Новинки
 
Ближайшие планы
 
Архив
 
Книжная полка
Русская проза
Зарубежная проза
ГУЛаг и диссиденты
КГБ
Публицистика
Серебряный век
Воспоминания
Биографии и ЖЗЛ
Литературоведение
Люди искусства
Поэзия
Сатира и юмор
Драматургия
Подарочные издания
Для детей
XIX век
Новые имена
 
Статьи
По литературе
ГУЛаг
Эхо войны
Гражданская война
КГБ, ФСБ, Разведка
Разное
 
Периодика
 
Другая литература
 
 
Полезные проекты
 
Наши коллеги
 
О нас
 
 
Рассылка новостей
 
Обратная связь
 
Гостевая книга
 
Форум
 
 
Полезные программы
 
Вопросы и ответы
 
Предупреждение

Поиск по сайту


Сделать стартовой
Добавить в избранное


 

Роман Сергеевич БЕЛОУСОВ

      Белоусов Роман Сергеевич — член Союза писателей СССР, автор книг «В тысячах иероглифов» (1963), «О чем умолчали книги» (1971), «Из родословной героев книги» (1974).
      Окончил Государственный институт театрального искусства и Институт международных отношений, много лет работал в «Литературной газете», где заведовал отделом иностранной литературы. Выступает в печати со статьями и очерками об отечественных и зарубежных писателях, о взаимосвязях литератур, психологии творчества, прототипах литературных героев, истории культуры Востока.
      (Из аннотации к книге "Тайна Иппокрены")


    Произведения: (подготовил Александр Продан)

    "О чем умолчали книги"

          Как рождается книга? Что побудило автора взяться за перо, кто послужил прототипом знаменитого литературного героя? Мы не всегда можем ответить на эти вопросы. Время часто скрывает от нас детали творческого процесса писателей минувших эпох, не позволяет заглянуть в их лабораторию, что так важно для наиболее полного понимания смысла произведения.
          Книга расскажет о победе над Временем, о том, как открыватели «литературных земель» отвоевывают у Времени забытое, возвращают нам утраченные духовные ценности прошлых эпох. Читатели совершат своеобразное путешествие к истокам известных произведений мировой литературы, познакомятся с их созданием, с социально-исторической обстановкой, в которой они зарождались.

      Содержание:

      От автора

      СЛЕПКИ ВРЕМЕНИ

      Рождение Гавроша
      Гарви Берг — солдат невидимого фронта
      Видок — актер «Человеческой комедии»
      Рахметов — «в честь Бахметева»
      «Ключ к хижине дяди Тома»
      Там, где жил Том Сойер
      Последний бой Вронского

      ПРИКЛЮЧЕНИЯ ПРИКЛЮЧЕНИЙ

      Сэр Джон Фальстаф, анкетные данные
      Слава и позор барона Мюнхгаузена
      Как Дефо встретился с Робинзоном Крузо
      Две жизни Шарля д'Артаньяна
      Оскорбленные прототипы Тартарена
      Человек, который был Шерлоком Холмсом

      РАЗЫСКАНИЯ И РАЗГАДКИ

      По следам гамельнского крысолова
      Португальская монахиня или гасконский дворянин?
      Обманщик с Норфолк-стрит
      Автор — «гениальный старик»?
      Перстень — талисман
      Узник семибашенного замка
      Тайна «Мебели розового дерева»
      Многоликий Травен

          От автора

          Нередко, когда вы читаете книгу, следите за поворотами сюжета, за полюбившимися героями, перед вами невольно встает вопрос о достоверности изображенной писателем жизни. Реальны ли события, описываемые в книге? Существовали ли в действительности люди, судьба которых взволновала вас? Естественно, эти вопросы занимают литературоведов, ибо реальный факт и связанные с ним обстоятельства, послужившие зерном, из которого выросла книга, — это тоже история литературы.
          Часто жизненное явление, даже случайное на первый взгляд житейское наблюдение, а нередко и конкретное лицо служит писателю тем психологическим первотолчком, который приводит к зарождению замысла художественного произведения, возникновению литературного персонажа. Иначе говоря, конкретный жизненный материал дает пищу творческому воображению художника, подсказывает сюжет будущей книги. О том, что сюжетами романов и повестей, впрочем, как и произведений всех остальных жанров, служат художнику действительно случившиеся события и разного рода житейские истории, писал еще Н. Чернышевский. Все сюжеты дает жизнь, — говорил А. Островский. Впечатление, полученное непосредственно, служит первым импульсом, — отмечал М. Горький. Благодаря фактам, воображение получает толчок, — утверждал К. Паустовский. Этот первый толчок — возбудитель, как считал А. Пушкин, «к живейшему приятию впечатлений», сменяется напряженной работой, процессом обобщения явлений и оживотворения их.
          Творческая лаборатория писателя начинает действовать — и тогда совершается, по словам В. Брюсова, постепенное «чудо превращения неясного контура в совершенную художественную картину».
          Попытаемся же проникнуть в эту тайну и приоткрыть завесу над некоторыми интересными страницами истории отечественной и зарубежной литературы. И мы убедимся, что даже самая изощренная фантазия не в состоянии изобрести того, что подчас создает жизнь. Но с другой стороны, мы увидим, как воображение творца переплавляет, словно в тигле, бесконечно разнообразный жизненный материал и к каким значительным художественным достижениям это приводит.
          К истокам известных книг вам и предстоит совершить своеобразную экскурсию.
          И еще один «поход» ждет вас.
          Время хранит в своих тайниках немало литературных загадок, затерянных произведений — своеобразных «духовных завещаний» прошлых поколений, как говорил А. Герцен. Вернуть жизнь человеческой мысли, оживить утраченное слово, разгадать литературную головоломку — это ли не благородная и увлекательная задача!
          Неутомимые капитаны книжных морей, открыватели «литературных» земель не пробиваются сквозь непроходимые джунгли, им не приходится брести под беспощадным солнцем пустыни, плыть по бушующему океану. Они совершают свои «плавания» и «путешествия» в тишине хранилищ и библиотечных залов, пробираясь сквозь груды фолиантов. С не меньшим мужеством и упорством, чем отважные землепроходцы, ведут свой неустанный научный поиск следопыты архивов. Сколько было восстановлено утраченных страниц, раскрыто казавшихся неразрешимыми книжных тайн благодаря их кропотливому, незаметному, но очень нужному труду! Сколько было ликвидировано «белых пятен» на карте мировой литературы!
          О некоторых недавних открытиях и разысканиях литературоведов разных стран вы также узнаете, прочитав эту книгу.


    "Из родословной героев книг"

          Русская и мировая литература создала галерею бессмертных образов. Мечтатель Сирано де Бержерак и тираноборец Карл Моор, ученый-борец капитан Немо и болгарский патриот Инсаров... Как рождались образы этих героев, в какой связи с историческими событиями, что сделало их близкими, дорогими нам? В чем секрет их бессмертия? Автор на примере образцов классической литературы ответит на эти и многие другие вопросы.
          Предыдущая книга этого же автора «О чем умолчали книги», начавшая разговор о прототипах литературных героев, уже завоевала признание читателей и получила одобрение прессы.

      Содержание:

      От автора

      ИЗ РОДОСЛОВНОЙ ГЕРОЕВ КНИГ

      Мечтания вольнодумца Сирано
      Разбойник Хизель принимает облик Карла Моора
      Перевоплощение аббата Фариа
      Сыщик Дюпен теряет след
      Жизнь и смерть тургеневского «болгара»
      Капитан Немо раскрывает свое имя
      Жак Вентра — двойник коммунара

      СВИДЕТЕЛИ БЫЛОГО

      Где Геракл победил Антея?
      Карта странствий Одиссея
      Дуб Робина Гуда
      «Золотая фиалка»
      Анаграмма Рабле
      Колокол с парусника «Сен-Жеран»
      Роковое ожерелье и Дюма
      Портрет Клары Гасуль
      Силуэт «пиковой дамы»
      Трость Бальзака
      Саквояж Андерсена
      Дагерротип Петефи
      Рукопись Кэролла, или как Алиса попала в «Страну Чудес»
      Сабля пана Володыевского

      ЗАГАДКИ СТАРЫХ ПЕРЕПЛЁТОВ

      Знакомство с «Великим герцогом Гандийским»
      Вымышленный «доктор»
      Итальянец при дворе Турракины
      Поэтесса в маске
      Поиски и открытия профессора Штейнера
      «Филадельфийцы» — выдумка Шарля Нодье
      Дело о великом подлоге

          От автора:

          На полке — сотни произведений. Они приобщают нас к событиям прошлого и настоящего, к мыслям и чувствам человечества, открывают перед нами ворота в огромный мир. Давно высохла на листах типографская краска, у иных замусолены углы, потрепан переплет — книга идет по жизни. А как начиналась эта книга? Кто теперь помнит, как рождались ее страницы? Кто расскажет, что предшествовало тому волшебному мгновению, когда «пальцы просятся к перу»?
          Одетые в богатые и бедные наряды, книги хранят тайну превращения факта, идеи в произведение искусства.
          В самом деле, чтобы познакомиться с творчеством писателя, достаточно прочитать несколько написанных им книг. Но ни одна из них не откроет секрета того, как она создавалась. Великие говоруны оказываются столь же великими молчальниками, как только дело касается их собственной персоны. Но еще древние говорили, что «и книги имеют свою судьбу». Начинается она едва ли не с рождения замысла. С того первотолчка, часто служащего зерном, из которого вырастает произведение.
          Попытаться проникнуть в биографию замысла, знать предысторию произведения — значит глубже вникнуть в содержание книги, лучше понять ее и осмыслить. Гете считал, что недостаточно знает о художнике, если перед ним только его шедевр. «Для того чтобы понять великие творения,— присоединялся к этому мнению С. Цвейг, — нужно рассматривать их не только в законченной форме, но и в становлении». Многие годы Цвейга занимала и в биографическом, и в психологическом плане проблема возникновения произведений искусства.
          Что почерпнуто автором из жизни, а что создано воображением? Каково соотношение сущего и выдуманного? Кто послужил прототипом литературного персонажа?
          Конечно, у каждого писателя — свой путь к герою. Но для подлинного художника основой всегда служит жизнь. Ослепительное солнце воображения, говорил К. Паустовский, загорается только от прикосновения к земле. Задолго до него Н. Гоголь признавался, что у него только то и выходило хорошо, что было взято из действительности. Задача мастера, как заметил Н. Добролюбов, — суметь случай возвести «к общим началам». Иначе говоря, пропустить жизненный факт через горнило писательского ума и сделать его художественным творением. Процесс этот — когда совершается переход границы из мира действительности в мир воображения автора — столь же увлекателен, сколь и труднопостижим. Недаром издавна говорили о «тайнах творчества». При его исследовании не стоит пренебрегать обстоятельствами, зачастую самыми незначительными. Подобное исследование А. Моруа уподобляет роману на полях романа, а Поль Валери считал самой «прекрасной поэмой», хотя и понимал, что полной истории процесса рождения произведения никогда не удастся ни распознать, ни написать.
          В 1971 году издательство «Советская Россия» выпустило мою книгу, посвященную истории создания ряда произведений мировой классики. Называлась она «О чем умолчали книги». В ней я рассказал о том, как авторы всемирно известных творений использовали жизненный факт в своей творческой лаборатории. Что побудило взяться за перо Бальзака и Толстого, Гюго и Чернышевского, Бичер-Стоу и Купера, когда они задумывали свои шедевры. Кто был реальным прообразом Робинзона Крузо и Шарля д'Артаньяна, Мюнхгаузена и Фальстафа, Тартарена и Шерлока Холмса.
          В моей новой книге читатель найдет продолжение своеобразного путешествия к истокам известных произведений мировой литературы. Узнает о тех, кто явился прототипом героев других популярных книг, какова мера их осмысления и образного обогащения в творческой лаборатории художника.
          В книге помещены также этюды о некоторых «свидетелях былого», возвращающих сегодня нашу память к жизни и творчеству писателей прошлого, а также несколько историй о малоизвестных литературных мистификациях и загадках.


    Книга "Тайна Иппокрены" - издание любезно предоставлено Евгением Рожко

          Гёте говорил: если хочешь постичь смысл книги, мало знать ее содержание, надо проследить, как она рождалась, как создавалось художественное произведение.
          Ответить на этот вопрос — это значит раскрыть связь произведения с жизнью, с социальной и общественной атмосферой, рассказать о зарождении замысла, о том «зерне», из которого вырастает книга. Автор раскрывает эту проблему на примере произведений отечественной и мировой литературы.

      Содержание:

      ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ
      МОЛЛЬ ФЛЕНДЕРС И ДРУГИЕ НА ИСПОВЕДИ У ДЕФО
      КАК ВАШЕ НАСТОЯЩЕЕ ИМЯ, МАНОН ЛЕСКО?
      ВЕЦЛАРСКАЯ ЭЛЕГИЯ, ИЛИ СТРАДАНИЯ ЮНОГО ГЁТЕ
      ПОЛЬ ДЖОНС В РОЛИ ТАИНСТВЕННОГО ЛОЦМАНА
      КИРДЖАЛИ — ПОДЛИННЫЙ УЧАСТНИК ГЕТЕРИИ
      ЗАЧЕМ МЕЛВИЛЛ ВСТРЕТИЛСЯ С КАПИТАНОМ ПОЛЛАРДОМ
      СМЕРТЬ ПЬЕРА МОРЕНА И БЕССМЕРТИЕ ЖАНА ВАЛЬЖАНА
      ДЕТЕКТИВ УИЧЕР ПОД МАСКОЙ СЕРЖАНТА КАФФА
      ОТКУДА ВЫ, ПИРАТ ДЖОН СИЛЬВЕР?
      КАК МИСТЕР БРОДИ ПОРОДИЛ ДОКТОРА ДЖЕКИЛА
      «ШЛИССЕЛЬБУРГСКАЯ НЕЛЕПА» И МИРОВИЧ, ЕЕ ВИНОВНИК


    Книга "Хвала Каменам"

          Откуда приходят на страницы книг литературные герои? Каково соотношение правды и вымысла в художественном произведении? Как фантазия обрабатывает жизненный материал? Рассказывая об истории создания ряда произведений Пушкина и Бестужева-Марлинского, Стендаля и Бальзака, Вальтера Скотта и Флобера, автор отвечает на эти вопросы и показывает, как из реального факта, конкретной социальной и исторической обстановки возникают художественные шедевры.
          Новая работа автора является продолжением его ранее вышедших книг.

      Содержание:

      ОТ АВТОРА
      СТРАДАНИЯ КАМОЭНСА
      ДЕМОНИЦА
      ЛЮБОВЬ МАРЛИНСКОГО
      МЯТЕЖНИК ГОРНОЙ СТРАНЫ
      КРУШЕНИЕ ЧЕСТОЛЮБЦА
      ДВЕ ЛИЛИИ
      МУЗА ФЛОБЕРА
      ЛАСЕНЕР И РАСКОЛЬНИКОВ


    Книга "Рассказы старых переплетов"

          Литературные загадки, мистификации... Автор приглашает читателей стать как бы участниками увлекательного поиска, подчас напоминающего детективное расследование.
          Художественные очерки построены по принципу решения загадки, насыщены информацией.
          (Аннотация издательства)

    Страничка создана 21 ноября 2006.
    Последнее обновление 24 февраля 2007.

Rambler's Top100
Дизайн и разработка © Титиевский Виталий, 2005.
MSIECP 800x600, 1024x768