Новинки
 
Ближайшие планы
 
Архив
 
Книжная полка
Русская проза
Зарубежная проза
ГУЛаг и диссиденты
КГБ
Публицистика
Серебряный век
Воспоминания
Биографии и ЖЗЛ
Литературоведение
Люди искусства
Поэзия
Сатира и юмор
Драматургия
Подарочные издания
Для детей
XIX век
Новые имена
Журнал "Время и мы"
 
Статьи
По литературе
ГУЛаг
Эхо войны
Гражданская война
КГБ, ФСБ, Разведка
Разное
 
Периодика
 
Другая литература
 
 
Полезные проекты
 
Наши коллеги
 
О нас
 
 
Рассылка новостей
 
Обратная связь
 
Гостевая книга
 
Форум
 
 
Полезные программы
 
Вопросы и ответы

Поиск в нашей Библиотеке и на сервере imwerden.de

Сделать стартовой
Добавить в избранное


 

Наталья Владимировна БАРАНСКАЯ
(1908-2004)

      БАРАНСКАЯ, НАТАЛЬЯ ВЛАДИМИРОВНА (1908-2004), русская писательница, литературовед, искусствовед. Родилась 18 (31) декабря 1908 в Санкт-Петербурге в семье врача. Окончила историко-филологический факультет МГУ в 1930 и в том же году – Высшие литературные курсы. Член Союза писателей СССР с 1979. Одна из старейших научных работников Государственного музея им. А.С.Пушкина, по ее собственным словам, «участвовала в его создании и строила его экспозиции».
      Начала публиковаться как историк русской литературы (Путешествие из Петербурга в Москву А.Н.Радищева и устное народное творчество 18 века, 1952; Русская периодическая печать, 1953; А.С.Пушкин. Наглядное пособие для среднего школьного возраста, 1971). С 1960-х годов выступала как беллетрист, адресующийся в основном к молодежной аудитории. Как правило, рассказы и повести Баранской отличаются непритязательным сюжетом, вкусом к точному бытописательству, интересом к психологическим коллизиям повседневности, за видимой незначительностью которых скрываются «судьбоносные» принципы поведения и мировидения, высвечиваются непростые характеры и обстоятельства (рассказы Борин велосипед, Лушкина работа, У Никитских и на Плющихе).
      Особенную популярность в конце 1960-х – начале 1970-х годов приобрела повесть Баранской Неделя как неделя (1969), переведенная на ряд иностранных языков. В этой повести от лица 26-летней москвички – талантливого научного работника, любящей и любимой жены, матери двоих очаровательных малышей – с убедительной достоверностью показано, как счастливая, по определению, и энергичная женщина в невыносимых социально-бытовых условиях превращается в вечно спешащее, задерганное создание, разрывающееся между работой, заботой о детях, беготней по магазинам в поисках продуктов и естественной в ее возрасте потребностью быть привлекательной и желанной для своего мужа.
      Легкая, еле приметная ирония, мягкий юмор, лиризм сообщает стилю писательницы «чеховскую» тональность, пронизывая ткань спокойно-объективного, на первый взгляд, бесстрастного повествования и тогда, когда Баранская касается не менее актуальной в отечественной словесности 1960-х – 1970-х годов, чем «женская», темы «вещизма», подавления и угнетения личности «предметным» миром приобретательства (рассказ Отрицательная Жизель, 1977). Среди других произведений Баранской – повесть Цвет темного меду (1977), посвященная Н.Н.Пушкиной-Ланской, роман День поминовения (1989), в стилизованно-документальной манере рассказывающей о судьбах женщин-солдаток Второй мировой войны, мемуарно-документальная книга Странствие бездомных. Жизнеописание. Семейный архив. Старые альбомы. Письма разных лет. Документы. Воспоминания моих родителей, их друзей. Мои собственные воспоминания (1999).
      Баранская была не только одной из представительниц волны «городской» прозы, но и едва ли не самой заметной зачинательницей «женской» темы в современной русской литературе, продолжательницами которой в 1980–1990-е годы стали Л.Петрушевская, М.Арбатова, О.Новикова и др.
      Умерла в октябре 2004.
      (Из энциклопедии "Кругосвет")


    Творения:

    Роман "День поминовения" (1981-1984) — июль 2010

          Аннотация издательства:
          Роман «День поминовения» посвящен судьбам женщин солдаток, потерявших на минувшей воине мужей родных иблизких, оставшихся в тяжелый час испытаний с малолетними детьми на руках. Автор снова даст нам почувствовать пережить то время и еще раз подумать, какой ценой достались нам Победа и послевоенный мир.

          Фрагменты из романа:

          "Как стали подходить к зуйковской горе, удивились: чего-то она вся серая, покуда шли, кругом травка, зазеленело все, а тут нету зеленой травы, и не поймем, почему так. А липа сломлена, торчит один ствол в зубьях, ни веточки, ни листка.
          Подошли ближе и все поняли. Остановились да и завыли в голос. Бабы воют, дети с перепугу кричат: вся гора закрыта мертвыми, серой солдатской одежей. Сплелись, сплавились убитые, к земле прижались, вроде и не тела человеческие, а темная кора поверх горы. Так, значит, и зимовали неприбранные, в землю не схороненные, не успели до снега, до мороза их закопать. С неделю еще мы прожили с такой ужастью, а потом пришла солдатская команда с бульдозером, выкопала ров под горой и что осталось от убитых в ров столкнули и закопали. Боже мой, думаю, может, и Федя мой тоже тут, теперь никогда не узнаешь.
          А сколько-то спустя Победы поставили на горе обелиск с надписью «Павшим в бою смертью храбрых», и число поставлено главного боя, и еще написано: в память тех, кто брал высоту 205."

    * * *

          "У нас в селе Ломтеве делали порцыгары разного дерева - и клен, и липа, и береза карельская. Отец, бывало, каждую досочку ощупает, оглядит, и так повернет и эдак - узор найти, высмотреть картинку: птицу, зверя иль рыбу. Хорошо работал, на совесть, не спешил и мне говорил: «Спех - всякому делу грех». Порцыгары его были красивые, дорогие, зарабатывал хорошо. А я склеивала, отделывала до блеска, полировала. Он меня хвалил: «Ловкие у тебя пальчики, Лизок»,- а мне так лестно, так радостно, когда он похвалит.
          У нас округ Звенигорода раньше были деревянные ремесла: одно село - гитары, другое - балалайки, наше - порцыгары. Теперь в нашем селе делают эти, как их, крюки, что по льду бьют, деревянные, да, вспомнила: клюшки. Мастерскую в церкви открыли."


    Повесть "Неделя как неделя" (1969) — ноябрь 2002


    Сборник прозы "Женщина с зонтиком" — февраль 2008 — прислал Давид Титиевский

    Содержание:

    Неделя как неделя. Повесть. (См. выше)

    Рассказы

    «Молодой веселый фокс...»
    Деликатный разговор….
    Пантелеймон, Пантелеймоне
    Первоцвет
    Проводы
    Грешница и Праведница
    Партнеры
    Край света
    Тихая ночь в Роосне
    Дом Лайне
    Женщина с зонтиком….
    Подселенка и кошка
    У Никитских и на Плющихе
    Девочка у моря
    Отрицательная Жизель
    Черныш и другие
    Колдовство
    Кольцо
    Поцелуй
    Кошелек

          Фрагмент из сборника:

          Расстаться с Алей он не мог. Она была ему нужна, необходима. Он любил ее! Впрочем, Лелю он тоже любил. Представить, что он нанесет ей удар... Нет, при чем тут удар? Он сам не хочет лишаться Лели, дома, детей, всего родного, своего, привычного. Но за двадцать лет брака любовь перерождается, верно? Становится более спокойной, ровной, дружески теплой. Жена — близкий, родной человек. Дорогой человек. Но огонь-то угасает. Восторга, горенья, полета уже нет в этой любви. А летать хочется. Очень хочется летать, парить. У каждого человека должно быть свое летное небо — для него это любовь к Але.

    Страничка создана 19 ноября 2002.
    Последнее обновление 5 июля 2010.

Rambler's Top100
Дизайн и разработка © Титиевский Виталий, 2005-2010.
MSIECP 800x600, 1024x768