Библиотека Александра Белоусенко

На главную

 
Книжная полка
Русская проза
Зарубежная проза
ГУЛаг и диссиденты
КГБ
Публицистика
Серебряный век
Воспоминания
Биографии и ЖЗЛ
История
Литературоведение
Люди искусства
Поэзия
Сатира и юмор
Драматургия
Подарочные издания
Для детей
XIX век
Японская лит-ра
Журнал "Время и мы"
 
Архив
 
О нас
 
Обратная связь:
belousenko@yahoo.com
 

Библиотека Im-Werden (Мюнхен)

Олег Греченевский. Публицистика

Отдав искусству жизнь без сдачи... Сайт о Корнее и Лидии Чуковских

Библиотека CEPAHH


 

Игорь Миронович ГУБЕРМАН
(род. 1936)

  Губерман Игорь Миронович родился в 1936 году. Поэт, прозаик.
  Окончил Московский институт инженеров транспорта. Первая публикация — в 1962 (в журнале "Знание — сила").
  В 1960-70-е гг. работал в жанре научно-популярной, документальной прозы: "Третий триумвират" (1965), "Чудеса и трагедии черного ящика" (1968), "Побежденное время" (1975), "Бехтерев. Страницы жизни" (М., 1976).
  Губерман издал также ряд сценариев для телевидения и кино (документальных). Ему принадлежит ряд статей и очерков во многих периодических изданиях Стал известен как автор стихов, полных сарказма и иронии по отношению к существовавшему режиму, стихи не печатались, но были широко известны — порой даже без имени автора, распространялись в списках. Принимал участие в издании нелегального журнала "Евреи в СССР". В 1979-84 гг. в заключении и ссылке.
  С 1988 года — в Израиле, где продолжает литературную деятельность. Впервые в СССР стихи Губермана напечатаны в 1990 в газете "Московский комсомолец", затем появляются поэтические подборки и в других газетах и журналах.
  В 1992 году в Москве издан двухтомник "Гарики на каждый день", в 1994 — "Второй иерусалимский дневник". "Гариками" Губерман называет свои стихи-миниатюры — как правило, четверостишия, большая часть которых — в жанре поэтической сатиры. В них отражены противоречия, характерные для советского и российского общества 1980-90-х гг., различные сферы жизни.
  Стихи Губермана отличают богатство и естественность интонаций, глубина и острота художественного образа, афористичность. Губерман пишет и прозаические произведения — в 1994 году в Москве издана повесть "Прогулки вокруг барака", роман "Штрихи к портрету" — о Н. А. Бруни.
  Произведения Губермана печатались на русском языке за рубежом, переведены на иностранные языки.
  (Из проекта "Sem40")


    Произведения:

    Сборник "Гарики на каждый день" (1999, 595 стр.) (pdf 11,1 mb) – OCR: Александр Белоусенко – октябрь 2020

      Ещё в самом начале века замечательно заметил кто-то, что российский интеллигент, если повезёт ему пробыть неделю в полицейском участке, то при первой же возможности он пишет большую книгу о перенесённых им страданиях. Так что я исключением не являюсь...
      (От автора)

    Содержание:

    КАМЕРНЫЕ ГАРИКИ
      Обгусевшие лебеди ... 4
      Тюремный дневник ... 21
    ПРОГУЛКИ ВОКРУГ БАРАКА ... 68
    СИБИРСКИЙ ДНЕВНИК
      Часть 1 ... 310
      Часть 2 ... 334
    МОСКОВСКИЙ ДНЕВНИК ... 364
    ГАРИКИ НА КАЖДЫЙ ДЕНЬ
      Том 1 ... 394
      Том 2 ... 492

      "— Мы однополчане, видать, — раздалось у меня над ухом негромко. Я обернулся.
      — В смысле, что я тоже еврей, — сказал мне улыбчивый шатен безо всяких вполне отчётливых признаков семита. И мы отошли поговорить. Сначала я вцепился в него мёртвой хваткой, спрашивая об отношении к евреям. Он рассказал то же, что почувствовал уже и понял я сам. Не встречал он открытой неприязни или вражды ни разу, хотя все, и всюду, и всегда помнили, что он еврей. В основном у всех была одна картина мира в этом смысле: евреи — некие страшные ловчилы, заведомо умные и заведомо хитрые, всюду умеющие проникать и устраиваться — в частности, в магазины и конторы всякие, но к каждому конкретному еврею неприязни на этой почве не было. Хоть и не упускали случая заметить порой, что совсем что-то не видно евреев среди шахтёров, каменщиков и прочих представителей тяжёлого труда.
      — Знаешь, я им на это что всегда отвечал? — победительно спросил меня собеседник, и на мгновение в нём глянул-таки сорокалетний еврей, хвастающийся за субботним ужином. — Я их на это спрашивал; а среди конвойных, среди тюремных надзирателей и лагерной псарни — много ты встречал евреев? А среди ментов — много? То-то же!
      Замечательным обладал талантом Эдик Огородников — он подделывал любые документы и умело пользовался ими сам. А сидел всего четыре раза, да притом и неподолгу сидел. По два-три года. Тьфу. Но зато как просто и красиво зарабатывал он свои немалые деньги (никогда моя семья не нуждалась) в промежутках (и больших) между отсидками!
      В маленький какой-нибудь городок приезжал капитан медицинской службы. Аккуратный, подтянутый, грамотный, донельзя общительный и со средствами. Даже танцами он не брезговал, до того был моложав и крепок, и знакомых угощал, не скупясь, ибо приезжал отдохнуть. Потаскушками явно пренебрегал. Не скрывая, что совсем не прочь постоянную завести себе подругу. Чтоб она душой и телом разделила его скитальческую жизнь, связанную с длительными поездками, носящими секретный характер. И желающие быстро находились. Прямо-таки совсем быстро, но капитан не спешил с объятиями, а наоборот — старомодно и изысканно знакомился сначала с родителями. Оказывались ими обычно люди весьма состоятельные или по роду занятий, где много крали, или по должности, где им носили сами. Родителям капитан нравился безусловно, а своей благопристойной неспешностью изумлял. До свадьбы дело доходило быстро (отпуск у меня больше двух месяцев никогда не бывал — разве в армии бывают больше?), а порою — и не доходило, ибо рано или поздно прибывало к капитану ожидавшееся им срочное направление на полгода в наш военный гарнизон в Восточной Германии. А к тому времени столько наслышаны были новые родные и близкие о баснословной дешевизне в Германии ковров, мохера и даже мехов сибирских (с целью пропаганды почти бесплатно продававшихся там), что все начинали нести капитану деньги. Делая это большей частью тайно — зачем разглашать стремление жить красиво? И, провожаемый слезами и напутствиями, Эдик отбывал, чтоб не вернуться. В случаях, когда он сидел, вылавливали его по приметам, сообщённым безутешными родственниками чуть ли не год спустя. (Даже фельетон обо мне был — «Урок невестам».)
      Чутко уловив, что мне в этом методе стало жаль доверчивых юных дур, Эдик рассказал о втором своём амплуа, чистом на этот раз, как детская слеза.
      В процветающий совхоз приезжал внезапно корреспондент столичного сатирического журнала «Крокодил». Да не просто приезжал на автобусе, а на «Волге» ближайшего райкома партии, ибо именно оттуда всякий раз начинал, соблюдая субординацию, предъявив мандат-командировку и уже вызнав кое-что там вверху, ибо приехал по сигналу, что не всё в районе благополучно. И дня три-четыре исправнейшим образом занимался совхозными делами. Радостно и готовно ему нашёптывали доброхоты и добровольцы (обычно тишком, оглядываясь), на что обратить внимание. А так как безбожно воровали всюду, а у Эдика даже образование кой-какое специальное было (три курса сельскохозяйственного института, выгнали за подделку экзаменационных книжек сразу пятерым приятелям), то материал накапливался очень быстро. На хороший и большой фельетон. И не пряча того, что вызнал, даже сожалея и сочувствуя, рассказывал обо всём журналист руководителям этого совхоза. И непременно был приглашаем на прощальный ужин. Проходивший по-разному, но с одинаковым концом: с глазу на глаз вручался приезжему конверт с деньгами. (И заметь, всегда одна и та же сумма — пять тысяч. Ни больше, ни меньше. Один раз дали три, а в машину стали ящики со жратвой совать. Я таким тоном отказался, что директор меня зазвал в свой кабинет и дал ещё конверт. Там было точно ещё две.) И довольны очень были все, между прочим, потому что фельетон ведь так и не появлялся! И если бы не женолюбие Эдика, не стремление его покорять трепещущие сердца и млеющую плоть, вообще бы он, возможно, не сидел."
      (Фрагмент)


    Игорь Губерман, Александр Окунь. Книга "Кулинарный мидраж" (2001, 106 стр.) (pdf 66,2 mb) – август 2020
      (Копия из библиотеки "ZLibrary")

      Слово "джойнт" в переводе с английского означает объединение. Единение – вот, пожалуй, один из главных принципов работы Джойнт. Единение евреев и еврейских общин, единение народа Израиля, единая ответственность евреев друг за друга. И потому совсем не случайно мы представляем это издание: наш календарь является символом такого единения. В основу его легли четыре элемента, объединяющие весь еврейский народ: Тора – учение и традиция, выражением которых является мидраш: еврейская кухня: и, конечно же, еврейский юмор. Этот еженедельник объединяет Израиль и Россию, традицию и модерн, смешное и грустное. Мы надеемся, что этот подарок поможет нам стать ближе друг другу, почувствовать себя одной общиной, одной семьёй. Хотим также обратить ваше внимание, что в конце календаря вы можете найти полезный справочный материал и время зажигания субботних свечей.
      (Аннотация издательства)


    "Книга странствий" (2002) (doc-rar 236 kb) – OCR: Давид Титиевский – апрель 2003

      "Я ведь двигался по жизни, перемещаясь не только во времени и пространстве. Странствуя по миру, я довольно много посмотрел – не менее, быть может, чем Дарвин, видавший виды. Так и родилось название. Внезапно очень захотелось написать что-нибудь вязкое, медлительное и раздумчивое, с настырной искренностью рассказать о своих мелких душевных шевелениях, вывернуть личность наизнанку и слегка её проветрить. Ибо давно пора."
      (От автора)


    Александр Окунь, Игорь Губерман. Книга "Книга о здоровой и вкусной жизни" (2010, 461 стр.) (pdf 8,5 mb) – август 2020
      (Копия из библиотеки "Maxima Library")

      Книга эта ни в коем случае не является очередной благой вестью о полезной пище, здоровой диете, правильной системе питания и тому подобных вещах, ибо любая пища, если только приготовлена она осмысленно и с любовью, а съедена с аппетитом и удовольствием, является пищей, безусловно, здоровой и полезной.
      Настоящая книга посвящена не только еде, но и всему, что с нею связано (а связано с ней всё). Это не сборник рецептов, но книга о вкусной, здоровой, интересной, а главное — осмысленной жизни.
      (Аннотация издательства)


    Книга "О выпивке, о Боге, о любви" (2018, 347 стр.) (pdf 6 mb) – июль 2021
      (OCR: Александр Белоусенко (Сиэтл, США);
      обработка: Давид Титиевский (Хайфа, Израиль))

      Очень маленькое предисловие призвано объяснить, почему я сплёл воедино три эти частые темы моих стихов. Потому что три феномена постоянно сопровождают нашу жизнь: выпивка дарит нам душевное облегчение, идея Бога – иллюзорные надежды, а любовь – недолгое чувство счастья. Ну, разумеется, в устах такого циника, скептика и охальника, каким я, кажется, являюсь, три этих дивных феномена обрастают всякими деталями. Почитайте понемногу этот сборник – вдруг вам что-нибудь понравится, почтенный читатель? Я этому буду очень рад.
      Игорь Губерман

    * * *

      "...И та, что заглянула, чтобы поболтать со мной о ком-нибудь из жизни не отсюда, от коллег своих ничуть не отличалась. Некогда закончив театральное училище в Ташкенте, вышла она замуж за какого-то местного человека, а когда поняла, что он законченный и безнадёжный наркоман, уже родились двое. Подалась она в Сибирь на заработки, выживая вот такой ценой, чтобы поднять детей. Ей было меньше тридцати, и голос молодой, а на лице уже обосновалась тень той жизни, что досталась ей в богатой заработками Сибири. Что ни день, она заглядывала к нам, и Станиславский был бы счастлив, слыша, как мы говорили о его системе (до сих пор я ничего о ней не знаю, но разговор поддерживал легко). А от Лопе де Вега до Набокова гуляли мы привольно, как вор на отдыхе – по вокзальному буфету (феня у всех этих штукатурш была отменная – годами они работали бок о бок со шпаной, пришедшей из тюрьмы). Она ждала моих дежурств и приходила ближе к обеду, чтобы лишних было четверть часа. Как только она входила, мои напарники вставали и растворялись где-то в здании. Я их тактичность искренне воспринимал как нежелание участвовать в чужой и невнятной разумению беседе. Так недели две прошло, и как-то посреди её горячечно-любовных слов о Бунине в дверь осторожно заглянул мой приятель, полчаса назад ушедший с её появлением, а тут возникший. Надо было срочно менять воздуходувки, которые сушили стены. Собеседница моя немедленно ушла, жарко договаривая что-то о Бунине, а мой приятель на меня смотрел как-то глумливо, чуть ли не презрительно, и я его, естественно, спросил, в чём дело.
      – Ты чудак на букву «м», Мироныч, – пояснил мне приятель. – Ты сидишь, курлычешь и курлычешь, а ведь ей не Бунин нужен, а ебунин. Мы зазря, что ли, уходим? За тебя обидно. Ведь не глупый с виду человек."
      (Фрагмент)


      Благодарю тебя, Создатель,
      что сшит не юбочно, а брючно,
      что многих дам я был приятель,
      но уходил благополучно.
      Благодарю тебя, Творец,
      за то, что думать стал я рано,
      за то, что к водке огурец
      Ты посылал мне постоянно.
      Благодарю Тебя, Всевышний,
      за всё, к чему я привязался,
      за то, что я ни разу лишний
      в кругу друзей не оказался.
      И за тюрьму благодарю,
      она во благо мне явилась,
      она разбила жизнь мою
      на разных две, что тоже милость.
      И одному Тебе спасибо,
      что держишь меру тьмы и света,
      что в мире дьявольски красиво,
      и мне доступно видеть это.

      И. Губерман

    Страничка создана 15 апреля 2003.
    Последнее обновление 28 июля 2020.

Дизайн и разработка © Титиевский Виталий, 2005-2021.
MSIECP 800x600, 1024x768