Библиотека Александра Белоусенко

На главную

 
Книжная полка
Русская проза
Зарубежная проза
ГУЛаг и диссиденты
КГБ
Публицистика
Серебряный век
Воспоминания
Биографии и ЖЗЛ
История
Литературоведение
Люди искусства
Поэзия
Сатира и юмор
Драматургия
Подарочные издания
Для детей
XIX век
Японская лит-ра
Журнал "Время и мы"
 
Архив
 
О нас
 
Обратная связь:
belousenko@yahoo.com
 

Библиотека Im-Werden (Мюнхен)

Олег Греченевский. Публицистика

Отдав искусству жизнь без сдачи... Сайт о Корнее и Лидии Чуковских

Библиотека CEPAHH


 

Эли ВИЗЕЛЬ
(англ. Elie Wiesel)
(1928-2016)

  Эли Визель (англ. Elie Wiesel; 1928-2016) — еврейский, французский и американский писатель, журналист, общественный деятель. Лауреат Нобелевской премии мира 1986 года. Пишет на идише, французском и английском языках. Профессор гуманитарных наук Бостонского университета.
  Эли Визель родился 30 сентября 1928 года в г. Сигету-Мармацией (Сигет, Буковина, Румыния) в религиозной еврейской семье. Получил традиционное еврейское религиозное образование.
  В 1940 году Сигет был присоединён к Венгрии. Под давлением нацистской Германии в мае 1944 года все евреи города, включая трёх сестёр Визеля и его родителей были депортированы в концентрационный лагерь Освенцим. В концлагере погибли его мать и сестра. Визель с отцом были отправлены в трудовой лагерь, составляющий часть Освенцима. Зимой 1944/1945 года их перегоняют из Освенцима в Бухенвальд (т. н. марш смерти), где вскоре по прибытии в январе 1945 года отец погибает от истощения и болезней.
  В апреле 1945 года Бухенвальд был освобождён войсками союзников. Визель попал в Париж. В 1948-1951 годах Визель учился в Сорбонне, где изучал философию, и после начал работать журналистом.
  В 1955 году переехал в Нью-Йорк, в 1963 году получил американское гражданство.
  Визель начал литературную карьеру на идише (многие годы сотрудничал с различными периодическими изданиями на этом языке), затем писал главным образом на французском, а в последние годы на английском языке. Свою первую книгу опубликовал в Аргентине на идише под названием «И мир молчал» в 1956 году. Сокращённый и адаптированный вариант на французском языке вышел в 1958 году под названием «Ночь» (англ.) с вступительным словом Франсуа Мориака и сразу же принёс автору широкую известность. Книга была переведена на 18 языков. В 1965 году Визель совершил поездку по Советскому Союзу с целью получить достоверные сведения о положении евреев в СССР, во время которой встретился с тысячами представителей еврейской общины. Под впечатлением от увиденного и услышанного Визель написал вышедшую в свет годом позже книгу «Евреи молчания», в которой призвал международную общественность помогать евреям СССР, протестовать против политики советских властей.
  Визель преподавал в Йельском, Бостонском, Джорджтаунском университетах. Визель известен своей общественной деятельностью. Он возглавлял Президентскую комиссию по холокосту, в 1980-1986 годах был председателем Американского мемориального совета по холокосту. В 1985 награждён золотой медалью Конгресса США, в 2006 году удостоен звания почётного рыцаря Великобритании.
  1 февраля 2007 года 22-летний отрицатель Холокоста Эрик Хант, представившись журналистом, попытался похитить Визеля во время «Конференции по проблемам ограничения насилия в мире» в Бостоне. Через несколько недель полиция Нью-Джерси арестовала Ханта, сбежавшего с места происшествия. Визель утверждает, что ранее он получал угрозы от отрицателей Холокоста.
  Стал инициатором начатой в июне 2010 года международной кампании в поддержку Михаила Ходорковского.
  В 2014 году премьер-министр Израиля Биньямин Нетаниягу пытался убедить Эли Визеля баллотироваться на пост президента Израиля, однако тот отказался.
  Президент Гуманитарного фонда Эли Визеля, учреждённого им совместно с супругой вскоре после получения Нобелевской премии, борющегося с равнодушием, нетерпимостью и несправедливостью — в память о Холокосте. В декабре 2008 года Фонд Эли Визеля официально заявил, что почти все его активы (около 15,2 миллионов долларов) пропали в результате мошеннических махинаций компании Бернарда Мэдоффа. Сам Визель также потерял значительную часть своих личных сбережений — в инвестиционной компании Мэдоффа.
  Жил в США. В 1969 году женился на Марион Эстер Розе, тоже прошедшей концентрационные лагеря. Она переводила его книги на английский. Есть сын, у супруги также есть дочь от первого брака.
  Писал на идише, иврите, французском и английском языках. Автор более 40 книг. Многие его произведения посвящены Холокосту, еврейской культуре (автобиографический роман на идише «И мир молчал», 1956; «Рассвет», 1961; «День», 1961; «Песнь мёртвых», 1966; «Нищий из Иерусалима», 1968; «Спустя поколение», 1970; «Евангелие растерзанного еврейского поэта», 1980; «Сумерки», 1987).
  (Из проекта "LiveLib.ru")


    Сборник "Легенды нашего времени" (1982) (pdf 15,8 mb) – подготовил Давид Титиевский – сентябрь 2020

    Содержание:

    Выписка из дорожного блокнота автора ... 7
    Легенды нашего времени ... 11
    Иерусалимский нищий ... 191

      "Война окончена; где же радость? Во всеобщей взволнованной суматохе я ищу её, но не нахожу. Вижу суровые лица, страдальческие взгляды. Люди, потрясённые пережитым, словно не знают, что им теперь делать. Недавнее прошлое поднялось на уровень легенды и Истории. Столько страхов, столько гнева накопилось перед взрывом; и вдруг – поворот колеса истории; всё произошло слишком быстро, слишком внезапно. И победителям и побеждённым еще понадобится время, чтобы перевести дух и понять смысл и значение происшедшего. Давид победил Голиафа и теперь спрашивает себя, как ему это удалось; этого не знает никто, а он сам меньше других. Это его удивление должно вызывать восхищение и надежду ещё больше, чем его победа".
      ...Эти строки написаны в июне 1967 года, в Святой Земле, когда люди вдали от домашних очагов хоронили своих погибших в бою товарищей. Почему я приехал? Чтобы принять участие в битве? Нет. Я никогда не был солдатом. Да и опасность была уже позади. Я принял решение приехать гораздо раньше. Точнее говоря, во время напряжения, предшествовавшего военным действиям.
      Ибо, не смея признаться себе в этом, я ожидал катастрофы. У меня было меньше веры, чем у израильтян; я воспринимал все эти силы, открыто готовившиеся их уничтожить, гораздо более трагически, чем они. Они ни на кого не могли рассчитывать, защищая своё право на жизнь. Они были одиноки – как когда-то в Европе.
      Что касается туманных обещаний и советов дружественных и нейтральных государств – мы знали, чего они стоят. Равнодушие одних, напыщенные разглагольствования других. Арабский лагерь усматривал в этом одобрение или безмолвное сообщничество. Вокруг слышалось: "священная война", "тотальная война". На вопрос парижского журналиста, разрешит ли война еврейский вопрос в Палестине, Ахмед Шукейри, славившийся своей откровенностью, ответил не колеблясь: "После войны никакого еврейского вопроса не будет".
      Как и двадцать пять лет назад, Ватикан молчал. Мир молчал. Пусть евреи дадут себя избить; мы оплачем их потом. Это походило на кошмар. Израиль превратился в гетто. Пусть жители сопротивляются до последнего, а так называемые христианские, цивилизованные и прогрессивные нации, верные своим традициям, будут сохранять нейтралитет. А потом нам придётся начать всё сначала, хотя у нас не будет ни сил, ни желания это сделать. Вот почему молодые так рвались в Израиль. Не только из солидарности с жертвами, зажатыми в тиски, но и от отчаяния. Лучше погибнуть с последними защитниками, чем пережить крушение мечты.
      Потом несчастье было отведено и превратилось в победу. Люди внезапно оказались в каком-то нереальном мире и перемещались там словно вне времени; им казалось, что они бредят. Никто не знал, какой сегодня день, месяц, век. То чудилось, что вернулось время библейских испытаний и побед: названия сражений звучали как-то знакомо. То казалось, что люди одним толчком выброшены вперед, в далёкое, мессианское будущее.
      – Вы в самом деле понимаете, по-настоящему понимаете, что произошло? – спросил я генерала Ицхака Рабина, бывшего начальника штаба армии Израиля и победителя в Шестидневной войне.
      Он задумался, потом ответил:
      – Нет, всё ещё не понимаю.
      Что-то в понимании этой войны ускользало от него, что-то таинственное. Немало генералов ему вторило. Означало ли это, что они не были уверены, что выиграют кампанию? Были уверены. Для Израиля это не был вопрос чести или национального унижения – это был вопрос жизни и смерти. Победа нужна была Израилю, чтобы выжить. Но военные и человеческие качества израильских бойцов, их храбрость и самоотверженность недостаточны для объяснения этой победы. Тут было что-то ещё – но что именно, я не знаю. Знаю только, что эта война была непохожа на прочие. Во-первых, победители вообще предпочли бы обойтись без войны. Они возвратились домой погрустневшие; никакого высокомерия, никакой ненависти. Озадаченные, задумчивые, они словно хотели докопаться до самых корней своей тайны. Мир ещё не видел таких победителей.
      Конечно же, от времени воспоминания тускнеют, сюрпризы перестают волновать. Опять нами завладела повседневность. Люди всё забывают слишком быстро.
      Забывают, что эта победа, это событие, которое по самой сути своей связано с Катастрофой, имеет моральное, может быть, даже – мистическое значение. Я это понял в тот день, когда в Иерусалиме, в Старом городе, увидел поток людей, мужчин и женщин, шедших мимо Стены, мимо последнего остатка Храма. Меня поразила их странная сосредоточенность. Мне показалось, что я их узнаю, узнаю живых и мёртвых; они пришли со всех четырёх сторон изгнания, эти беглецы с европейских кладбищ, эти выходцы из наших воспоминаний. Некоторые, казалось, явились из моего детства, другие из моего воображения. Немые безумцы и нищие мечтатели, учителя и ученики, канторы и их подпевалы, праведники и их враги, пьяницы и сказочники, умершие и бессмертные дети, – все персонажи моих книг – да, да, все они пришли за мной сюда, чтобы присутствовать и свидетельствовать, как я, и через меня. Потом они расстались, и я должен был окликнуть их, чтобы соединить снова.
      (От автора)

    Страничка создана 20 сентября 2020.

Дизайн и разработка © Титиевский Виталий, 2005-2020.
MSIECP 800x600, 1024x768