Библиотека Александра Белоусенко

На главную

 
Книжная полка
Русская проза
Зарубежная проза
ГУЛаг и диссиденты
КГБ
Публицистика
Серебряный век
Воспоминания
Биографии и ЖЗЛ
История
Литературоведение
Люди искусства
Поэзия
Сатира и юмор
Драматургия
Подарочные издания
Для детей
XIX век
Японская лит-ра
 
Архив
 
О нас
 
Обратная связь:
belousenko@yahoo.com
 

Библиотека Im-Werden (Мюнхен)

Олег Греченевский. Публицистика

Отдав искусству жизнь без сдачи... Сайт о Корнее и Лидии Чуковских

Библиотека CEPAHH


 

Лев Константинович ДУРОВ
(1931-2015)

  ДУРОВ, ЛЕВ КОНСТАНТИНОВИЧ (1931-2015), русский артист театра и кино. Народный артист СССР (1991).
  Родился 23 декабря 1931 в Москве. Происходит из знаменитой династии русских дрессировщиков и клоунов Дуровых. Находится в родстве и с известнейшей русской актерской династией Садовских. Возможно, именно семейные традиции во многом определили творческую судьбу артиста, хотя родители Л.Дурова и не были профессионально связаны с искусством.
  В школьные годы Л.Дуров занимался театральной самодеятельностью в драматической студии Дворца пионеров Бауманского района Москвы. После окончания школы успешно прошел творческий конкурс сразу в два театральных вуза – Вахтанговское училище и Школу-студию МХАТ, но выбрал Школу-студию МХАТ и был зачислен на курс С.А.Герасимова и С.К.Блинникова. Кроме них, актерское мастерство преподавали знаменитые мхатовские актеры Топорков, Масальский, Карев, Раевский. Школа классических мхатовских традиций вкупе со взрывным темпераментом и сокрушительным чувством юмора определили уникальное дарование Л. Дурова. Его лучшие роли отличает парадоксальный сплав глубокой психологической разработки образа с экспрессивной, порой гротескной характерностью.
  В 1954 после окончания Школы-студии МХАТ Л. Дуров был принят в труппу Центрального Детского театра. Именно там произошла встреча с режиссером А. В. Эфросом, с которым почти тридцать лет была связана творческая судьба артиста. В 1963 Дуров вместе с Эфросом перешел в Театр Ленинского комсомола, а в 1967 – в Театр на Малой Бронной, где по-прежнему играл главные роли в самых значительных спектаклях режиссера. Театру на Малой Бронной Л.Дуров остается верен и по сей день.
  Актерской индивидуальности Л.Дурова в одинаковой степени подвластны классика и современность. Среди его работ – и многочисленные роли в спектаклях по произведениям В.Розова (от его ранних пьес В добрый час, В поисках радости, Неравный бой, Перед ужином в Центральном детском театре до Брата Алеши по Ф.М.Достоевскому в Театре на Малой Бронной), в пьесах И.Дворецкого, А.Макаенка, Б.Васильева, А.Арбузова, С.Алешина, и – классические роли в драматургии Шекспира (Отелло – Яго, Ромео и Джульетта – Тибальд), Гоголя (Женитьба – Жевакин, Дорога по Мертвым душам – Ноздрев), Чехова (Три сестры – Чебутыкин), Мольера (Дон Жуан – Сганарель).
  При всем многообразии сыгранных характеров, пожалуй, можно «от противного» определить общую объединяющую черту лучших ролей Дурова: его герои вырываются, выламываются за рамки быта, переводя разговор со зрителями к категориям всеобщим и вечным. Его персонажей невозможно определить как «положительные» или «отрицательные»; через гротескную форму всегда проступает трагический конфликт человека и действительности, величия души и сложившихся обстоятельств. Эта тема одинаково мощно звучит в таких полярных ролях, как, скажем, классический злодей Яго или Эзоп (Лиса и Виноград Фигейредо). Недаром сам актер более всего дорожит таким определением своей творческой индивидуальности, как «трагический клоун» (именно так в 1978 эдинбургская пресса назвала Л.Дурова после показа фестивального спектакля Театра на Малой Бронной Женитьба). Главная тема творчества Дурова – «маленький человек, который не хочет быть маленьким» – несомненно, обнаруживает глубокое родство с Ф.М.Достоевским; роль штабс-капитана Снегирева (Брат Алеша по Братьям Карамазовым) актер до сих пор считает самой любимой и самой трудной.
  А.В.Эфрос стал «крестным отцом» Л.Дурова и в профессии режиссера. Общность эстетических принципов и творческих позиций обусловили режиссерское ассистирование Дурова во многих постановках Эфроса. Позже, закончив Высшие режиссерские курсы при ГИТИСе (1978), Л.Дуров поставил на сцене Театра на Малой Бронной ряд спектаклей: Занавески М.Ворфоломеева, Жестокие игры А.Арбузова, Золушка Е.Шварца, Весельчаки Н.Саймона, После бенефиса по А.Чехову, Лес А.Островского, Полонез Огинского Н.Коляды, Страсти по Торчалову Н.Воронова, Эзоп Фигейредо и другие.
  В кино Л.Дуров начала сниматься сразу после окончания Школы-студии МХАТ, в 1954. Поначалу это были проходные роли, по выражению самого актера, в «полуцветных, полухудожественных, полумузыкальных фильмах». Началом серьезной творческой работы в кинематографе для Дурова стал фильм М.Ромма Девять дней одного года (1961). В эпизодической роли Загадочного человека Л.Дуров впервые сумел на экране прорваться к своей главной теме трагикомического конфликта «маленького человека» с окружающей действительностью. С тех пор Дуров снялся в более чем 160 лентах. За фильм Не послать ли нам гонца? (1999) удостоен премии «Пегас», а за главную роль фильма Луной был полон сад (2000) – звания двукратного лауреата Международного Московского кинофестиваля.
  Л. Дуров – блистательный рассказчик, его байки славятся не только в театральном мире, но и, благодаря участию в телевизионных капустниках, пользуются популярностью у зрителя. В 1999 в издательстве «Алгоритм» вышла книга Л.Дурова Грешные записки, основанная на этих замечательных остроумных рассказах.
  Л. Дуров обладает высокой творческой активностью. Параллельно с интенсивной работой в Театре на Малой Бронной и киносъемками, играет в театре «Школа современной пьесы» (режиссер И.Райхельгауз), принимает участие в антрепризных спектаклях. В 1996 как художественный руководитель выпустил курс студентов в Школе-студии МХАТ.
  (Из энциклопедии "Кругосвет")


    Воспоминания "Грешные записки" (1999, 2012) (doc-rar 187 kb; pdf 24,4 mb) – июль 2004, июль 2021
      (издание любезно предоставил Сергей Работягов (Сиэтл, США);
      (OCR: Александр Белоусенко (Сиэтл, США);
      обработка: Давид Титиевский (Хайфа, Израиль))

      Эта книга – воспоминания о наиболее интересных эпизодах из жизни автора и его друзей. В Англии Льва Дурова назвали «трагическим клоуном», и он очень дорожит этим неофициальным званием. Может поэтому в книге удивительным образом переплетаются трагические события с историями юмористическими, буффонадными и зачастую анекдотическими. В этом – весь Дуров.
      (Аннотация издательства)

    Фрагмент из книги "Грешные записки":

      Снимаем мы фильм «Семнадцать мгновений весны». Нужно выезжать на съёмки за рубеж. А для этого необходимо (почему «необходимо» – нормальному человеку не понять) пройти некую выездную комиссию. Захожу. Меня спрашивают:
      – Опишите, пожалуйста, как выглядит советский флаг.
      Я подумал, что они шутят: ведь нельзя же задавать такие идиотские вопросы!
      – На чёрном фоне, – говорю, – белый череп с костями. Называется Весёлый Роджер.
      Мне задают второй вопрос:
      – Назовите союзные республики.
      Это она меня спрашивает, актёра, который с труппой объездил весь великий и могучий Союз.
      – Пожалуйста, – говорю и начинаю перечислять: – Малаховка, Чертаново, Магнитогорск...
      Как Швейк на медицинской комиссии, которая признала его идиотом. Видно, всё-таки не зря меня когда-то звали Швейком.
      – Спасибо, – говорят. – И последний вопрос: назовите членов Политбюро.
      – А почему я их должен знать? – удивляюсь. – Это ваше начальство. А я ведь не член партии.
      – Вы свободны, – сказали мне, и я пошёл. Только перешагнул порог киностудии, как на меня набросились:
      – Что ты там нагородил?! Ты знаешь, что тебя запретили выпускать за рубеж? Уже позвонили – злые, как собаки!
      – Ребята, – говорю, – в чём дело? Пусть меня убьют под Москвой.
      Так они и сделали: убили меня в Подмосковье. Штирлиц-Тихонов выстрелил в меня, и я упал в родной, не в фашистский пруд.

    * * *

      Один мой рассказ, под названием «Судьба», использовал даже мой друг Миша Евдокимов. Правда, в отличие от других, он не приписывает себе авторство, а всегда честно говорит:
      – Так мне рассказал Дуров.
      Эту историю, случившуюся с бабой Клавой, можно смело отнести к трагикомическому жанру.
      Когда я жил на Филёвском парке, то часто выходил туда гулять с маленькой Катей. Там все друг друга знали, раскланивались, хвалили чужих детей – всё, как и положено. И была там баба Клава, которая гуляла с внуком. Это была умная, необычайно полная женщина. Она жила в соседнем доме, который стоял перпендикулярно нашему.
      И вот выхожу я как-то из дома и вижу: стоит на табуретках гроб, а вокруг маленькая толпичка людей. Я подошёл поближе, смотрю – в гробу лежит баба Клава. Обычай такой: ставят во дворе гроб, чтобы все знакомые могли проститься с покойником. Узнаю всех бабушек, с которыми она сидела на скамейке у подъезда и гуляла по парку.
      Я простился с бабой Клавой и обернулся к мужчине, который стоял рядом.
      – Жалко, – говорю. – Что с ней было-то – сердце?
      – Да нет, – отвечает, – внук за жопу укусил. И тут я вижу – на углу дома, в кустах, стоит толпа. Я думал, люди в ней рыдают, а они хохочут. Мне это показалось странным, и я подошёл поближе. Гляжу, мужики слёзы вытирают.
      – В чём дело? – спрашиваю.
      – Ну, вам, видно, уже сказали...
      – Сказали, – говорю, – но что-то странное. И тогда мне один мужик пояснил:
      – Ну, у вас, как и у нас, коридорчики совсем узенькие, и в туалет не сразу влезешь. А баба Клава-то женщина была полная. И чтобы протиснуться, она сперва принимала подготовительную позу, а потом уже задом входила в туалет. Вот она приготовила свою позу и не заметила, что на унитазе сидел её внук. И когда он увидел, что на него надвигается что-то большое и страшное, он испугался и с перепугу укусил бабу Клаву за задницу. А уж бабу Клаву, тоже от испуга, хватил инфаркт, и она тут же скончалась.
      Вот уж действительно и смех и грех. И вот живёт теперь вместе с нами этот внук-убийца, которому, конечно же, не рассказали, что его родная бабушка скончалась от его зубов.
      Здесь Евдокимов добавляет от себя замечательную реплику: «Видишь, укусил вон куда, а отдалось где? Судьба...»

    * * *

      Это произошло накануне очередных майских праздников. Мне позвонили из Президиума Верховного Совета и сказали, что меня наградили орденом Трудового Красного Знамени. А когда мне что-то преподносят, я тонко, как большой интеллигент, шучу. И я говорю:
      – Наконец-то вы созрели в Верховном Совете! А я-то уже давно был готов к этому! Во всех пиджаках дырок наковырял! А вы все там никак не мычите, не телитесь.
      Так тонко, интеллигентно шучу.
      На другом конце провода похихикали над моей шуткой и говорят:
      – В среду к десяти утра просим прибыть. И, будьте добры, без опозданий.
      Я, конечно, как дурак, с утра шею вымыл, галстук нацепил и к десяти утра подъезжаю к этому мраморному зданию. Там часовые.
      – Здрасьте, Дуров, вы чего?
      Стало быть, узнали.
      – Здрасьте, – говорю. – Мне тут позвонили... – И объясняю, что к чему.
      А они говорят:
      – Сегодня не наградной день.
      – Как не наградной? Мне сказали, к десяти утра!
      Тут они тоже занервничали, как и я.
      – Сейчас, – говорят, – мы позвоним, куда надо, и всё выясним.
      Они ушли куда-то, приходят и говорят:
      – Мы позвонили в секретариат. Вы знаете, ни в одном наградном листе вашей фамилии нет.
      Я спускаюсь по ступенькам, выхожу на улицу, гляжу – машина. А облокотись на неё, стоит довольный Юра Никулин и говорит:
      – Приехал всё-таки, дурачок!
      И я, невзирая на флаг на здании, на мрамор, сказал всё, что о нём думаю. Все слова-то лефортовские, ещё не забыл.
      – Кто звонил? – спрашиваю.
      – Я, – говорит. – Кто же ещё?
      – Не стыдно?
      – А тебе? – спрашивает. – Поверил, как маленький. Ну, здравствуй, мальчик.
      И мы обнялись.

    Страничка создана 6 июля 2004.
    Последнее обновление 16 июля 2021.

Дизайн и разработка © Титиевский Виталий, 2005-2021.
MSIECP 800x600, 1024x768