Библиотека Александра Белоусенко

На главную

 
Книжная полка
Русская проза
Зарубежная проза
ГУЛаг и диссиденты
КГБ
Публицистика
Серебряный век
Воспоминания
Биографии и ЖЗЛ
История
Литературоведение
Люди искусства
Поэзия
Сатира и юмор
Драматургия
Подарочные издания
Для детей
XIX век
Японская лит-ра
Журнал "Время и мы"
 
Архив
 
О нас
 
Обратная связь:
belousenko@yahoo.com
 

Библиотека Im-Werden (Мюнхен)

Олег Греченевский. Публицистика

Отдав искусству жизнь без сдачи... Сайт о Корнее и Лидии Чуковских

Библиотека CEPAHH


 

Саласпилсский концлагерь

  Саласпилс (концлагерь «Куртенгоф») — концентрационный лагерь (нем. Polizeigefangnis und Arbeitserziehungslager Salaspils, а также Lager Kurtenhof), созданный во время Второй мировой войны на территории оккупированной нацистской Германией Латвии. Существовал в 18 километрах от Риги рядом с городом Саласпилс с октября 1941 года до конца лета 1944 года.
  Наиболее печальную известность этот лагерь получил из-за содержания в нём малолетних узников, которых затем стали использовать для отбора крови для раненых немецких солдат, вследствие чего дети быстро погибали.
  В районе посёлка Саласпилс существовало несколько отдельных концлагерей. Помимо более известного лагеря для политических заключённых, неподалёку от него существовал также лагерь для военнопленных. Площадь этого лагеря была 18,82 га, военнопленные в нём жили под открытым небом, укрываясь в земляных норах, ели кору деревьев и доходили до людоедства.
  У основного лагеря Саласпилс было также несколько филиалов. В связи с этим в литературе есть разночтения в оценке числа узников и погибших.
  Изначально лагерь создавался для прибывающих в Латвию депортированных из Германии евреев — с целью селекции и последующего уничтожения. Они и начали в октябре 1941 года строить этот лагерь. Из привезённых в Латвию иностранных евреев в Саласпилс отправляли только трудоспособных. Многие из них погибли от голода и непосильного труда. Впоследствии в Саласпилс также помещали латвийских евреев.
  Однако евреи составили в итоге меньшинство узников лагеря. По данным историка Валдиса Луманса, в дальнейшем в лагерь заключали советских военнопленных, латвийских и других участников антинацистского сопротивления.
  Летом 1942 года часть еврейских узников были возвращены из лагеря в Рижское гетто. Из-за недоедания они выглядели как скелеты. Одним из вернувшихся в гетто был чешский еврей Карел Бесен, известный как «палач Саласпилса» — чтобы спасти свою жизнь, он убивал других узников, но так чтобы они как можно меньше мучились.
  В декабре 1942 года по поводу принадлежности лагеря состоялся спор между Главным административно-хозяйственным управлением СС (WVHA) и администрацией Рейхскомиссариата Остланд по поводу контроля над лагерем. 1 декабря Главное управление имперской безопасности в Берлине запросило командующего полицией безопасности и СД в Риге Рудольфа Ланге, является ли Саласпилс концлагерем, и если да, то по какой причине он не передан в ведение WVHA. Ланге ответил, что лагерь Саласпилс не является концентрационным, а воспитательно-трудовым, и потому находится под контролем полиции. Генрих Гиммлер счёл такое объяснение неудовлетворительным и называл Саласпилс концлагерем, однако контроль над ним оставался в руках Ланге до прекращения немецкой оккупации.
  В марте 1943 г. в лагерь начали помещать крестьян, женщин и детей, вывезенных из сёл Белоруссии, Псковской и Ленинградской областей во время карательных антипартизанских операций (так, в феврале-апреле 1943 г. во время операции «Зимнее волшебство» лишь из Освейского района Витебской области были вывезены 14 175 жителей — взрослые на работу в Германию, дети — в Саласпилс).
  «Весной 1943 года германские войска, отступая под ударами Красной Армии, поголовно угоняли с собою всё население оккупированных областей Советского Союза. В связи с этим усилился приток советских детей в концлагеря и тюрьмы на территории Латвии.»
  В августе 1944 года оставшиеся в живых заключённые лагеря были вывезены в концлагерь Штуттгоф. Перед приходом советских войск почти все лагерные бараки были сожжены.
  Оставшиеся бараки были использованы для создания лагеря для немецких военнопленных, содержавшихся там вплоть до октября 1946 года.
  В 1967 году на месте лагеря был создан Саласпилсский мемориальный комплекс.
  В 2006 г. на месте захоронения 146 немецких военнопленных был установлен берёзовый крест.
  (Из "Википедии")


    Сборник воспоминаний "В Саласпилсском лагере смерти" (1964) (pdf 43,7 mb)
      (издание любезно предоставил Дмитрий Верушкин (Рига, Латвия);
      (OCR: Александр Белоусенко (Сиэтл, США);
      Обработка: Давид Титиевский (Хайфа, Израиль))

      Вниманию читателя предлагается сборник воспоминаний бывших узников Саласпилсского лагеря смерти. Этот сборник перекликается с книгами, изданными в Советском Союзе и в странах социалистического лагеря, в которых гневно разоблачаются тягчайшие преступления германского фашизма против мира и человечества.
      В книге повествуется о чудовищных злодеяниях немецко-фашистских изуверов и их приспешников — латышских буржуазных националистов, совершённых ими за колючей проволокой Саласпилсского лагеря смерти. Вместе с тем бывшие узники не только рассказывают читателям об ужасах, которые народам мира принёс фашизм и его неизбежный спутник — война, но и предупреждают, что эти ужасы могут снова повториться, если народы не будут твёрдо стоять на страже мира и позволят гидре фашизма снова поднять голову...
      (Из предисловия)

    Фрагменты из книги:

      "Чудовищное преступление гитлеровцы совершили, истребляя советских детей.
      Согнанные в Саласпилсский лагерь из Латвии, Белоруссии, Ленинградской и Калининской областей, а также других временно оккупированных областей Советского Союза, советские люди вначале содержались вместе с детьми. Позднее дети, «дабы они не мешали взрослым работать», были отобраны у родителей и помещены в отдельные бараки. От голода и болезней дети умирали, и для их захоронения была создана особая команда узников, которая выносила трупы из бараков и закапывала за колючей проволокой.
      Вершиной подлости было преступление фашистских «врачей». Эти убийцы проделывали над больными детьми различные опыты — производили инъекции, добавляли в пищу различный яд. Результат был один: дети умирали мучительной смертью. Руководил этими «научными изысканиями» врач Майзнер.
      Исследовав останки детских трупов, эксгумированных из массовых могил, химики и судебно-медицинские эксперты установили, что дети отравлены мышьяком.
      У истощенных от голода детей фашисты выкачивали кровь для нужд немецких госпиталей.
      Государственной Чрезвычайной комиссией бесспорно установлено, что у детей систематически брали кровь. За период с 1942-1944 годов в Саласпилсском лагере было заключено несколько тысяч советских детей. У каждого ребенка фашисты выкачивали примерно 500 граммов крови".

    * * *

      "В ужасающих условиях массового террора содержались в Саласпилсском концлагере и советские военнопленные. Подавляющее большинство из них находилось в открытом поле, огороженном колючей проволокой.
      Массовые могилы расстрелянных, замученных, умерших от голода и болезней пленных, расположенные недалеко от железной дороги Рига-Саласпилс, ярко свидетельствуют о злодеяниях фашистов в этом лагере смерти.
      Материалами Государственной Чрезвычайной комиссии установлено, что в Саласпилсском лагере смерти и в его отделениях немецко-фашистскими извергами истреблено более 100 тысяч мирных граждан и советских военнопленных.
      Система наказаний и устрашений, применяемых в Саласпилсе, массовый террор, расстрелы и повешение были подчинены одной цели — подавлению духа сопротивления заключенных, превращению их в послушных и покорных рабов нацистского режима".

    * * *

      "Нужны были люди, чтобы вытаскивать бревна из Даугавы. На этих работах использовали военнопленных.
      В Саласпилс прибыло уже несколько эшелонов военнопленных. Их здесь насчитывалось несколько тысяч. Вначале пленных разместили в бывших казармах, а позднее выгнали в открытое поле.
      Эти несчастные полностью были отданы на милость природы. Им негде было укрыться ни от холодного осеннего ветра, ни от дождя и снега. Котелками, мисками пленные зарывались в землю, как звери, чтобы хоть как-нибудь спастись от холода. Над каждой норой оставлялось отверстие для выхода. На ночь его закрывали ветками или куском одежды, чтобы хоть немного сохранить тепло.
      И так жили люди, которым приходилось вытаскивать бревна из ледяной воды!
      Они скорее походили на тени — грязные, неделями не мытые, усыпанные вшами, обросшие волосами и бородой, без обуви, с обмотанными тряпьем ногами, в легкой летней одежде, большинство из них не имело шинелей и даже головных уборов.
      Гонимые голодом, они на высоту человеческого роста обгрызли кору у всех деревьев в лагере. Вокруг не было ни одного уцелевшего куста, ни одного стебелька. Ежедневно насчитывалось сотни больных и умерших. За несколько месяцев здесь погибли десятки тысяч военнопленных".

    * * *

      "За очень плохую работу 20 февраля должны были быть повешены шесть евреев. Все же вечером их не предали смерти. Назавтра их отправили вместе с другими на работу. К концу дня прибыл Ланге. Он обошел весь берег, но никого не застрелил.
      — Начальство в хорошем настроении, — рассуждали все.
      После сигнала об окончании работы всех построили лицом к Даугаве.
      Перед строем появились Ланге, Никкель, Качеровский. Из строя вызвали тех, кто плохо работал, и поставили на лед.
      Подошли шуцманы с автоматами.
      Прозвучал приказ раздеться. Пока осужденные раздевались, со склада инструментов принесли ведра. Охранники стали черпать из реки ледяную воду и подавать ведро по цепи вперед. За первым ведром следовало второе, третье... Ведра переходили из рук в руки, пока не доходили до раздетых людей. Там воду выливали на головы осужденных.
      Дул пронизывающий северный ветер. Мороз достигал 25 градусов. Тишина. Слышен только всплеск воды. Пытки продолжались до тех пор, пока несчастные не закоченели в своей ледяной одежде.
      Смерть через повешение казалась садистам слишком обычной, они изыскивали новые приемы казни, более впечатляющие. В жертвах недостатка никогда не было. Чтобы быстрее покончить с муками, присланные на чужбину люди сами просили старших групп написать, что они плохо работают.
      Были также совершенно неожиданные инциденты. Однажды вечером, когда эсэсовец хотел облить водой осужденных, один молодой еврей вырвал из его рук ведро, обрушил его на голову эсэсовца, потом бросился в прорубь и исчез в пучине Даугавы".

    * * *

      "Труд... Нелегко упомянуть это возвышенное слово, вспоминая нашу работу. Мы ведь своими руками готовили боеприпасы для врага! Сыпали меркой порох в стальные оболочки и плакали, ибо знали, что этими снарядами фашисты будут стрелять в наших.
      Среди заключенных были также смелые и сильные люди. Помню лишь ее имя — Жанна. Киевлянка.
      — Сыпьте в заряды половину пороха. Остальное в водопровод. Хорошенько прополощите, — учила она, — чтобы не заметили.
      Также бесстрашно Жанна обращалась со взрывчаткой. Делала так, чтобы она никогда не взрывалась. Может быть, кое-что из этого брака и спасло жизнь нашим. Жанна, однако, не спаслась. Ее уличили в саботаже и заморозили. Заперли в холодный карцер и заморозили".

    На снимке: Александр Белоусенко с одноклассницей Ритой Завадской,
    мама которой в детстве была узницей этого лагеря.
    май 2015 г.

    Страничка создана 2 апреля 2020.

Дизайн и разработка © Титиевский Виталий, 2005-2020.
MSIECP 800x600, 1024x768