Новинки
 
Ближайшие планы
 
Книжная полка
Русская проза
ГУЛаг и диссиденты
Биографии и ЖЗЛ
Публицистика
Серебряный век
Зарубежная проза
Воспоминания
Литературоведение
Люди искусства
Поэзия
Сатира и юмор
Драматургия
Подарочные издания
Для детей
XIX век
Новые имена
 
Статьи
По литературе
ГУЛаг
Эхо войны
Гражданская война
КГБ, ФСБ, Разведка
Разное
 
Периодика
 
Другая литература
 
 
Полезные проекты
 
Наши коллеги
 
О нас
 
 
Рассылка новостей
 
Обратная связь
 
Гостевая книга
 
Форум
 
 
Полезные программы
 
Вопросы и ответы
 
Предупреждение

Поиск по сайту


Сделать стартовой
Добавить в избранное



 

Евгений Львович ШВАРЦ

(1896–1958)

      ШВАРЦ, ЕВГЕНИЙ ЛЬВОВИЧ (1896–1958), русский драматург. Родился 9 (21) октября 1896 в Казани в семье врача. Детство Шварца прошло в г.Майкопе. Шварц не окончил юридический факультет Московского университета, где учился в первые годы после Октябрьской революции 1917, поскольку начал играть в театрах-студиях – сначала в Ростове-на-Дону, а с 1921 в Петрограде, в «Театральной мастерской». В рецензиях на спектакли «Театральной мастерской» критики отмечали выдающиеся пластические и голосовые данные Шварца и прочили ему блестящее актерское будущее. Несмотря на это, он оставил сцену в начале 1920-х годов и работал литературным секретарем К.И.Чуковского, а в 1923–1924 – журналистом различных изданий г.Донецка, в том числе журнала «Забой» и известной за пределами Донбасса газеты «Кочегарка», для которой сочинял стихотворные фельетоны под псевдонимом Дед Сарай. Сотрудничал с журналом «Ленинград».
      В 1924 Шварц вернулся в Ленинград, работал в детской редакции Госиздата под руководством С.Маршака. Одной из главных его обязанностей была помощь дебютантам, многие из которых вспоминали о том, что Шварц отличался редкостной способностью развивать и дополнять чужие замыслы, помогая таким образом новичкам прояснить их индивидуальные возможности и намерения.
      В эти годы Шварц был близок к группе ОБЭРИУ. Как и многие обэриуты, писал детские рассказы и стихи для журналов «Чиж» и «Еж» (Рассказ старой балалайки, 1925, и др.), издавал детские книги. Вспоминая общественную обстановку тех лет, Шварц писал: «Противники антропоморфизма, сказки утверждали, что и без сказок ребенок с трудом постигает мир. Им удалось захватить ключевые позиции в педагогике. Вся детская литература была взята под подозрение. Единственное, что, по их мнению, разрешалось делать детским писателям, это создавать некоторые необязательные довески к учебникам». В такой атмосфере рождалась драматургия Шварца.
      В 1929 Шварц написал свою первую пьесу Ундервуд. Сюжет ее прост: студент Нырков получил для срочной работы на дому пишущую машинку «Ундервуд», жулики решили ее украсть, а пионерка Маруся помешала им. Детский образ, воплощающий в себе дружбу и самоотверженность, благодаря которым развеиваются силы зла, стал сквозным образом пьес Шварца – подобно Марусе из Ундервуда и девочке Птахе, героине пьесы Клад (1933).
      В 1934 режиссер Н.Акимов уговорил драматурга попробовать свои силы в комедийной драматургии для взрослых. В результате появилась пьеса Похождения Гогенштауфена – сатирическое произведение со сказочными элементами, в котором борьба добрых и злых сил происходила в реалистически описанном советском учреждении, где управделами Упырев оказывался настоящим упырем, а уборщица Кофейкина – доброй феей.
      Пьеса Тень (1940), написанная, как и некоторые другие пьесы Шварца, по мотивам сказок Х.К.Андерсена, была снята с репертуара сразу после премьеры, т.к. в ней сказка слишком очевидно приближалась к политической сатире. Возможно, этим объясняется обращение Шварца к современной теме с «идеологически выдержанных позиций» и без сказочных элементов. Незадолго до Великой Отечественной войны он написал пьесы Брат и сестра (о спасении детей со льдины) и Наше гостеприимство (о бдительности советских людей накануне войны). В годы войны написал пьесу о блокаде Ленинграда Одна ночь (1942), в которой также не было элементов сказки.
      В годы Великой Отечественной войны Шварц был эвакуирован из блокадного Ленинграда в Киров (Вятку) и Сталинабад (Душанбе). Работал над пьесой Дракон (1943), которая была поставлена уже после войны. Спектакль был снят с репертуара сразу после премьеры в Ленинградском театре комедии. Пьеса оставалась под запретом до 1962. Содержание пьесы не сводилось к победе доброго рыцаря Ланцелота над злым правителем Драконом. Могущество Дракона было основано на том, что он сумел «вывихнуть людские души», поэтому сразу после его смерти началась борьба за власть между его приспешниками, а народ по-прежнему довольствовался своим убогим существованием.
      Ознакомившись с режиссерской экспозицией Дракона, сделанной Акимовым, Шварц высказал в письме постановщику один из главных принципов своей драматургии: «Чудеса придуманы прекрасно. Но в самом обилии их есть оттенок недоверия к пьесе... Если чудо вытекает из того, что сказано в пьесе, – оно работает на пьесу. Если же чудо хоть на миг вызывает недоумение, требует дополнительного объяснения, – зритель будет отвлечен от весьма важных событий. Развлечен, но отвлечен». Читатель и зритель пьес Шварца мог делать выводы о позиции автора, исходя из конкретных образов и ситуаций, из последовательного раскрытия драматургом психологии персонажей. При наличии глубокого философского подтекста, пьесы Шварца Голый король (1934), Красная Шапочка (1936), Снежная королева (1938), Золушка (1946), Обыкновенное чудо (1954) и другие антидидактичны; необыкновенное, сказочное сочетается в них с реальным, узнаваемым. По аналогии с «комедиями характеров» критики называли их «сказками характеров».
      После войны общественное положение драматурга было нелегким. Об этом свидетельствует его Автобиография, написанная в 1949 и изданная в 1982 в Париже. При жизни Сталина пьесы Шварца не ставились. За возвращение их на сцену выступила в 1954 Ольга Берггольц, назвав Шварца на съезде писателей самобытным, своеобразным и гуманным талантом. В 1956 был издан первый сборник его пьес, по ним снова начали ставить спектакли – и в СССР, и за рубежом.
      В 1955–1956 Шварц вел дневниковые записи, ставшие основой его Телефонной книжки – уникальной формы мемуаров, изобретенной им самим. Телефонная книжка (впервые полностью опубл. 1997) – это миниатюрные портреты современников, с которыми сводила Шварца творческая судьба, а также меткие характеристики всевозможных советских учреждений – творческих союзов, издательств, театров, вокзалов и т.п. Цель ведения Телефонной книжки Шварц определил в ней же самой: «Я пишу о живых людях, которых рассматриваю по мере сил подробно и точно, словно явление природы. Мне страшно с недавних пор, что люди сложнейшего времени, под его давлением принимавшие или не принимавшие сложнейшие формы, менявшиеся незаметно для себя или упорно не замечавшие перемен вокруг – исчезнут.... Мне кажется, что любое живое лицо – это историческое лицо... Вот я и пишу, называя имена и фамилии исторических лиц».
      И.Эренбург охарактеризовал Шварца как «чудесного писателя, нежного к человеку и злого ко всему, что мешает ему жить». В.Каверин называл его «личностью исключительной по иронии, уму, доброте и благородству».
      Шварц написал около 25 пьес, не все они изданы. По его сценариям поставлены фильмы Первоклассница, Золушка, Дон-Кихот, в которых снимались блистательные актеры Э.Гарин, Я.Жеймо, Ф.Раневская, Н.Черкасов, Ю.Толубеев и др.
      Умер Шварц в Ленинграде 15 января 1958.
      (Из энциклопедии "Кругосвет")


    Пьесы и сказки:

    "Обыкновенное чудо" (198 kb)
    "Дракон" (187 kb)
    "Голый король" (173 kb)
    "Тень" (163 kb)
    "Повесть о молодых супругах" (156 kb)
    "Снежная Королева" (147 kb)
    "Два клёна" (134 kb)
    "Золушка" (136 kb)
    "Красная Шапочка" (121 kb)
    "Два брата" (15 kb)
    "Новые приключения Кота в сапогах" (12 kb)
    "Сказка о потерянном времени" (9 kb)
    "Рассеянный волшебник" (5 kb)


    Стихотворения: (99 kb)

    «Бессмысленная радость бытия…»
    Бессонница («Томит меня ночная тень…»)
    В трамвае («Глядят не злобно и не кротко…»)
    «…Прощай, дерево…»
    Случай («Был случай ужасный - запомни его…»)
    Страшный суд («Поднимается в гору…»)
    Юрию Герману («Ты десять лет назад шутил, что я старик…»)
    «Я прожил жизнь свою неправо…»


    Воспоминания "Мы знали Евгения Шварца" (Doc-rar 181 kb), составители З.Никитина, Л.Рахманов, подготовил Давид Титиевский

    Н. ЧУКОВСКИЙ
    Л. ПАНТЕЛЕЕВ
    Л. РАХМАНОВ
    В. КЕТЛИНСКАЯ
    Л. МАЛЮГИН
    М. ЯНКОВСКИЙ
    И. РАХТАНОВ
    Л. ЛЕВИН
    С. ЦИМБАЛ
    М. СЛОНИМСКИЙ
    ДЫМШИЦ Н.
    АКИМОВ Л.
    МАКАРЬЕВ
    Б. ЗОН
    Ю. СЛОНИМСКИЙ
    3. ГАРИН
    М. ШАПИРО
    Е. ЮНГЕР

    Фрагменты из книги "Мы знали Евгения Шварца":

          "…у Шварца были импровизации. Блестящие, сверкающие остроумием и, к сожалению, не записанные ни им, ни нами. Он был организатором наших театральных и кинопредставлений. Вместе с Зощенко и Лунцем он сочинял сценарии и пьесы, которые потом разыгрывались под его водительством в одной из гостиных Дома искусств. Народу на эти «капустники» набивалось много — писатели, художники, музыканты, любители театра и кино, молодые и старые. Шварц вел эти вечера как режиссер, конферансье, актер, автор. Появились боевики: «Фамильные бриллианты Всеволода Иванова» — замысловатая пародия на авантюрные фильмы, «Женитьба Подкопытина», где под гоголевские характеры Щварц ехидно подставлял нас. Даже Зощенко, которого мы считали самым обидчивым из нашей компании, не обиделся, когда Шварц дал ему роль Жевакина, как «большому аматёру со стороны женской полноты». Вообще не помню, чтобы кто-нибудь обижался или, тем более, сердился на Шварца. Это было невозможно."

    * * *

          "В журнал «Забой» Олейникова прислали из губкома. Это было первое его соприкосновение с редакционной работой, с литературой. В редакции «Забоя» он подружился со Шварцем и Слонимским. Когда Шварц и Слонимский стали собираться в Петроград, он решил поехать с ними.
          Он показывал мне официальную справку, с которой приехал в Петроград. Справка эта, выданная его родным сельсоветом, гласила:
          «Сим удостоверяется, что гр. Олейников Николай Макарович действительно красивый. Дана для поступления в Академию художеств».
          Печать и подпись. Олейников вытребовал эту справку в сельсовете, уверив председателя, что в Академию художеств принимают только красивых. Председатель посмотрел на него и выдал справку."

    * * *

          "Тридцать восьмой или тридцать девятый год. В гостях у писателей юристы — прокуроры, следователи, маститые адвокаты, в том числе прославленный Коммодов. Время, надо сказать, не очень уютное. За спиной у нас ежовщина. Многих наших товарищей нет с нами. Смешного, улыбчатого тут не скажешь как будто.
          Но открывает собрание Евгений Львович. Своим милым, негромким, интеллигентным, хорошо поставленным голосом он говорит:
          — В девятьсот пятнадцатом году на юридическом факультете Московского университета я сдавал профессору такому-то римское право. Я сдавал его очень старательно и упорно, но, увы, как я ни бился, юрист из меня не получался. И на другое утро в Майкоп, где проживали мои родители, полетела гордая и печальная телеграмма: «Римское право умирает, но не сдается!»"

    * * *

          "Евгений Львович писал не только сказки и рассказы, не только пьесы и сценарии, но и буквально все, о чем его просили,— и обозрения для Аркадия Райкина, и подписи под журнальными картинками, и куплеты, и стихи, и статьи, и цирковые репризы, и балетные либретто, и так называемые внутренние рецензии.
          — Пишу все, кроме доносов,— говорил он."

    Дополнительные материалы:

    Евгений Перемышлев. Статья "Автопортрет по памяти" (8 kb)
    Краткая летопись жизни и творчества Е. Шварца (9 kb)

    Страничка создана 8 июля 2004.
    Последнее обновление 15 июля 2006.

Rambler's Top100
Дизайн и разработка © Титиевский Виталий, 2005.
MSIECP 800x600, 1024x768