Библиотека Александра Белоусенко

На главную

 
Книжная полка
Русская проза
Зарубежная проза
ГУЛаг и диссиденты
КГБ
Публицистика
Серебряный век
Воспоминания
Биографии и ЖЗЛ
История
Литературоведение
Люди искусства
Поэзия
Сатира и юмор
Драматургия
Подарочные издания
Для детей
XIX век
Журнал "Время и мы"
 
Архив
 
О нас
 
Обратная связь:
belousenko@yahoo.com
 

Библиотека Im-Werden (Мюнхен)

Олег Греченевский. Публицистика

Отдав искусству жизнь без сдачи... Сайт о Корнее и Лидии Чуковских

Библиотека CEPAHH


 

Евгений Вадимович РОЙЗМАН
(род. 1962)

  Ройзман Евгений Вадимович — российский политик, предприниматель, общественный деятель, поэт. Получил популярность среди жителей Свердловской области благодаря фонду «Город без наркотиков», с конца 90-х боровшегося с остро стоящей в регионе проблемой наркомании. С 2013 года – мэр Екатеринбурга. В 2017 году предпринял попытку баллотироваться в губернаторы Свердловской области, однако не прошел муниципальный фильтр. В мае 2018 года ушел в отставку по собственному желанию в связи с отменой прямых выборов мэра.
  Евгений Ройзман родился в Свердловске (ныне Екатеринбург) 14 сентября 1962 года. Его мать Нина Павловна была воспитателем в детском саду, а отец Вадим Полевич работал энергетиком на Уралмашзаводе.
  Евгений сменил несколько школ из-за плохой успеваемости, а по окончании восьми классов забрал документы и поступил в машиностроительный техникум. Проучившись там один год, в 1978 году он перевелся в автомобильный техникум, где числился в рядах студентов до 1980 года.
  Окончить техникум Ройзману не удалось. Негативное влияние улицы сказалось на юноше в полной мере — в 1981 году его осудили по трем статьям. Евгений Ройзман получил срок за мошенничество (ст. 147, ч.3), кражу (ст. 144, ч.2) и незаконное ношение холодного оружия (ст. 218, ч.2). Изначально наказание подразумевало три года условно, однако впоследствии приговор был пересмотрен и Евгений отправился в заключение на срок 2 года и 14 дней.
  На свободу он вышел в ноябре 1983 года. Спустя год, когда судимость была снята, Евгений Ройзман поступил в Уральский государственный университет, где учился на историка-архивоведа. С 1988 года Ройзман занимался торговлей ювелирными изделиями и антиквариатом. В 1992 году совместно с Вадимом Чуркиным основал «Ювелирный дом» — компанию по производству украшений.
  На популярности Евгения Ройзмана среди его земляков во многом сказалась его деятельность в рамках фонда «Город без наркотиков». В конце 1990-х Екатеринбург и область были объяты эпидемией наркомании. Цыгане и таджики торговали героином на улицах без опаски – правоохранительные органы состояли в сговоре с местными наркобаронами. В милиции неравнодушных граждан кормили байками из разряда «бороться с наркоманией бессмысленно, эту проблему не могут решить даже в мировом масштабе». От передозировки тяжелыми наркотиками регулярно гибли дети, в отдельных неблагополучных районах «на игле» сидел каждый второй подросток. В августе 1999 года Ройзман с командой единомышленников – излечившимся от наркозависимости Андреем «Дюшей» Кабановым, Андреем Санниковым с местного телевидения и Игорем Варовым – решили положить конец беспределу.
  Первой акцией фонда стало так называемое «стояние в цыганском поселке» – тогда более 500 человек вышли на борьбу с наркоторговцами. Следующий шаг – «горячая линия», на которую каждый желающий мог сообщить об эпизодах продажи наркотиков в Екатеринбурге. За первый месяц ее функционирования жители сообщили более чем о 2500 случаях. Деятельность фонда финансировалась исключительно средствами его создателей.
  В 2001 году, после ухода из организации Игоря Варова, Евгений Ройзман стал президентом фонда. К этому времени, всего за 2 года работы «Города без наркотиков», уже были отправлены за решетку многие «менты-наркоторговцы» и «цыганские наркобаронессы».
  В 2003 году Ройзман стал депутатом Госдумы IV созыва, однако продолжал принимать активное участие в жизни своего детища. Лишь в 2014 году, вскоре после назначения Ройзмана мэром Екатеринбурга, он разорвал отношения с фондом из-за конфликта с Кабановым.
  Организация не раз попадала под проверки государственных структур ввиду применения жестких мер борьбы с наркотиками – незаконное вторжение в квартиры наркоторговцев, физическое насилие к дилерам и наркоманам, создание нелегальных реабилитационных центров, где добровольно пожелавших излечиться наркоманов приковывали цепями к кроватям. Также Ройзмана обвиняли в близких отношениях с ОПГ «Уралмашевские». Сам он связь отрицал, но отмечал, что члены группировки действительно помогали фонду при «зачистке» притонов и точек продажи запрещенных веществ.
  Несмотря на противоречивые методы работы, фонд в содействии с правоохранительными органами практически искоренил наркоманию в регионе. Все операции фонда фиксируются на видео. Ролики транслируются в эфире местного канала «Тау ТВ», взаимодействующего с фондом с первых месяцев его создания.
  С 2001 по 2003 годы Евгений Вадимович был советником губернатора Свердловской области Эдуарда Росселя. В конце 2003 года (декабрь) Ройзман занял пост депутата Госдумы IV созыва. Он баллотировался по одномандатному округу как самовыдвиженец. Получив депутатский мандат, он вошел в думскую комиссию по безопасности.
  В 2006 году Ройзман примкнул к «Российской партии жизни» и возглавил ее партийный список на выборах в областную думу. Свой выбор ранее беспартийный политик объяснял тем, что РПЖ – «единственная партия, которая ничем себя не запятнала». В ходе предвыборной кампании РПЖ вступила в противостояние с «Единой Россией», в связи с чем началась информационная атака против Ройзмана и его партии. Местная пресса критиковала деятельность партии и называла Ройзмана и барда Александра Новикова (2-го в партийном списке РПЖ) в связях с ОПГ. Указали Евгению и на его бывшее тюремное прошлое. По итогам голосования РПЖ получила 11,5% процентов голосов, что гарантировало ей 2 мандата в Свердловской думе.
  Когда в октябре 2006 года в результате объединения РПЖ, «Родины» и Российской партии пенсионеров родилась партия «Справедливая Россия» (СР), возглавляемая Сергеем Мироновым, свердловское отделение РПЖ отказалось подписывать соглашение о создании местного отделения «СР». Причина крылась в конфликте Ройзмана с депутатом из «Родины» Евгением Зяблицевым – еще во время выборов в областную думу Евгений в прямом эфире «Радио Урала» надавал Зяблицеву пощечин «за вранье». В декабре 2006 года Ройзман вошел в Центральный совет «Справедливой России» и получил место в думской фракции «Справедливая Россия» (наравне с Зяблицевым), после чего Борис Грызлов обвинил СР в неразборчивости, которая «может открыть дорогу к власти криминалу». Он же впоследствии рассказала о том, что Генпрокуратура подала в Госдуму запрос на лишение Ройзмана неприкосновенности. Причиной интереса органов к Евгению стал иск Зяблицева с формулировкой «за побои». Итогом противостояния Ройзмана и Зяблицева стало исключение второго из фракции СР. Заседание, на котором должен был рассматриваться вопрос о лишении Ройзмана неприкосновенности, было отложено по неизвестным причинам на неопределенный срок.
  В список кандидатов в Госдуму V созыва Ройзман не попал. Сам Евгений обвинил в этом политику центральной ячейки «Справедливой России». Месяц спустя он покинул партию, что побудило поступить так же около десяти тысяч ее членов. Избиратели вновь услышали о Ройзмане в июле 2011 года, когда он выразил согласие вступить в партию Михаила Прохорова «Правое дело». В сентябре в прессе появились сообщения о давлении Кремля на Прохорова – Ройзмана не хотели видеть в списках на выборах в Госдуму VI созыва. Это привело к внутрипартийному расколу, в результате которого Прохоров был отстранен от управления партией.
  Прохоров и Ройзман покинули партию, сообщив о намерении создать собственный политический блок. Вскоре бизнесмен сообщил, что будет баллотироваться в президенты как независимый кандидат, а Ройзман зарегистрировался как его доверенное лицо. На выборах Прохоров получил 8% голосов. В октябре 2012 года Ройзман был избран в федеральный комитет партии «Гражданская платформа».
  9 сентября 2013 года Евгений Вадимович одержал победу в политической борьбе за пост мэра Екатеринбурга (33,25% голосов). Во многом его победа стала результатом «дворовых» встреч с избирателями. 24 сентября был утвержден в должности главы города.
  Активный пользователь социальных сетей, Ройзман освещает свою деятельность в Сети – в его аккаунтах Вконтакте, Твиттере и Живом Журнале регулярно публикуются отчеты о результатах его работы. С мая 2017 года он ведет YouTube-канал «Евгений Ройзман», где высказывает личное мнение по поводу актуальных проблем: аресте Кирилла Серебренникова, обысках у Алексея Навального, антикоррупционных митингах и даже о баттле Оксимирона и Гнойного.
  В мае 2017 года Евгений Вадимович принял решение участвовать в выборах на пост губернатора Свердловской области, чему воспротивился Юрий Переверзев (лидер партии «Яблоко» в свердловском отделении).
  Спустя два месяца Ройзман снял свою кандидатуру — он не смог пройти требуемый законом муниципальный фильтр. В Свердловской области для его преодоления необходимо собрать 126 подписей – это 7,9% голосов муниципальных депутатов, большая часть которых в области принадлежит к той же партии, что и действующий губернатор, «единорос» Евгений Куйвашёв.
  Ройзман назвал выборы «обманом и ролевыми играми», оскорбляющими честных избирателей, и призвал свердловчан бойкотировать губернаторские выборы. После победы Куйвашёва на выборах, которые состоялись 10 сентября 2017 года, Ройзман, ранее написавший в твиттере «Выборы закончились, не начавшись», этот пост удалил со следующим комментарием: «Война закончилась и нет смысла продолжать пускать поезда под откос. Жизнь продолжается».
  В студенческие годы Ройзман увлекался поэзией и был участником группы «Интернационал». В 1987 году его стихи впервые опубликовали в «Авроре», а в 1988 году — в журнале «Юность», после чего талант Евгения Вадимовича был отмечен Евгением Евтушенко. На счету Ройзмана — сборники поэзии и книги, в которых описана жизнь без прикрас: «Город без наркотиков» (2004), «Сила в правде» (2007), «Невыдуманные рассказы» (2011).
  Ройзман интересуется невьянской иконописью. В 1999 году он открыл частный тематический музей, также известен как автор нескольких альбомов об уральской и, в частности, невьянской иконе.
  Политик интересуется гонками на внедорожниках – трофи-рейдами. Он – мастер этого относительно нового вида спорта и обладатель титула чемпиона России.
  Ройзман женат на Юлии Крутеевой, художнице по стеклу и владелице галереи «Арт-птица». Супруги воспитали трех дочерей.
  Известно о романе Ройзмана с журналисткой Аксаной Пановой, бывшим редактором регионального интернет-издания «Ура.ру». 21 августа 2014 года она родила двойняшек. Дети официально были признаны Ройзманом.
  Что касается доходов — согласно декларации, сданной весной 2017 года, Евгений Вадимович получил за предыдущий год чуть более 2,5 млн. рублей. Из них порядка 205 тыс. рублей – его ежемесячный заработок на посту главы города.
  На заседании городской думы 22 мая 2018 года Евгений Ройзман сообщил, что подает в отставку. Таким образом он выразил несогласие с принятием закона об отмене выборов мэра Екатеринбурга. Он назвал это решение противоречащим выбору горожан.
  Отметим, что законопроект об отмене прямых выборов мэра Екатеринбурга принадлежал губернатору Свердловской области Евгению Куйвашёву. До непрямых выборов мэра в сентябре 2018 года и.о. мэра стал Виктор Тестов, заместитель председателя городской думы. 25 мая решение об отставке Ройзмана было утверждено городской думой.
  (Из проекта "Узнай всё")


    Книга "Невыдуманные рассказы" (2011) (doc-zip 230 kb; html 1,47 mb) — декабрь 2018

      Фрагменты:

      Когда-то мой товарищ завёл собаку. Это был ещё щеночек, и его чрезвычайно строжили. А я приходил в гости и незаметно его баловал: то по голове поглажу, то пузо почешу, а то незаметно скормлю кусочек мяса или колбаски.
      Потом жизнь нас развела, и я попал в этот дом лет через шесть. И могучий породистый пёс, услышав мой голос, бросился ко мне, отчаянно заскулил по-щенячьи, стал тыкаться носом, повизгивая, а потом и вовсе перевернулся на спину и стал дрыгать лапами. Хозяева были удивлены – они его таким не видели.
      Потом, когда пёс стал совсем старым, у него отказывали задние лапы, он даже не мог подняться. И всё равно, если я приходил, он радостно повизгивал и старался лизнуть руку.
      …Я также с детства помню всех людей, которые любили меня, которые вовремя сказали доброе слово. Меня это согревает всю жизнь, и я всем этим людям очень благодарен.

    * * *

      Купил старую книжку замечательного исследователя русского быта С. Максимова «Крылатые слова». Толкование известных русских поговорок, как то: «подкузьмить да подъегорить», «бей в доску – вспоминай Москву», «вольному – воля (спасённому – рай)», «послов не рубят», «у нас не в Польше», «собаку съел», «печки лавочки», «задать карачун» и т. д.
      Среди прочего – толкование слова «галиматья». Оказывается, был такой доктор в Париже – Галли Матьё, который умел смешить своих пациентов до такой степени, что зачастую служил целительным лекарством. Доктор получил обширную известность и практику. Его везде приглашали, и он разрывался, не поспевал. И тогда придумал рассылать больным печатные листочки, в заголовке которых стояло его имя, а под ним разнообразные остроты и каламбуры…

    * * *

      Однажды, когда замечательный хирург Вайман работал в 14-й на Уралмаше, туда привезли пьяного мужика с аппендицитом. Бедолаге было очень плохо, но он был с гонором и медсёстрам и врачам не давался. Тогда Владислав Алексеевич взял у кого-то в машине с задней полки милицейскую фуражку, нацепил её, подошёл к хулигану, взял его за ухо и сказал какие-то нужные слова. Мужик притих, смирился. Его увезли на каталке и сделали операцию.
      Когда он уже выписывался, Владислав Алексеевич увидел его из кабинета, надел фуражку, вышел в коридор и строго спросил:
      – Ты меня помнишь?
      Мужик потупил глаза и отвечает:
      – Помню.
      Вайман говорит:
      – Ты забыл сделать самое главное: ты не поблагодарил врачей и медсестёр за то, что они спасли тебе жизнь!
      Тогда мужик говорит:
      – Спасибо медсёстрам и врачам за то, что спасли мне жизнь…
      Потом отвернулся в сторону и говорит:
      – А ты, легавый, – сука!


    Валерий Панюшкин. Книга "Ройзман: Уральский Робин Гуд" (2014) (doc-zip 2,2 mb; html 1,7 mb; pdf 57,3 mb) — сентябрь 2019, апрель 2020

      Книга известного журналиста Валерия Панюшкина, несколько месяцев проведшего в Екатеринбурге бок о бок с Евгением Ройзманом, одним из самых обсуждаемых и заметных общественных деятелей современности, даёт трезвую оценку деятельности фонда «Город без наркотиков» и живописует будни самого Евгения. Ройзман у Панюшкина предстаёт эдаким былинным героем, спасающим Россию из лап чудовища — наркомании. Но и Робин Гудом его назвали неспроста — методы достижения благой цели вовсе не однозначны. Поэтому портрет Ройзмана получился многогранным, и каждый читатель решит для себя сам, кто же этот человек — новый герой или разбойник.
      Книга читается как авантюрный роман. Тюрьма и подпольные выставки, любовь и гонки по бездорожью, борьба с наркотиками и противостояние с властью. И харизматичный герой, Ройзман, который не устаёт повторять: «Сила в правде».
      (Аннотация издательства)

    Содержание:

    Глава первая. Простые действия ... 5
    Глава вторая. Восстание ... 21
    Глава третья. Рецепт дерзости ... 41
    Глава четвертая. Презрение ... 59
    Глава пятая. Настоящие люди ... 75
    Глава шестая. Период полураспада ... 89
    Глава седьмая. Государственные дела ... 111
    Глава восьмая. Любовный треугольник ... 125
    Глава девятая. Сагринские хроники ... 145
    Глава десятая. Заложники ... 159
    Глава одиннадцатая. Разгром ... 173
    Глава двенадцатая. Мэр ... 181

      Фрагменты:

      Зачем бежал? Сам себе срок наматывал. Понимали же следователи, что дело молодое. Мошенничество можно было считать мошенничеством, а можно было сказать, что просто не отдавал долги. Незаконное ношение оружия? Ну да, носил нож. Но у какого же чёткого парня на Урале нету за пазухой ножа? Кража? Да, была кража. Но украл шмотки, которые у его девушки хранил какой-то фарцовщик. А это кража, конечно, но из разряда «вор у вора шапку». Следователи же понимали ещё, что если баба замешана… Может, из лихости украл, может, девчонку выгораживал, взял на себя. Так следователи думали до побега (если не считать того следователя, что сам претендовал на внимание замешанной в деле женщины). Но когда побег, значит как бы сам преступник признаётся во всём содеянном. Да небось знает за собой ещё что-нибудь настолько серьёзное, что стоит бежать. За побег накручивают по-полной. А сам побег не инкриминируют только потому, что неохота подставляться – чуть не прошляпили же.
      Зачем бежал? Даже если и не условный срок, три года – это ведь немного. Мелкие уголовники при хорошем поведении на половине срока выходят по УДО – полтора года получается, быстрее, чем армия. Но всё же бежал. А если бы убили? А если бы сам ненароком не оглушил, а убил тихого следователя – кулак-то тяжелый? А если бы и получилось, то как бы потом жил – до конца дней скрываться? Но всё же бежал. И нет этому никакого рационального объяснения, кроме уральской дерзости. Бежал, чтобы бежать. И теперь уж труби от звонка до звонка: после побега и до суда – в одиночке, потом в Каменском лагере, а под конец срока – опять в Свердловской тюрьме (Екатеринбург тогда назывался Свердловском).
      Про лагерь Ройзман рассказывать не любит. Отшучивается. Все отшучиваются. Вот и у Арсения Рогинского все истории про лагерь смешные. И у Сергея Ковалева главный лагерный рассказ – про то, как приготовить праздничный торт из буханки ситного хлеба и конфет «подушечка». Только Светлана Бахмина из известных мне узников проговорилась, что в тюрьме понимаешь, насколько люди бывают жестокие, глупые, злые и несчастные. И всё же люди.

    * * *

      Впрочем, недолго тот генерал будет с Ройзманом заодно. Один только вечер. Вскоре уже выступит на суде над наркоторговкой Танькой Морозовской свидетелем защиты. Вот оно что! Теперь про генерала понятно. А Танька Морозовская торгует наркотиками почти в открытую. Дом её в цыганском посёлке на Шаумяна, 11, знают все – и наркоманы, и милиционеры, и фондовцы. Но сделать ничего нельзя. Разве что джип ей поджечь. Сгоревшая машина, конечно, огорчает Таньку, но не заставляет свернуть наркоторговлю, наоборот – активизировать. Танька хвастается, что ментов, дескать, покупает целыми райотделами. И похоже, недалеко это хвастовство от истины. Потому что сколько раз брали Таньку с поличным, сколько заводили на неё уголовных дел. И все они рассасываются как-то – какие закрываются под сомнительным предлогом, какие просто канут в милицейских архивах, теряются в сейфах, заваливаются грудой бумаг.
      Вот (прав оказался Варов!) на что нужна база данных. Однажды Ройзман вытаскивает из фондовского компьютера всю информацию по Морозовской и едет к областному прокурору Золотову. Говорит:
      – Юрий Михайлович, смотрите, сколько дел было возбуждено. Где они? Затребуйте эти дела. Посмотрите, что с ними. Почему не доведено до суда ни одно?
      И на стол к прокурору ложится сразу целая пачка потерянных уголовных дел Морозовской. И садится Морозовская на четырнадцать лет с конфискацией. Да судья ещё и особо подчёркивает в приговоре, что столь широкомасштабная наркоторговля без помощи милиции – невозможна.

    * * *

      Дети жили в центре города. Тоже неподалеку от варовского офиса, в подземных теплотрассах. Беспризорники лет по девять–двенадцать. Десять человек мальчиков и одна девочка. Мальчишки хвастались, что в очередь занимаются с девочкой сексом. Варов, который работал неподалёку от их катакомб, слыша мальчишескую уличную похвальбу, бывал охвачен яростью, пытался догнать, но разве же их догонишь? Санников приезжал со съёмочной группой, привозил мальчишкам еду, и за еду мальчишки позволяли снимать под землёй свои лёжки на тёплых подземных трубах. Но в руки не давались, в приюты не хотели, просили водки. А Санников детям в водке отказывал и вечерами после съёмок пил её сам, пока не отпускало диккенсовское какое-то чувство тоски по детям в катакомбах.
      Они все были токсикоманами, эти дети. У каждого в рукаве был полиэтиленовый пакет с клеем «Момент», и каждые пару минут каждый катакомбный ребёнок неприметно, но и не слишком таясь, делал из пакета глубокий вдох – даже и в толпе на улице. Если клея не было, нюхали бензин или растворитель. Бензин легче достать. На каждой заправочной станции, в каждом заправочном пистолете после каждой заправки остаётся плевок бензина, которым можно дышать несколько часов. Только в отличие от клея, капля которого лежит на дне пакета, пока не затвердеет, бензин текучий, летучий – выливается из пакета на одежду, а пары его пропитывают изнутри рукав. Так и жили.


    Книга "Город без наркотиков" (2004) (doc-zip 1,1 mb; pdf 1,7 mb) — апрель 2020

      …Я люблю этот город. Я здесь родился и вырос. Меня здесь мама за ручку водила. Это мой город. Я не отдам его подлым наркоторговцам. Кому, мне страшно? Если страшно, надо собирать своих малолетних детей и пожилых родителей в охапку и бежать из страны. Я не побегу. Чтобы в своей стране и каких-то барыг бояться? Не будет такого никогда. Это я тебе говорю. Это моя страна, мне отсюда некуда бежать. И никто мне не запретит сопротивляться…
      (От автора)

    * * *

      В середине 90-х у моих друзей стали умирать дети. Причём 15-16-летнего возраста. Убитые горем родители всё скрывали. Говорили: «Умер во сне», или «Остановилось сердце», или «Задохнулся в гараже». Боялись и стеснялись говорить правду. Но люди всё понимали, потому что в те годы уже у очень многих дети стали наркоманами. Те, что были побогаче, отправляли детей в Испанию, в Эмираты, возили к Назаралиеву, платили сумасшедшие деньги, но ничего не помогало. Те, у кого денег не было, просто опускали руки. Помощи ждать было неоткуда. У меня товарищ есть — солидный мужик, директор завода. Многие его знают. У него в 1999 году из четверых детей… наркоманами были трое! Он даже понять не успел, как это произошло.
      (Из предисловия)

    Страничка создана 15 декабря 2018.
    Последнее обновление 20 апреля 2020.

Дизайн и разработка © Титиевский Виталий, 2005-2020.
MSIECP 800x600, 1024x768