Новинки
 
Ближайшие планы
 
Архив
 
Книжная полка
Русская проза
Зарубежная проза
ГУЛаг и диссиденты
КГБ
Публицистика
Серебряный век
Воспоминания
Биографии и ЖЗЛ
Литературоведение
Люди искусства
Поэзия
Сатира и юмор
Драматургия
Подарочные издания
Для детей
XIX век
Новые имена
Журнал "Время и мы"
 
Статьи
По литературе
ГУЛаг
Эхо войны
Гражданская война
КГБ, ФСБ, Разведка
Разное
 
Периодика
 
Другая литература
 
 
Полезные проекты
 
Наши коллеги
 
О нас
 
 
Рассылка новостей
 
Обратная связь
 
Гостевая книга
 
Форум
 
 
Полезные программы
 
Вопросы и ответы

Поиск в нашей Библиотеке и на сервере imwerden.de

Сделать стартовой
Добавить в избранное


 

Перец Давидович МАРКИШ
(1895-1952)

      Маркиш Перец Давидович [25.11(7.12).1895 — 12.8.1952], еврейский поэт, романист и драматург. Родился в местечке Полонное Хмельницкой области. Работать начал в 8 лет. До десяти лет учился в хедере и у отца-меламеда. Рано покинув дом, жил в Бердичеве, Одессе, Молдавии. До 13 лет был певчим у кантора, позднее — банковским служащим, домашним учителем. Учился в Народном университете им. А.Л.Шанявского, занимался самообразованием, пытался сдать экзамены за гимназический курс в Одессе, где перебивался случайными заработками.
      C 1912 г. писал стихи по-русски. В 1916 г. был отправлен на фронта 1-й мировой войны. Демобилизовавшись по ранению, в 1917 г. поселился у родителей в Екатеринославе. Тогда же выступил со стихотворениями, затем с рассказами на идише в местной газете "Кемфэр" ("Борец"), а вскоре — в сборнике "Эйгнс" ("Родное", К., 1918).
      П.Маркиш был самым молодым в группе киевских поэтов-лириков, куда входили также Д.Гофштейн и Л.Квитко. Они стремились к революционному преобразованию жизни и поэзии.
      В первом поэтическом сборнике "Швэлн" ("Пороги", К., 1919) и последующих ("Пуст ун пас" ("Неприкаянный"), "Штифэриш" ("Шалость"), Екатеринослав, 1919) Маркиш выступил с мажорными, экспрессивными стихами, исполненными пафоса обновления. В поэме "Волынь" (Вильно, 1921) он без идеализации, но с теплым юмором и налетом ностальгии изобразил быт местечка.
      Поэма "Ди купэ" («Куча», К.,1922; 2-е изд., Варшава, 1922), в которой П.Маркиш в гротескно-мрачных тонах излил горечь по поводу еврейского погрома, учинённого петлюровцами в Городище, была воспринята некоторыми критиками как "кощунственная" из-за язвительного обличения покорности евреев и необычной для идишской поэзии лексики, соседствующей с пародийными цитатами из молитв на Йом-Кипур.
      В 1921 г. Маркиш уехал в Польшу, затем жил во Франции, посетил Германию, Англию, Францию, Испанию, Эрец-Исраэль, выступал с докладами о поэзии, участвовал в издании сборников и альманахов, публиковал стихи, критические и полемические статьи (в т.ч. в в московском журнале "Штром"). Совместно с У.-Ц.Гринбергом и М.Равичем выпустил два номера экспрессионистского альманаха "Халястрэ" ("Ватага": Париж, 1922 и 1924). Вновь приехав в Польшу, Маркиш становится одним из основателей и авторов ежемесячного литературоведческого журнала "Литэрарише блэтэр" ("Литературные листки").
      В 1926 г. Маркиш вернулся в СССР, поселился сначала в Харькове, затем в Москве. Среди опубликованных там книг: социально-исторические романы "Дор ойс, дор айн" ("Из века в век", 1929) и "Эйнс аф эйнс" («Один на один», 1934), эпические поэмы "Бридэр" («Братья», т.1-2, 1929 и 1941), "Нит гедайгет" («Не тужи», 1931 — о еврейских земледельцах и коллективизации), "Дэр тойт фун балэгуф" ("Чертополох", или "Смерть кулака", 1935 — сатирическое саморазоблачение кулака реб Аншеля), "Уфганг афн Днепэр" («Заря над Днепром», 1937 — о социалистической стройке), в которых отражены значительные события советской действительности, коренные перемены в жизни еврейского народа.
      Маркиш — автор сборников стихов "Фарклэптэ цифэрблатн" ("Заклеенные циферблаты", 1929 — сюда вошло стихотворение об Эрец-Исраэль) и "Фотэрлэхэ эрд" ("Отчая земля", 1938).
      Из пьес (сборник вышел в 1933 г.) наиболее известны "Ди эрд" («Земля», поставлена в 1930 г.), «Мишпохэ Овадис» ("Семья Овадис", с огромным успехом поставлена в 1937-38 гг. большинством еврейских театров СССР; рус. пер. 1938), "Дэр уфштанд ин гето" («Восстание в гетто», поставлена в 1946 г.). В мае 1941 в русских театрах Москвы, Ленинграда и Киева была поставлена пьеса "Кол нидрэ". В 1941-45 Московский ГОСЕТ поставил "Клятву", "Око за око", "Лесные братья".
      Маркиш равно владел классической версификацией (поэма в сонетах "Чатырдаг", 1919) и свободным стихом ("Радио", Варшава, 1922 — скорбь и отчаянье в связи с еврейскими погромами на Украине), смело вводил неологизмы, поражал меткостью сравнений и метафор. Наиболее значителен его вклад в создание крупных поэтических форм, он считается классиком эпической поэзии на идише.
      В 1939 г. Маркиш стал кандидатом в члены КПСС и кавалером ордена Ленина, в 1942-м — членом КПСС. Однако творчество поэта нередко выходило за идеологические рамки, установленные советским руководством. Еще в начале 30-х "пролетарский" критик М.Литваков прорабатывал Маркиша за проявления "национальной ограниченности". В 1940 г., в период дружбы СССР с гитлеровской Германией, написал поэму "Тэнцерн фун гето" ("Танцовщица из гетто", опубл. в 1942) и завершил начатую в 1927-м поэму "Фэрцикьёрикер ман" ("Сорокалетний"), охватывающую еврейскую историю от библейских времен до русской революции.
      Поэма П.Маркиша "Милхомэ" («Война», 1941-48) явилась одним из первых эпических произведений о борьбе с нацизмом. Маркиш вступил в Еврейский антифашистский комитет, редактировал сборник "Цум зиг" ("К победе", 1944) и литературно-художественный альманах «hэймланд» ("Родина", 1947-48). Роман о героизме Варшавского гетто "Трот фун дойрэс" («Поступь поколений», 1948) был опубликован в СССР в 1967 г. в искаженном виде.
      Значительный интерес представляют статьи, памфлеты, фельетоны и литературно-критические выступления П.Маркиша, в особенности его монографии о С.Михоэлсе (1939) и Шолом-Алейхеме.
      На гражданской панихиде по Михоэлсу поэт мужественно прочитал свое стихотворение, где гибель актера названа убийством. 27 января 1949 года П.Маркиш был арестован. Расстрелян 12 августа 1952 г. вместе с другими деятелями ЕАК.
      Лит.: Г.Ременик, "Перец Маркиш", «Советиш геймланд», 1965, №11; Г.Ременик, "Очерки и портреты", М., 1975; Краткая еврейская энциклопедия, т.5, Иерусалим, 1990.
      (Из проекта "Изучение языков в Интернете")


      Маркиш Эстер Ефимовна (1912-?) Писательница, переводчица. Жена П. Д. Маркиша. После ареста мужа репрессирована как жена врага народа, находилась в ссылке в Казахстане. В 1954 вернулась в Москву. С 1972 жила в Израиле. Переводы. Кн. о преследованиях еврейских писателей в СССР "Как убивали" (1982).
      (Из портала "Проза")
      Подробности ее биографии и биографии Переца Маркиша — в предлагаемой книге «Столь долгое возвращение».


    Эстер Маркиш. Воспоминания "Столь долгое возвращение..." — март 2010 — прислал Давид Титиевский

          Из предисловия автора:
          С того времени, как эта книжка вышла впервые – по-французски – прошло пятнадцать лет. Немало воды утекло с тех пор – мутной и кровавой, соленой и пресной, – но никак не прозрачной и не сладкой. Многое изменилось в мире – и в Советском Союзе, откуда я уехала, и в Израиле, куда я вернулась. Но вряд ли человек, или, если угодно, Человек, стал за эти годы лучше, совестливей и добрей. Поэтому те страшные времена, которые я описала в этой книге, хоть и ушли в историю, но не окаменели, не омертвели. Они не только напоминают о вчерашнем – они говорят о завтрашнем, потому что сегодня решается судьба одной шестой части мира, на которой расположен Советский Союз. И от этого решения отчасти зависит и судьба остальных пяти шестых.<...>
          Сегодня, спустя пятнадцать лет, я ничего не меняю в моей книге, ничего не добавляю и ничего не убавляю. Пусть читатель воспримет ее такой, какою она была написана – и, все же, сделает в своей душе поправку на время.

    Фрагменты из книги:

          "Затея советской власти с "лишенцами" приобретала постепенно иной, куда более широкий, чем вначале, характер. "Грехи" родителей распространились на детей. Советы устроили первый публичный спектакль, омерзительный и грязный: в газетах стали появляться заявления об отказе детей от родителей, жен от мужей. Отказывающиеся били себя кулаками в грудь, выжимали из глаз слезы "чистосердечного" раскаяния: это-де нелепая случайность, они никак не связаны с буржуями, нэпманами, врагами социализма... Неопубликовавших такие заявления ждала суровая кара: они несли на себе клеймо "родственников лишенцев", их не брали на работу и учебу, преследовали и травили. Немного было тех, кто не проявил слабости."

    * * *

          "Что же это такое — "золотуха"? Исследователи, потрясенные бессовестным, кровавым концом НЭПа, почти упустили из виду окончательную расправу с ним — "золотуху". "Золотуха" носила всесоюзный характер. Вот в чем заключалась ее сущность.
          Всех не успевших умереть собственной смертью или быть убитыми нэпманов решено было вновь посадить и "трясти" до тех пор, пока они не отдадут утаенное в прошлом золото, ценности или деньги. Государство нуждалось в деньгах, в больших деньгах — вот оно и решило действовать самым действенным способом: отнять эти деньги у своих граждан. Не облагать их налогами, не уговаривать подписаться на заём — а просто отнять. Схватить за шиворот, трясти, бить, угрожать смертью — и отнять. А затем отпустить за ненадобностью на свободу. Задача была несложна — как, скажем, отбирание кошелька у прохожего человека в чистом поле, ночью."

    * * *

          "Литературное положение Всеволода Иванова было в ту пору двусмысленным. На его беду ранние его, "сибирские" рассказы понравились Сталину. Рассказы те были жестокими, кровавыми — как правда Сибири тех лет — и, быть может, пришлись по душе Сталину именно по причине своей жестокости и оголенности. Сталин следил за публикациями молодого сибиряка, за его движением в литературе. Однажды он затребовал из редакции толстого московского журнала гранки ивановской повести. Повесть понравилась Сталину, он захотел написать к ней предисловие. Кто-то из сталинского окружения, предвидя резкий взлет ивановской карьеры, позвонил писателю и сообщил ему о том, что Сталин собирается писать предисловие к повести. Иванов, однако, принял новость весьма холодно. Он сказал своему телефонному кремлевскому собеседнику, что не видит никакой необходимости в предисловии политического деятеля, предпочитая ему предисловие писателя или литературоведа... Немедленно вслед за тем повесть была из журнала выброшена. До конца его дней — а он пережил Сталина и умер в 1963 году — на Иванове осталось несмываемое пятно неповиновения и "строптивости" в глазах литературно-политических вождей. Несколько его романов так и лежат в его архиве неопубликованными. Во все времена он оставался человеком независимым и прямым, хотя, зная отлично, где и в какое время он живет, избегал полемики и открытых высказываний."

    * * *

          "31 декабря 37 года состоялся заключительный банкет, посвященный 750-летию со дня рождения Шота Руставели. У входа в ресторан стоял Миша Светлов с большим поленом в руках. В ответ на мой недоумевающий взгляд Светлов разнял полено, и я увидела внутри букет очаровательных весенних — откуда только он из раздобыл? — фиалок.
          — Сегодня я подарю эти цветы самой красивой девушке в мире, — сказал Светлов.
          Он подарил их Радам Амирэджиби — из рода грузинских царей, действительно потрясающе красивой девушке, ставшей вскоре женой Миши Светлова. Брак этот был не слишком-то удачным, длился долго, но, в конце концов, распался.
          — Грузинская царица — слишком большая роскошь для бедного еврея, — горько шутил впоследствии Светлов."

    Страничка создана 1 апреля 2010.

Rambler's Top100
Дизайн и разработка © Титиевский Виталий, 2005-2010.
MSIECP 800x600, 1024x768