Библиотека Александра Белоусенко

На главную

 
Книжная полка
Русская проза
Зарубежная проза
ГУЛаг и диссиденты
КГБ
Публицистика
Серебряный век
Воспоминания
Биографии и ЖЗЛ
История
Литературоведение
Люди искусства
Поэзия
Сатира и юмор
Драматургия
Подарочные издания
Для детей
XIX век
Японская лит-ра
Журнал "Время и мы"
 
Архив
 
О нас
 
Обратная связь:
belousenko@yahoo.com
 

Библиотека Im-Werden (Мюнхен)

Олег Греченевский. Публицистика

Отдав искусству жизнь без сдачи... Сайт о Корнее и Лидии Чуковских

Библиотека CEPAHH


 

Сева НОВГОРОДЦЕВ
(имя собств. Всеволод Борисович Левенштейн)
(род. 1940)

  Сева Новгородцев (настоящее имя Всеволод Борисович Левенштейн; 9 июля 1940, Ленинград) — британский журналист и радиоведущий, сотрудник Русской службы Би-би-си. Ведущий музыкальной программы Би-би-си, впоследствии получившей название «Рок-посевы», а также разговорных передач «Севаоборот» и «БибиСева».
  Кавалер ордена Британской империи, автор книг «Рок-посевы», «Секс, наркотики, рок-н-ролл», «Осторожно, люди» и «Интеграл похож на саксофон». Стал первым диск-жокеем в истории радиовещания на территории Советского Союза. Снялся в нескольких фильмах.
  Родился в Ленинграде в семье капитана дальнего плавания.
  В 1947 году поступил в 222-ю школу (б. Петришуле). В 1957 поступал в московские театральные институты (им. Щукина и им. Щепкина), но не был принят. В том же году поступил в ЛВИМУ (Ленинградское высшее инженерное морское училище им. адмирала Макарова).
  В 1949 отец Севы переезжает с семьёй в Эстонию из-за инцидента с севшим на мель кораблём, в результате которого потерял должность.
  С 1959 по 1965 годы — совмещение работы на флоте с карьерой джазового музыканта (тенор-саксофон).
  В 1965 году попал в джаз-оркестр Иосифа Вайнштейна. С 1972 года — руководитель ВИА «Добры Молодцы». К тому же периоду относится взятие фамилии помполита теплохода «Верхоянск», на котором Сева плавал штурманом, в качестве сценического псевдонима.
  В 1974 году, по собственным словам, «заголодал по системе йогов (21 день) и, переосмыслив жизнь, бросил работу».
  В 1975 году покинул Советский Союз. Жил в Австрии, в Италии (где в 1976 году в Риме принял крещение в протестантской церкви). С 1977 года живёт в Лондоне.
  Первая музыкальная передача Севы Новгородцева на русской службе Би-би-си в коротковолновом диапазоне вышла 9 июня 1977 года под названием «Программа поп-музыки из Лондона». Передача (переименованная в «Рок-Посевы» с января 1991 года) выходила в течение 27 лет — до 12 июня 2004 года и принесла известность её автору в Советском Союзе.
  С 7 ноября 1987 года по 4 ноября 2006 года вёл разговорную передачу «Севаоборот», большинство выпусков которой проводились в прямом эфире.
  В 1995 году основал иллюстрированный ежемесячный рок-журнал на русском языке «О!», но проект закрылся по финансовым причинам (вышло три номера).
  С февраля 2003 года выпускает ежедневную новостную программу «с человеческим лицом» «БибиСева».
  Завершил карьеру на радио в сентябре 2015 года. 4 сентября вышла в эфир последняя программа «БибиСева». Выпустив в эфир в сентябре последнюю «БибиСеву», Сева решил кардинально сменить образ жизни и перебрался на курортный комплекс Пампорово в Родопских горах в Болгарии.
  (Из проекта "LiveLib.ru")


    Произведения:

    Книга "Интеграл похож на саксофон" (2011) (pdf 17,1 mb) – март 2021
      (OCR: Александр Белоусенко (Сиэтл, США);
      обработка: Давид Титиевский (Хайфа, Израиль))

      Автобиографию знаменитого радиоведущего Русской службы Би-Би-Си Севы Новгородцева без преувеличения можно назвать энциклопедией советской жизни 1960-1970-х. Рассказывая о себе, автор рисует яркую, правдивую и ироничную картину нравов и быта последней империи.
      (Аннотация издательства)

    * * *

      Неловко как-то писать про себя. «Я был, я видел, я думал...» А если автор к тому же сочиняет в лирическом ключе и с первых страниц ни с того ни с сего принимается подробно описывать запах своей детской или облупившуюся краску на лестнице — так вообще хочется сразу всё проветрить и покрасить.
      Однако автора биографии можно понять, для него собственное «я» — это не более чем литературный приём. Он вместе с читателем отправляется в путешествие по морю своей жизни, служит ему лодкой, ковчегом, перенося его с места на место, из одного времени в другое, знакомит с попутчиками, встретившимися на долгом пути.
      Я бы хотел стать для тебя, читатель, таким ковчегом, такой лодкой, с тем чтобы ты увидел пройденное моими глазами, разделил со мной все встречи и приключения.
      Начать поэтому придётся с самого начала, с появления моего «я».
      (От автора)

      Фрагменты из книги:

      "То, что у советской власти с саксофоном отношения не сложились, было известно всем. Партийный вождь Андрей Жданов, сам не чуждый музыке, однажды в идеологическом порыве ассоциировал саксофон с финским ножом, выделив его из всего многообразия духовых, смычковых, щипковых, клавишных и ударных. Почему именно этот инструмент, в виде изогнутой латунной трубы с клапанами, с его точки зрения, всего на один шаг отстоял от холодного оружия блатных?
      Легко теперь, из свободного и безопасного времени, издеваться над товарищем Ждановым (которого народ и помнит-то за эту цитату да за нападки на Ахматову и Зощенко), но он изрёк такое не по глупости или недостатку образования. Жданов был политиком сталинской школы и случайных слов не говорил. Быть может, это была фрейдистская оговорка, и в своей обличительной филиппике партия ненароком выдала мучившие её страхи, сталкивавшие саксофон во что-то низкое, растлённое и потенциально преступное.
      Эта фраза, прочно вошедшая в народный лексикон, до сих пор выскакивает то там, то сям, как чёрт из коробочки. Она малым зеркальцем отразила сталинскую паранойю по отношению ко всему иностранному, охватившую Отца народов после войны. Любой контакт с заграницей мог окончиться лагерным сроком, а женщины, имевшие несчастье полюбить иностранца, вместо того чтобы идти под венец, шли по этапу".

    * * *

      "В советских вузах учили бесплатно, но плата за образование была — два года следовало отработать там, куда пошлют. «Молодой специалист» не имел права уйти или перевестись. Комиссия по распределению маячила перед нашим выпуском как Страшный суд, с которого можно было отправиться в рай или ад.
      Командовала этим Страшным судом декан судоводительского факультета Анна Ивановна Щетинина — первая в мире женщина-капитан дальнего плавания. Мы её побаивались и по возможности обходили стороной, помня флотскую мудрость: «Всякая кривая вокруг начальства короче прямой».
      Потом уже я выяснил, что до 1949 года она плавала капитаном в Балтийском пароходстве и, конечно же, знала своего начальника, Бориса Иосифовича, тем более что муж Щетининой в войну был на Ладоге, как и отец. Анна Ивановна, естественно, тоже прекрасно знала, кто я такой и куда мне хотелось бы попасть, но по неписаным законам того поколения не могла ни малейшим намёком или жестом этого показать.
      Стараясь держаться твёрдо, спокойно, но с дрожащими коленками я предстал перед большим столом, накрытым зелёным сукном. За столом восседала большая комиссия. Секретарь полистал моё личное дело, передал его Щетининой.
      — Где бы вы хотели работать? — спросила она, не отрывая глаз от папки.
      — На Дальнем Востоке! — отчеканил я, внутренне сжавшись. А вдруг мой намёк не поймут?
      — Поедете на Балтику, — сурово сказала Анна Ивановна, поблескивая регалиями, — в Эстонское пароходство. Идите".

    * * *

      "Концерт катился весело, как колымага по ухабистой дороге. В первом отделении — обработки народных песен; во втором — дозволенный «попс». В финале мне, по чину, пришлось представить публике всех участников поименно, а Ляпка из-за барабанов громко объявил в свой микрофон: «Руководитель ансамбля Всеволод Левенштейн!»
      Я почувствовал, как по залу будто волна пробежала или внезапно, словно налетевшим лёгким ветерком, на гладь вод нагнало рябь. Фамилия Левенштейн для руководителя сказочных былинных добрых молодцев явно не подходила. Чисто стилистически, чисто семантически. Да и чисто исторически тоже. Известный факт — ну не было в глухой славянской старине Левенштейнов.
      Я вспомнил теплоход «Верхоянск», стрельбу из духовика по картошке, игру в «кахей», помполита с фамилией Новгородцев. Мне тогда почему-то казалось, что он бездетный. В тот вечер я стал его заочным приёмным сыном, Всеволодом Новгородцевым. В тот же день сбрил джазовую бороду, оставив только попсовые усы".


    Ссылка:

    Авторский сайт Севы Новгородцева

    Страничка создана 12 марта 2021.

Дизайн и разработка © Титиевский Виталий, 2005-2021.
MSIECP 800x600, 1024x768