Новинки
 
Ближайшие планы
 
Архив
 
Книжная полка
Русская проза
Зарубежная проза
ГУЛаг и диссиденты
КГБ
Публицистика
Серебряный век
Воспоминания
Биографии и ЖЗЛ
Литературоведение
Люди искусства
Поэзия
Сатира и юмор
Драматургия
Подарочные издания
Для детей
XIX век
Новые имена
 
Статьи
По литературе
ГУЛаг
Эхо войны
Гражданская война
КГБ, ФСБ, Разведка
Разное
 
Периодика
 
Другая литература
 
 
Полезные проекты
 
Наши коллеги
 
О нас
 
 
Рассылка новостей
 
Обратная связь
 
Гостевая книга
 
Форум
 
 
Полезные программы
 
Вопросы и ответы

Поиск в нашей Библиотеке и на сервере imwerden.de

Сделать стартовой
Добавить в избранное


 

Игорь Евгеньевич РЕЙФ
(род. 1938)

      Рейф Игорь Евгеньевич (1938, Москва) окончил 1-й Московский медицинский институт (1963), работал врачом-терапевтом в медсанчасти КБ Туполева, затем в Загородной клинике реабилитации 1 ММИ.
      В своем духовном становлении шел в ногу с большинством своих сверстников, не отставая, но и не забегая вперед, несмотря на то, что в 12-летнем возрасте пережил арест старшей сестры, осужденной на 25 лет лагерей за участие в молодежной политической организации, трое из членов которой в 1952 г. были приговорены к расстрелу, и вернувшейся только благодаря хрущевской оттепели. Тем не менее первым по-настоящему пережитым потрясением явился все-таки доклад Н.С. Хрущева на закрытом заседании ХХ съезда, зачитанный на курсовом комсомольском собрании. Но окончательно иллюзии относительно природы советского строя развеялись лишь 10 лет спустя, во многом благодаря произведениям А.И. Солженицына, опубликованным или распространявшимся в самиздате, и особенно под воздействием травли писателя, развернувшейся во второй половине 1960-х годов. Тогда же попробовал самостоятельно изложить свои мысли на бумаге, результатом чего явилась работа «Трансформация большевизма» (1969), где говорилось о разрыве существующего режима с идеалами первых лет революции, представления о которых были, впрочем, как и у большинства, во многом превратными. Однако, благодаря работе над этой рукописью, распространявшейся впоследствии в самиздате, сблизился и подружился с генералом П.Г. Григоренко, также находившимся в то время на «марксистско-ленинских» позициях, а потому горячо принявшим содержащуюся в ней критику режима «слева». Об этом периоде своей жизни рассказал впоследствии в автобиографическом очерке «Каждый прозревает в одиночку. Комментарий к самиздатовской рукописи» (2007), посвященном памяти П.Г. Григоренко, пока не опубликованном.
      Печататься начал в перестроечные и постперестроечные годы — «Известия», «Труд», «Литературная газета», «Московские новости» и др. В 1995 г. подготовил к изданию лагерные мемуары проживавшей в Канаде сестры Аллы Тумановой «Шаг вправо, шаг влево...», посвященные памяти троих расстрелянных ее однодельцев и вышедшие в том же году в издательстве «Прогресс». При этом, пользуясь короткой ростепелью, коснувшейся структур ФСБ, получил возможность ознакомиться с томами следственного дела и провел несколько памятных месяцев в специально отведенной для этого комнате приемной ФСБ на Кузнецком мосту, переписывая протоколы допросов, часть которых вошла в книгу. Справедливости ради, должен сказать, что под конец и сами сотрудники архивного отдела ФСБ пришли мне на помощь и отксерили часть заложенных мной страниц на своем копировальном аппарате. И даже (!) позволили привести профессионального фотографа, чтобы отснять в цвете переплет одного из следственных томов (фотографию планировалось использовать при оформлении книги), причем фотограф этот со своей аппаратурой на полчаса парализовал всю работу приемной на Большой Лубянке, к чему ее хозяева отнеслись с пониманием и сочувствием. Кто поверит теперь, что были когда-то такие нравы в этой организации?
      В 1996-98 гг. вместе с женой сотрудничал с Комитетом солдатских матерей России, результатом чего явилась статья в "Литературной газете" (1996 г., №45) «Двадцать пять женщин и одна армия» и серия публикаций на темы армейской дедовщины в газете «Труд».
      В 1998 г. из-за грозившей сыну службы в армии эмигрировал с семьей в Германию.
      В 2000 г. в издательстве МГУ отдельной книжкой вышла документальная повесть по письмам погибшего на войне выпускника биофака МГУ Ю.Зегрже «Знай, что у меня впереди хорошее будущее», по поводу которой журналист Г.Брейгин писал в израильском еженедельнике «Окна»: «Тоненькая, скорей даже не книга, а брошюра, она, тем не менее, вместила в себя трагическую жизнь целой семьи с труднопроизносимой фамилией Зегрже и, главным образом — жизнь младшего в этой семье, "незнаменитого выпускника МГУ", как назвал его автор, — по паспорту Георгия, а по жизни — Юры. <…> Этой скромной по размерам книжицей он по сути поставил памятник Юре Зегрже, вырвал его имя из забвения и вернул истории» («Хранят так много дорогого...», «Окна» 01.2001).
      В 2007 г. эта повесть вместе с биографическим очерком о психологе Л.Выготском и «Примечаниями к судьбе физика» вошли в книгу «Гении и таланты. Трое российских ученых в зеркале советской судьбы. (М.: Права человека, 2007).
      (От автора)


    Творения: (прислал автор)

    Книга "Гении и таланты. Трое российских учёных в зеркале советской судьбы" (текст содержит ряд уникальных фотографий, наша признательность Виталию Рейфу) — май 2009

          Предисловие автора:
          Эта эпоха была на удивление щедра на таланты, научные в том числе. Как будто бы многие из них нуждались в этом глухом сопротивлении среды, чтобы высечь из человека «искру божью». Но что мы знаем о том, как дышалось, как работалось им в условиях тоталитарного режима, где самый факт творческой «отмеченности» нередко означал для ее носителя испытание на излом? Троим из них – выдающемуся психологу Л.С.Выготскому (1896-1934), погибшему на войне молодому биологу Ю.Б.Зегрже (1918-1942) и рано ушедшему московскому физику-теоретику Л.И.Гудзенко (1927-1978), как бы олицетворяющим три поколения российской советской науки, и посвящена эта книга. И хотя имя первого известно теперь во всем образованном мире, а второго не вышло за стены родного ему биофака, да и третий умер, не дождавшись подлинного признания, однако есть нечто, позволяющее выстроить эти судьбы в один ряд. И это не только их драматическая, даже трагическая подчас окраска, но и нравственная составляющая таланта, способность оставаться верным своему призванию наперекор жестокому времени. Не частая, скажем прямо, в наши дни черта, но оттого не менее интересная, чем научные, творческие результаты. И, в соединении с человеческим обаянием каждого из персонажей, все это, думается, не оставит равнодушной читательскую аудиторию и окажется созвучным не одному ее возрасту и поколению.

    Содержание:

    Александр Городницкий. Еще тает сизый дым разлуки

    Знай, что у меня впереди хорошее будущее
    Повесть о незнаменитом выпускнике МГУ (Юрий Зегрже)

    Не отступаясь от лица
    Примечания к судьбе физика (Лев Гудзенко)

    Мысль и судьба психолога Выготского
    Владимир Леви.
    Отечественной психологии изумительно повезло...
    Несколько слов по поводу «Мысли и судьбы Выготского»


    Очерк "Последняя высота Зайтуны Альбаевой. Горькие примечания к подвигу" — июль 2009

    Фрагменты из очерка:

          "Теперь здесь только пустырь с пыльной степной травой да словно бы ненароком забредшими сюда столбами телефонной сети, которая, вероятно, тянулась еще тогда. В местной топографии он именуется бугор Песчанка. И трудно представить, что полвека назад за этот клочок бросовой земли шел бой, впрочем. не бой, а так, перестрелка, мелкий эпизод фронтовых будней. И если было что примечательного в том событии, так это явное неравенство сил: 20-летняя девушка-связистка, несшая дежурство на посту ВНОС (внешнего наблюдения, оповещения и связи) против десятка солдат моторизованной немецкой разведки, нагрянувших утром 9 августа 42-го года в степное село Садовое, что в 120 км от Сталинграда, и наткнувшихся на самой его окраине на этот злополучный пост, к которому из-за его возвышенного положения даже нельзя было подъехать на мотоциклах. Оставив технику внизу, разведчики вынуждены были карабкаться на этот бугор чуть не на четвереньках, и тут-то их и встретил одиночный винтовочный огонь, причем один из солдат был ранен в руку. Не ожидавшие сопротивления взбешенные гитлеровцы залегли, а один из них взобрался на крышу врытой в землю кибитки, откуда велся огонь, и сквозь круглое оконце в куполе уложил стрелявшую очередью из автомата.
          А ближе к вечеру в сгустившихся сумерках две местные жительницы в сопровождении стайки подростков, набравшись смелости, приблизились к тому месту, откуда утром слышна была стрельба, и обнаружив убитую, похоронили ее тут же в окопе, отрытом на случай авианалетов."


    Ссылки:

    «Звери загородной клиники» журнал «День и ночь» 2007, №1-2"
    «Перед главным вызовом цивилизации» М.: Инфра-М, 2005 (в соавт.)
    «Sustainable Development and the Limitation of Growth. Future Prospects for World Civilization» (co-authors: V. Danilov-Danil'yan, K.Losev) Berlin - Heidelberg: Springer/Praxis 2009

    Страничка создана 5 мая 2009.
    Последнее обновление 31 июля 2009.

Rambler's Top100
Дизайн и разработка © Титиевский Виталий, 2005.
MSIECP 800x600, 1024x768