Библиотека Александра Белоусенко

На главную

 
Книжная полка
Русская проза
Зарубежная проза
ГУЛаг и диссиденты
КГБ
Публицистика
Серебряный век
Воспоминания
Биографии и ЖЗЛ
История
Литературоведение
Люди искусства
Поэзия
Сатира и юмор
Драматургия
Подарочные издания
Для детей
XIX век
Японская лит-ра
Журнал "Время и мы"
 
Архив
 
О нас
 
Обратная связь:
belousenko@yahoo.com
 

Библиотека Im-Werden (Мюнхен)

Олег Греченевский. Публицистика

Отдав искусству жизнь без сдачи... Сайт о Корнее и Лидии Чуковских

Библиотека CEPAHH


 

Валерий Валерьевич ПАНЮШКИН
(род. 1969)

  Панюшкин Валерий Валерьевич (26 июня 1969, Ленинград) — российский журналист, литератор. Главный редактор Русфонда. Член Попечительского совета благотворительного фонда борьбы с лейкемией.
  Валерий Панюшкин родился 26 июня 1969 года в городе Санкт-Петербург. Получив аттестат о среднем образовании поступил в Российский Институт Театрального Искусства, окончив который получил специальность «театровед-исследователь». После окончания обучения занимался изучением истории флорентийских праздников XV века, в частности парады, балы, церемонии.
  Будущий журналист начал свою карьеру с должности сценариста в телевизионной программе о культуре, кино и моде «Матадор» на Первом канале. Также выступал ведущим корреспондентом издательского дома «Коммерсантъ», писал статьи для журналов «Столица» и «Автопилот». Валерий Панюшкин сотрудничал с проектом «Газета.ру» и удостоен премии «Золотое перо России». Кроме того, работал в редакции изданий «The New Times», «Ведомости», «Esquire» и «Сноб». Некоторое время занимал пост шеф-редактора журнала «Gala».
  В 1999 году Валерий Панюшкин стал соведущим Юрия Сапрыкина, главного редактора журнала «Афиша». Коллеги вели вечернее шоу «Клиника 22» на радиостанции «Наше радио» на протяжении двух лет.
  В 2005 году журналист дебютировал в роли писателя опубликовав сборник рассказов и эссе «Незаметная вещь». Через год вышла очередная книга «Михаил Ходорковский. Узник тишины». Позже Панюшкин презентовал свое произведение «Газпром. Новое русское оружие». Весной 2009 года вышла книга «12 несогласных».
  Валерий Панюшкин часто проводит мастер-классы по журналистике. Принимает участие в благотворительных мероприятиях, является автором сценариев для концертов «Подари жизнь» в театре «Современник». Также вел авторские программы «Жизнь» и «Круглый стол» на телеканале «Дождь. Optimistic Channel».
  С 2016 года занимал должность главного редактора информационного портала «Такие Дела». С апреля 2018 года Валерий Валерьевич Панюшкин является главным редактором Российский фонд помощи — Русфонда. Организация занимается помощью тяжелобольным детям, содействие развитию гражданского общества, внедрению медицинских технологий.
  Женат. У журналиста четверо детей.
  (Из проекта "РУспех")


    Произведения:

    Михаил Зыгарь, Валерий Панюшкин. Книга "Газпром: Новое русское оружие" (2008) (pdf 1,5 mb) — май 2020

      Газпрома, его газа и труб так сильно боятся, Газпромом, его газом и трубами так восхищаются, что, кажется, и времени уже не остается на то, чтобы взглянуть – а как Газпром устроен? Что это – механизм или организм? В каком состоянии сейчас это мощное русское оружие, которое ковали Берия и Хрущев, которым учились пользоваться Брежнев и Косыгин и которое Черномырдин и Вяхирев передали в руки Путину? Действительно оно опасно или, может, проржавело? Наконец, можно ли попытаться его разобрать, чтобы получить ответы на эти вопросы? Книга про Газпром получилась книгой про Россию. Мы смотрели на страну через извилистую газпромовскую трубу и понимали, что если бы эта труба на каком-то участке своей истории повернула иначе, страна была бы другой.
      (Аннотация издательства)

    * * *

      "Только на территории России общая длина труб Газпрома составляет 156 000 километров. Это в три с половиной раза больше длины экватора.
      Газпрома так сильно боятся, Газпромом так громко восхищаются, что, кажется, и времени уже не остается на то, чтобы взглянуть, как он устроен и что у него внутри. Что это, механизм или организм? В каком состоянии сейчас это мощное русское оружие, которое ковали Берия и Хрущев, которым пользовались Брежнев и Косыгин и которое Черномырдин и Вяхирев передали в руки Путину? Не проржавело ли оно? Действительно ли опасно? Наконец, можно ли попытаться его разобрать, чтобы получить ответы на эти вопросы?
      Первые слова, которые сказал нам бывший ельцинский и.о. премьер-министра Егор Гайдар, когда мы попросили его дать нам интервью про газ, были:
      – Зачем это вам? Вы понимаете, что вас убьют? Вы понимаете, куда вы лезете?
      Мы не понимаем".
      (Из предисловия)

    Оглавление:

    Предисловие
    Глава 1. Инстинкт сохранения
    Глава 2. Наш дом – Газпром
    Глава 3. Трастовый договор
    Глава 4. Газпром против преемника
    Глава 5. Газпром теряет голос
    Глава 6. Человек из Питера
    Глава 7. «Жыве Беларусь!»
    Глава 8. Оружие Газпром
    Глава 9. Газпром на пороге ада
    Глава 10. Поход на Запад
    Глава 11. Страна Газпром
    Глава 12. Посреди пустоты
    Послесловие. Россия в трубе


    Книга "Ройзман: Уральский Робин Гуд" (2014) (doc-zip 2,2 mb; html 1,7 mb; pdf 57,3 mb) — сентябрь 2019, апрель 2020

      Книга известного журналиста Валерия Панюшкина, несколько месяцев проведшего в Екатеринбурге бок о бок с Евгением Ройзманом, одним из самых обсуждаемых и заметных общественных деятелей современности, даёт трезвую оценку деятельности фонда «Город без наркотиков» и живописует будни самого Евгения. Ройзман у Панюшкина предстаёт эдаким былинным героем, спасающим Россию из лап чудовища — наркомании. Но и Робин Гудом его назвали неспроста — методы достижения благой цели вовсе не однозначны. Поэтому портрет Ройзмана получился многогранным, и каждый читатель решит для себя сам, кто же этот человек — новый герой или разбойник.
      Книга читается как авантюрный роман. Тюрьма и подпольные выставки, любовь и гонки по бездорожью, борьба с наркотиками и противостояние с властью. И харизматичный герой, Ройзман, который не устаёт повторять: «Сила в правде».
      (Аннотация издательства)

    Содержание:

    Глава первая. Простые действия ... 5
    Глава вторая. Восстание ... 21
    Глава третья. Рецепт дерзости ... 41
    Глава четвертая. Презрение ... 59
    Глава пятая. Настоящие люди ... 75
    Глава шестая. Период полураспада ... 89
    Глава седьмая. Государственные дела ... 111
    Глава восьмая. Любовный треугольник ... 125
    Глава девятая. Сагринские хроники ... 145
    Глава десятая. Заложники ... 159
    Глава одиннадцатая. Разгром ... 173
    Глава двенадцатая. Мэр ... 181

      Фрагменты:

      Зачем бежал? Сам себе срок наматывал. Понимали же следователи, что дело молодое. Мошенничество можно было считать мошенничеством, а можно было сказать, что просто не отдавал долги. Незаконное ношение оружия? Ну да, носил нож. Но у какого же чёткого парня на Урале нету за пазухой ножа? Кража? Да, была кража. Но украл шмотки, которые у его девушки хранил какой-то фарцовщик. А это кража, конечно, но из разряда «вор у вора шапку». Следователи же понимали ещё, что если баба замешана… Может, из лихости украл, может, девчонку выгораживал, взял на себя. Так следователи думали до побега (если не считать того следователя, что сам претендовал на внимание замешанной в деле женщины). Но когда побег, значит как бы сам преступник признаётся во всём содеянном. Да небось знает за собой ещё что-нибудь настолько серьёзное, что стоит бежать. За побег накручивают по-полной. А сам побег не инкриминируют только потому, что неохота подставляться – чуть не прошляпили же.
      Зачем бежал? Даже если и не условный срок, три года – это ведь немного. Мелкие уголовники при хорошем поведении на половине срока выходят по УДО – полтора года получается, быстрее, чем армия. Но всё же бежал. А если бы убили? А если бы сам ненароком не оглушил, а убил тихого следователя – кулак-то тяжелый? А если бы и получилось, то как бы потом жил – до конца дней скрываться? Но всё же бежал. И нет этому никакого рационального объяснения, кроме уральской дерзости. Бежал, чтобы бежать. И теперь уж труби от звонка до звонка: после побега и до суда – в одиночке, потом в Каменском лагере, а под конец срока – опять в Свердловской тюрьме (Екатеринбург тогда назывался Свердловском).
      Про лагерь Ройзман рассказывать не любит. Отшучивается. Все отшучиваются. Вот и у Арсения Рогинского все истории про лагерь смешные. И у Сергея Ковалева главный лагерный рассказ – про то, как приготовить праздничный торт из буханки ситного хлеба и конфет «подушечка». Только Светлана Бахмина из известных мне узников проговорилась, что в тюрьме понимаешь, насколько люди бывают жестокие, глупые, злые и несчастные. И всё же люди.

    * * *

      Впрочем, недолго тот генерал будет с Ройзманом заодно. Один только вечер. Вскоре уже выступит на суде над наркоторговкой Танькой Морозовской свидетелем защиты. Вот оно что! Теперь про генерала понятно. А Танька Морозовская торгует наркотиками почти в открытую. Дом её в цыганском посёлке на Шаумяна, 11, знают все – и наркоманы, и милиционеры, и фондовцы. Но сделать ничего нельзя. Разве что джип ей поджечь. Сгоревшая машина, конечно, огорчает Таньку, но не заставляет свернуть наркоторговлю, наоборот – активизировать. Танька хвастается, что ментов, дескать, покупает целыми райотделами. И похоже, недалеко это хвастовство от истины. Потому что сколько раз брали Таньку с поличным, сколько заводили на неё уголовных дел. И все они рассасываются как-то – какие закрываются под сомнительным предлогом, какие просто канут в милицейских архивах, теряются в сейфах, заваливаются грудой бумаг.
      Вот (прав оказался Варов!) на что нужна база данных. Однажды Ройзман вытаскивает из фондовского компьютера всю информацию по Морозовской и едет к областному прокурору Золотову. Говорит:
      – Юрий Михайлович, смотрите, сколько дел было возбуждено. Где они? Затребуйте эти дела. Посмотрите, что с ними. Почему не доведено до суда ни одно?
      И на стол к прокурору ложится сразу целая пачка потерянных уголовных дел Морозовской. И садится Морозовская на четырнадцать лет с конфискацией. Да судья ещё и особо подчёркивает в приговоре, что столь широкомасштабная наркоторговля без помощи милиции – невозможна.

    * * *

      Дети жили в центре города. Тоже неподалеку от варовского офиса, в подземных теплотрассах. Беспризорники лет по девять–двенадцать. Десять человек мальчиков и одна девочка. Мальчишки хвастались, что в очередь занимаются с девочкой сексом. Варов, который работал неподалёку от их катакомб, слыша мальчишескую уличную похвальбу, бывал охвачен яростью, пытался догнать, но разве же их догонишь? Санников приезжал со съёмочной группой, привозил мальчишкам еду, и за еду мальчишки позволяли снимать под землёй свои лёжки на тёплых подземных трубах. Но в руки не давались, в приюты не хотели, просили водки. А Санников детям в водке отказывал и вечерами после съёмок пил её сам, пока не отпускало диккенсовское какое-то чувство тоски по детям в катакомбах.
      Они все были токсикоманами, эти дети. У каждого в рукаве был полиэтиленовый пакет с клеем «Момент», и каждые пару минут каждый катакомбный ребёнок неприметно, но и не слишком таясь, делал из пакета глубокий вдох – даже и в толпе на улице. Если клея не было, нюхали бензин или растворитель. Бензин легче достать. На каждой заправочной станции, в каждом заправочном пистолете после каждой заправки остаётся плевок бензина, которым можно дышать несколько часов. Только в отличие от клея, капля которого лежит на дне пакета, пока не затвердеет, бензин текучий, летучий – выливается из пакета на одежду, а пары его пропитывают изнутри рукав. Так и жили.

    Страничка создана 21 мая 2020.

Дизайн и разработка © Титиевский Виталий, 2005-2020.
MSIECP 800x600, 1024x768