Новинки
 
Ближайшие планы
 
Книжная полка
Русская проза
ГУЛаг и диссиденты
Биографии и ЖЗЛ
Публицистика
Серебряный век
Зарубежная проза
Воспоминания
Литературоведение
Люди искусства
Поэзия
Сатира и юмор
Драматургия
Подарочные издания
Для детей
XIX век
 
Статьи
По литературе
ГУЛаг
Эхо войны
Гражданская война
КГБ, ФСБ, Разведка
Разное
 
Периодика
 
Другая литература
 
 
Полезные проекты
 
Наши коллеги
 
О нас
 
 
Рассылка новостей
 
Обратная связь
 
Гостевая книга
 
Форум
 
 
Полезные программы
 
Вопросы и ответы
 
Предупреждение

Поиск по сайту


Сделать стартовой
Добавить в избранное




 

Наталья Алексеевна Решетовская

(1918-2003)

      Наталья Алексеевна Решетовская, первая жена Александра Исаевича Солженицына, "его подруга и помощница в годы войны, в годы его лагерей, в годы его подпольного писательства, в годы его славы и в годы начавшейся опалы его" (из письма Н. Решетовской в редакцию газеты "Книжное обозрение", 1989 г.).
      Наташа и Александр познакомились осенью 1936 года, через несколько дней после начала первого студенческого семестра в Ростовском университете. Он учился на физико-математическом факультете, она — на химическом. "...2 июля 1938 года Саня признался мне в любви. Говорил о том, что в своей будущей жизни видит меня с собой всегда рядом... Когда началась война, супружеству нашему было год с небольшим". (Здесь и далее цитаты из книг воспоминаний Н. Решетовской "В споре со временем" и "Александр Солженицын и читающая Россия").
      Война впервые надолго разлучает молодоженов. Солженицын рвется на фронт, получает направление в артиллерийское училище. После его окончания становится командиром батареи звуковой разведки, принимает боевое крещение на Орловско-Курском и Белгородском направлениях. Награжден орденом Отечественной войны; за освобождение Бобруйска — орденом Красной Звезды. В январе 1945-го в Восточной Пруссии батарея капитана Солженицына оказывается в окружении, откуда прорывается с боем. За проявленное при этом личное мужество Солженицын представлен к ордену Красного Знамени. Но эту награду получить он уже не успел...
      Его перепиской с одноклассником и другом Николаем Виткевичем, воевавшим на Первом Украинском фронте, заинтересовались органы НКВД. Несколько критических замечаний о Сталине — и ... "8 лет исправительно-трудовых лагерей по статье 58-10 и 58-11, согласно постановлению ОСО НКВД от 7 июля 1945 г.", Бутырская тюрьма, кирпичный завод в Ново-Иерусалиме, Марфинская спецтюрьма, лагерь в Экибастузе, ссылка в затерявшемся в казахстанской степи Кок-Тереке. Только в апреле 1956 года Солженицын наконец-то освобожден от ссылки и судимости.
      Наталья Алексеевна пишет мужу, навещает его в Марфине, старается помочь передачами и посылками. Все же ожидание кажется безнадежно долгим . В декабре 1948 года Н. Решетовская успешно защитила кандидатскую диссертацию и получила работу в лаборатории МГУ. И вдруг — засекречивание лаборатории. Стоило написать в анкете, что муж осужден — конец работе. "На ближайшем свидании в Таганке я сказала Сане о вынужденном, формальном разводе, чтобы не потерять работу. Он согласился".
      После отправки Солженицына в далекий казахстанский лагерь духовная связь между супругами стала угасать. "Любимый образ стал расплываться... И когда я летом получила в Кисловодске письмо от Всеволода Сергеевича, вдовца с двумя сынишками, то почувствовала: получила письмо от реального человека... Не буду себя ни оправдывать, ни винить. Я не смогла через все годы испытаний пронести свою святость... Я стала жить реальной жизнью, выйдя замуж за Всеволода Сергеевича и став матерью двух мальчуганов".
      Но при встрече с вернувшимся из ссылки Александром былые чувства вспыхивают с новой силой. И накануне нового, 1957 года все возвращается на круги своя... Последующие вехи творческой и личной судьбы Александра Солженицына — учительство в рязанской школе, напряженный литературный труд, внезапная громкая известность, и снова работа — на этот раз "потаенная", "в стол" — над "Архипелагом ГУЛАГ" и другими произведениями, всемирная слава и авторитет и травля на Родине — вехи их общей жизни.
      Потом в жизни Александра Солженицына появляется Наталья Светлова. Мучительный, многих душевных страданий стоивший обоим развод. И наконец — разлука. "Когда-то нас разделила колючая проволока, теперь — навеки — граница..."
      Всё это описано Н. А. Решетовской в ее книгах воспоминаний. "Свои мемуары я начала писать, еще будучи женой Солженицына, с его согласия и одобрения. Дело писания мемуаров я считала своим святым долгом, поскольку многие годы была ближайшим свидетелем жизни человека, которого считала... незаурядной личностью и к тому же человеком уникальной судьбы", — писала Решетовская.
      Первая ее книга "В споре со временем" увидела свет в обстоятельствах достаточно сложных. Она вышла в издательстве АПН в 1975 году, вскоре после высылки писателя из СССР. В том же письме в газету "Книжное обозрение" Н. Решетовская пишет: "Возможно, что на самом деле АПН хотело очернить Солженицына с моей помощью. И потому книга создавалась в тяжелой борьбе... Как-то мой редактор сказал мне, что я оказалась для него самым трудным автором за всю его долгую редакторскую жизнь. Борьба была неравной, и подчас побеждала их тенденция, что выразилось во вставках и сокращениях, не всегда со мною согласованных (особенно это относится к последней главе книги "Перекрестки")".
      Действительно, когда читаешь книгу сегодня, отчетливо видно, как порою тенденциозно расставлены в ней акценты; яркие и достоверные штрихи и подробности перемежаются откровенными или завуалированными выпадами против Солженицына. Но удивительная вещь!. Выпущенная советским издательством книга до советского читателя практически не дошла. Видимо, несмотря на все редакторские усилия, с её страниц предстал образ живого человека, незаурядной личности, а не мифического злодея, каким старалась представить писателя казенная пропаганда.
      Недавно Н. А. Решетовская переработала книгу, дополнив ее новыми материалами, возвратив авторское название, замененное издателями: "Александр Солженицын. Обгоняя время" и надеется, что она вскоре увидит свет.

      В 1990 году издательство "Советская Россия" выпустило книгу Н. Решетовской "Александр Солженицын и читающая Россия". Написанная на основе дневниковых записей и писем, эта книга, при всей понятной субъективности автора, благодаря содержащемуся в ней обширному фактическому материалу бесценна для будущих биографов нобелевского лауреата.
      Новая книга Натальи Решетовской "Разрыв" рассказывает о наиболее драматическом периоде их отношений с Александром Солженицыным.
      Возможно, некоторым читателям, в сознании которых уже успел сформироваться хрестоматийно-глянцевый, лишенный противоречий образ Солженицына, те обстоятельства его жизни, о которых идет речь в книге, покажутся "лишними", достойными умолчания. Но... дело ведь даже не в том, что личность масштаба Солженицына имеет право быть высвеченной с разных ракурсов, что все свидетельства о нем должны быть выслушаны, — какими бы субъективными и пристрастными они ни были; дело в том, что воспоминания Решетовской показывают еще одну грань большой человеческой трагедии, — трагедии не только автора мемуаров, но и самого Александра Исаевича.
      Вспомним: ведь некое отдаление Солженицына от жены — еще не разрыв, а предвестие его — начались задолго до появления в его жизни Натальи Светловой.
      Вот Солженицын задумывает "Архипелаг ГУЛАГ". И он, и Решетовская понимают: это слишком опасно; "Архипа" (так называли они будущую книгу, полуласково-полуконспиративно) ему не простят! Поэтому Солженицын собирается для работы над ним скрыться из дому — далеко и без переписки, без телефонных звонков. "Последний телефонный звонок... Спустя несколько дней — последнее письмецо... И всё. Связующие нас нити прервались. Я готовлюсь к тому, что ничего не буду знать о муже месяца полтора, а то и больше. Саня... считал нужным проваливаться в неизвестность, чтобы писать "Архипелаг". Но при этом невольно, неизбежно уходил от семьи. Это было очень страшно..."
      В один из приездов Решетовской к работающему в уединении мужу тот бросает ей. "Мне не нужна жена, мне не нужна семья, мне нужно писать роман!.."
      В другой раз у него вырывается "Вот ты вовсю стараешься, чтобы мне угодить, а мне лучше, когда тебя нет."
      В книгу Решетовской, в отличие, например, от мемуаров самого Солженицына, нет или почти нет политической полемики; это история человеческих отношений, обыденная, "частная" жизнь. Схватка Давида с Голиафом, государства и его пропагандистской машины с писателем как бы остается "за кадром", лишь изредка врываясь в повествование то эпизодом "засады" на даче, то странным, до сих пор до конца не разгаданным поступком адвоката Алексеевой.... Но вот вопрос: это ли невероятное внешнее давление, необходимость вести — в мирное время, в родной стране — "подпольное существование" отдалило друг от друга супругов и привело их к трагедии разрыва? Или все случившееся — неизбежное следствие взваленной Солженицыным на себя громадной творческой и гражданской задачи? И уже эта нечеловечески тяжелая ноша диктовала образ жизни, сосредоточенность на "главном" заставляла отсекать всё "второстепенное", рубить по-живому, по живым человеческим связям?.. Быть может, недаром слово "роковой" так часто звучит у Решетовской? Быть может, все действительно было роковым образом предопределено — и случилось бы при любой политической "погоде"? И сам масштаб таланта и одержимость выбирают человеку судьбу?..
      Так или иначе, именно глубина и неотвратимость человеческой трагедии, сопровождающей (неизбежно?) триумф писателя и подвиг гражданина — вот над чем более всего задумываешься, читая "Разрыв" Натальи Решетовской.
      Можно по-разному отнестись к этой книге. Но нельзя не выслушать горькую исповедь человека, прожившего почти три десятилетия рядом с выдающимся русским писателем Александром Исаевичем Солженицыным.
      (Из книги "Разрыв" (1992); на первом снимке Н. Решетовская студентка, 1937 г., на втором — в наши дни)
Rambler's Top100
Дизайн и разработка © Титиевский Виталий, 2005.
MSIECP 800x600, 1024x768