Библиотека Александра Белоусенко

На главную

 
Книжная полка
Русская проза
Зарубежная проза
ГУЛаг и диссиденты
КГБ
Публицистика
Серебряный век
Воспоминания
Биографии и ЖЗЛ
История
Литературоведение
Люди искусства
Поэзия
Сатира и юмор
Драматургия
Подарочные издания
Для детей
XIX век
Японская лит-ра
Журнал "Время и мы"
 
Архив
 
О нас
 
Обратная связь:
belousenko@yahoo.com
 

Библиотека Im-Werden (Мюнхен)

Олег Греченевский. Публицистика

Отдав искусству жизнь без сдачи... Сайт о Корнее и Лидии Чуковских

Библиотека CEPAHH


 

Николай Николаевич ТУРОВЕРОВ
(1899-1972)

  Николай Николаевич Туроверов — уроженец станицы Старочеркасской, донской казак. Перед войной он закончил реальное училище, а с началом войны в 1914 г. поступил добровольцем в Лейб-гвардии Атаманский полк, воевал, потом — ускоренный выпуск Новочеркасского военного училища и снова фронт. После Октября вернулся на Дон, и в отряде есаула Чернецова сражался с большевиками. Участвовал в Ледяном походе, был четырежды ранен. В ноябре 1919 г. стал начальником пулеметной команды Атаманского полка, музей которого потом вывез во Францию. За несколько месяцев до исхода награжден Владимиром 4-й степени. На одном из последних пароходов врангелевской эвакуации покинул Крым.
  Затем был лагерь на острове Лемнос, Сербия, Франция. Во время Второй Мировой войны воевал с немцами в Африке в составе 1-го кавалерийского полка французского Иностранного легиона, которому посвятил поэму "Легион". Вернувшись в Париж, работал в банке и активно участвовал в жизни белоэмигрантов-казаков. Создал "Кружок казаков-литераторов", возглавлял Казачий Союз, был главным хранителем уникальной библиотеки генерала Дмитрия Ознобишина.
  Умер поэт Туроверов в 1972 г. и похоронен на знаменитом кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.
  В России вышла книга его стихов: Туроверов Н.Н. Двадцатый год — прощай, Россия! — М., 1999.
  В. В. Агеносов, биографический словарь "Русские писатели ХХ века"


  Имя российского донского поэта, историка, журналиста и издателя Николая Николаевича Туроверова мало известно на его родине, на Дону в России. А между тем это был видный поэт и деятель культуры русского Зарубежья, оставивший многотомное поэтическое наследие.
  Родился он в марте 1899 года в станице Старочеркасской на Дону в семье казака. Свою родную станицу, ныне всемирно-известный историко-казачий музей, Туроверов воспел потом в своем творчестве, завещав похоронить себя здесь.
  Беззаботное детство Коли Туроверова кончилось грозным летом 1914 года, когда разразилась Первая мировая война, круто изменившая судьбы России и его личную судьбу. Вспоминая дни проводов на фронт казаков из своей станицы, Туроверов писал об ощущении близкой победы над германцами.

      Разве не казалась в это время
      Неизбежной близкая победа?

  Он рвется на фронт, и его желание сбылось: после окончания Каменского реального училища в качестве вольноопределяющегося он отравился служить в Л.-гв. Атаманский полк. Шел страшный для России 1917 год...
  Октябрьский переворот кинул страну в пучину братоубийственной гражданской войны. Фронт развалился, казаки неуправляемыми толпами хлынули на Дон. Вместе со всеми вернулся домой и Николай Туроверов, устроившись в Новочеркасском военном училище.
  Гражданская война тем временем набирала губительные обороты, и Туроверов в отряде знаменитого есаула Чернецова принял участие в этой братоубийственной войне. Так вспомнил он те страшные, легендарные дни:

      С утра мы бились с конницей — на север,
      Потом на юг с пехотою дрались...

  А затем был беспримерный по тяжести Степной поход — одно из тяжелейших испытаний, выпавших на долю Туроверова:

      ...Мы отдали все, что имели,
      Тебе, восемнадцатый год,
      Твоей азиатской метели
      Степной — за Россию поход.

  Подъесаул Николай Туроверов прошел всю гражданскую войну, получил четыре ранения и несколько боевых наград. В 1920 году он попал в Крым, где укрепились последние силы белых. В холодные ноябрьские дни 1920 года началась эвакуация остатков армии генерала Врангеля из Крыма. Вместе со всеми навсегда покидал Россию и Николай Туроверов, попав сначала на Лемнос, потом в Югославию и, наконец, во Францию.
  Работая мукомолом в Париже, Туроверов посещает Сорбонну, пишет стихи, исторические статьи и очерки по истории донского казачества. В 1939 году он становится одним из организаторов "Кружка казаков-литераторов", выпустив год спустя иллюстрированный "Казачий альманах". Как автор весьма интересных работ по истории Дона, Туроверов являлся одним из основателей "Общества ревнителей русской военной старины". К нему за помощью и советом обращаются французские историки-писатели, занимающиеся темой "Казаки и Наполеон", а французское историческое общество "Академия Наполеона" попросило Туроверова редактировать специальный ежемесячный сборник, посвященный Наполеону и казакам.
  После окончания 2-й мировой войны, в которой Туроверов сражался против немцев в составе 1-го кавалерийского полка французского Иностранного легиона, он возвратился в Париж. Став одним из создателей "Казачьего Союза", он возглавлял его с 1947 по 1958 годы. Одновременно он редактирует газету "Казачий Союз" с немалым для издания такого типа тиражом в 2 тысячи экземпляров. Н.Н.Туроверов был одним из основателей и журнала "Родимый Край", выходившего в Париже с 1954 года.
  В 1965 году Н.Н.Туроверов вышел на пенсию, однако литературного творчества не оставил до самой смерти, последовавшей в Париже 23 сентября 1972 года. Его похоронили на русском кладбище в Сент-Женевьев-де-Буа рядом с женой Юлией Александровной, поблизости от могил однополчан по Атаманскому полку — генерала Каргальского и есаула Кумшацкого. Русская зарубежная пресса откликнулась на смерть Н.Н. Туроверова серией статей, называя его "поэтом талантливейшим", "любимым и ...последним выразителем духа мятежной ветви русского народа — казачества". Творчество Туроверова ныне медленно, но уверенно возвращается к этому народу...
  Михаил Астапенко — историк, литератор
  Старочеркасск


    "Стихи. Книга пятая" (1965)

    Мы шли в сухой и пыльной мгле
    По раскаленной крымской глине.
    Бахчисарай, как хан в седле,
    Дремал в глубокой котловине
    И в этот день в Чуфут-кале,
    Сорвав бессмертники сухие,
    Я выцарапал на скале:
    Двадцатый год — прощай Россия!

    * * *

    Помню горечь соленого ветра,
    Перегруженный крен корабля;
    Полосою синего фетра
    Уходила в тумане земля;
    Но ни криков, ни стонов, ни жалоб,
    Ни протянутых к берегу рук, —
    Тишина переполненных палуб
    Напряглась, как натянутый лук,
    Напряглась и такою осталась
    Тетива наших душ навсегда.
    Черной пропастью мне показалась
    За бортом голубая вода.

    * * *

    Не выдаст моя кобылица,
    Не лопнет подпруга седла.
    Дымится в Задоньи, курится
    Седая февральская мгла.
    Встаёт за могилой могила,
    Темнеет калмыцкая твердь
    И где-то правее — Корнилов,
    В метелях идущий на смерть.
    Запомним, запомним до гроба
    Жестокую юность свою,
    Дымящийся гребень сугроба,
    Победу и гибель в бою,
    Тоску безъисходного гона,
    Тревоги в морозных ночах,
    Да блеск тускловатый погона
    На хрупких, на детских плечах.
    Мы отдали всё, что имели,
    Тебе восемнадцатый год,
    Твоей азиатской метели
    Степной — за Россию — поход.

    * * *

    В эту ночь мы ушли от погони,
    Расседлали своих лошадей;
    Я лежал на шершавой попоне
    Среди спящих усталых людей.
    И запомнил и помню доныне
    Наш последний российский ночлег,
    Эти звёзды приморской пустыни,
    Этот синий мерцающий снег.
    Стерегло нас последнее горе, —
    После снежных татарских полей, —
    Ледяное Понтийское море,
    Ледяная душа кораблей.


    Ссылка:

    Статья Станислава Садальского "Стой, не боись!" в Живой Журнале

    Страничка создана 28 мая 2006.
    Последнее обновление 31 марта 2015.

Дизайн и разработка © Титиевский Виталий, 2005-2021.
MSIECP 800x600, 1024x768