы
 
Вопросы и ответы

Поиск в нашей Библиотеке и на сервере imwerden.de

Сделать стартовой
Добавить в избранное


 

Юзеф МАЦКЕВИЧ
(1902-1985)

      Юзеф Мацкевич (польск. Jozef Mackiewicz, 1 апреля 1902, Санкт-Петербург — 31 января 1985, Мюнхен) — польский писатель и публицист, участник польской комиссии в Катыни и автор исследований о катынском расстреле. Был убеждённым антикоммунистом, и вместе с тем врагом узко-этнического польского национализма, за что подвергался нападкам как справа, так и слева.
      Сын польско-литовского дворянина Антония Мацкевича, руководившего виноторговой фирмой в Санкт-Петербурге. В 1907 г. семья переехала в Вильну, где Мацкевич в тот же год поступил в классическую гимназию. Во время польско-советской войны вступил добровольцем в армию; по окончании боевых действий учился на природоведческом факультете Варшавского университета, затем в новосозданном Университете Стефана Батория в Вильне.
      В 1923—1939 годах работал как журналист в виленской газете „Slowo" («Слово»), редактором которой был сначала его брат Станислав. После советской оккупации Вильнюса и передачи его Литве в октябре 1939 года издавал „Gazeta Godzienna" (закрыта литовскими властями в мае 1940). После аннексии Литвы СССР работал извозчиком.
      В 1943 г. с разрешения польского правительства в изгнании участвовал в работе польской комиссии в Катыни, о чем рассказал издаваемой немцами польской газете „Goniec Codzienny" в интервью под заголовком: «Я это видел собственными глазами». За это был приговорен к смерти подпольным трибуналом Польской Рабочей Партии по обвинению в измене.
      С приближением советских войск к Вильне бежал в Варшаву, оттуда в Рим, где поступил в распоряжение Научного бюро 2-го польского корпуса генерала Владислава Андерса. Опубликовал ряд публицистических статей, в которых доказывал, что изгнание немцев из Польши Красной Армией означает для нее не освобождение, а новую оккупацию. В 1945 г. опубликовал книгу «Катынские убийства в свете документов» с предисловием генерала Андерса; в 1951 г. опубликовал в Лондоне на английском языке книгу «Убийства в Катынском лесу» (The Katyn Wood Murders, русский перевод: 1988) — первое обстоятельное исследование на тему Катыни. В том же году выступил в качестве свидетеля перед комиссией по катынскому преступлению Конгресса США. С 1955 г. жил в Мюнхене, где и умер.
      Его брат, Станислав Мацкевич, в 1954—1955 гг. был премьер-министром Правительства Польши в изгнании.
      Писал в манере жёсткого реализма. В 1957 г. издал повесть «Контра» — о выдаче англичанами Сталину казаков в Линце в 1945 г. Повесть „Nie trzeba glosno mowic" («Об этом нельзя говорить громко», 1969) описывает массовые убийства евреев и поляков немцами и литовскими националистами в пригороде Вильнюса Понары. Роман «Лева вольна» (1965) посвящен событиям советско-польской войны 1920 г. и содержит, в числе прочего, острую критику Пилсудского. Этот роман возбудил острую полемику в польских эмигрантских кругах, от похвал, ставящих Мацкевича выше всех польских классиков, до печатного протеста бывших соратников Пилсудского, генералов Тарчинского и Скварчикского; он получил высокую оценку в русской эмигрантской прессе. Так, газета "Русская мысль" писала: «Роман написан яркими красками. Читая его чувствуешь как бы дыхание ветра над тысячеверстным фронтом, привкус на губах пыли, взбитой копытами проходящей конницы, запах полей и разогретой на солнце кожи поводьев и конского пота; слышится скрип седел, говор, брань и солдатская матерщина, нераздельные с тогдашней суровой действительностью как свист пуль, строчка пулеметной ленты, тусклый блеск обнаженных клинков. Зато не чувствуеся в книге Мацкевича того, что неразрывно связано со всяким национальным поборничеством: все действующие лица как бы равны перед лицом событий, будь то поляки, русские или другие». Мацкевич — автор ряда других романов с элементами публицистики и документалистики: «Под любым небом», «Дорога в никуда», «Ватикан в тени красной звезды», «Победа провокации».
      (Из проекта "Википедия")


    Книга "Катынь" (1988) — копия из библиотеки Якова Кротова — апрель 2010

          Из аннотации издательства:
          «Катынь» – страшная книга. В истории человечества было много страшных преступлений, и о них написано много книг и исторических исследований. Преступление, известное под именем «Катынь», не самое крупное в истории по количеству убитых и не самое жестокое по методам уничтожения невинных жертв. Тем не менее, это преступление занимает одно из первых мест в списке чудовищных злодеяний нашего времени.
          Тысячи людей, поверивших противнику, сдавшихся на милость победителя, защищенных всевозможными международными соглашениями и конвенциями, были убиты. Убиты не в разгаре военных действий, а систематически, по плану, детально и тщательно разработанному, с соблюдением многих профессионально продуманных предосторожностей. Каждое убийство такого рода ужасно по-своему, но в данном случае имела место гибель не случайной группы, злополучно попавшей в руки преступников, а уничтожение классово отобранного, и потому по-марксистски обреченного «цвета нации». К синодику жертв коммунизма, открытому уничтожением цвета русской нации, прибавилась польская трагедия, а потом и другие, связанные между собой общностью преследовавшейся цели и применяемых методов.
          Трагедия «Катыни» не кончается совершением преступления. Она продолжается и усугубляется тем, что преступники сваливают вину на других убийц и негодяев, своих недавних союзников и партнеров по разгрому и разделу Польши. А свободный мир не решается уличить виновников и всеми силами старается сохранить с ними добрососедские отношения.
          Не за горами 50-летие «Катыни». В печати мелькают заявления то польских, то советских вождей о том, что в истории не должно быть «белых пятен». Но история данного преступления и по сей день остается в коммунистическом мире именно таким «белым пятном». В русской зарубежной печати было опубликовано много материалов об убийстве польских офицеров, но перевод краеугольного труда Ю. Мацкевича, побывавшего в Катыни и присутствовавшего при раскопке братских могил, печатается впервые.

    Фрагменты из книги:

          "...Генерал Лангнер под домашним арестом — у дверей его квартиры стоит охрана НКВД.
          Ни одно из условий подписанного соглашения не было соблюдено советской стороной. Большинство разоруженных солдат, всех офицеров, всех сотрудников полиции, военной жандармерии и Корпуса пограничной охраны втолкнули в вагоны для скота и вывезли в глубь России. Это были не условия, предусмотренные соглашением, а те, которые в других странах применяются к самым страшным преступникам: загнанные в вагоны прикладами и штыками, в тесноте, в грязи, голодные, без воды, они ехали на восток к неизвестной цели. Только немногим удалось бежать. В том числе и самому генералу Лангнеру, который потом проберется в Румынию.
          Так закончился первый акт драмы."

    * * *

          "…необходимо вкратце обрисовать методы эксгумационных работ. Само собой разумеется, что общее руководство было в немецких руках. Но непосредственные работы велись вышеупомянутой группой специалистов-профессионалов из Польского Красного Креста во главе с доктором Водзинским из Кракова. У него работали как жители окрестных деревень по вольному найму, так и советские военнопленные. Трупы, извлекаемые из рвов, складывались рядами на землю. Затем из этих рядов их брали по одному с целью осмотра и обыска. В большинстве случаев мундиры были в хорошем состоянии, можно было распознать даже, из какой материи они сшиты, — только обесцветились. Все кожаные изделия, в том числе и сапоги, выглядели резиновыми. Поскольку почти каждое тело, как правило, было склеено с другими трупной жижей — липкой, страшной, зловонной, — не могло быть и речи о том, чтобы расстегивать карманы, не говоря уже о стягивании сапог. Специальные рабочие, в присутствии дежурного делегата Польского Красного Креста, разрезали ножами карманы и голенища сапог, так как в них тоже иногда находили спрятанные вещи."

    * * *

          "По возвращении из Катыни меня часто просили рассказать о своих "впечатлениях". Конечно, эти впечатления такие, о которых принято говорить, что они "замораживают кровь в жилах". Груды голых трупов чаще всего вызывают отвращение. Груды трупов в одежде наводят ужас. Может быть, потому, что нити этой одежды еще связывают их с жизнью, которой их лишили, и тем самым создают некий контраст. В Катыни были обнаружены почти исключительно военные, притом офицеры. Их мундиры производят, особенно на поляка, трудно передаваемое впечатление. Медали, пуговицы, ремни, орлы, ордена. Это не анонимные трупы. Здесь лежит армия. Можно было бы рискнуть, сказав: цвет армии, боевые офицеры, некоторые ветераны трех войн. Индивидуальный характер убийства, умноженный на эту чудовищную массу, — вот что мучительно действует на воображение. Ведь это не массовое отравление в газовых камерах, не расстрел пулеметными очередями, когда за несколько минут или секунд умирают сотни людей. Здесь, наоборот, каждый умирал долго, каждого расстреливали отдельно, каждый ждал своей очереди, каждого тащили на край могилы, тысячу за тысячей! Быть может, на глазах смертника укладывали в могиле уже застреленных его товарищей, ровно, плотными рядами, может быть, их утаптывали сапогами, чтоб они меньше занимали места. И тут ему стреляли в затылок. Каждый по очереди извлекаемый в моем присутствии труп, каждый с черепом, простреленным от затылка до лба, опытной рукой, — это очередной экспонат ужасных мук, страха, отчаяния, всех тех предсмертных переживаний, которых мы, живые, не ведаем."


    Юрий Красильников. "Катынь: Краткие ответы на главные вопросы" — копия из библиотеки Якова Кротова — апрель 2010


    Ссылка:

    Борис Соколов: "По колено во лжи" на сайте "Грани" (апрель 2010)

    Страничка создана 8 апреля 2010.

Rambler's Top100
Дизайн и разработка © Титиевский Виталий, 2005-2010.
MSIECP 800x600, 1024x768