Библиотека Александра Белоусенко

На главную

 
Книжная полка
Русская проза
Зарубежная проза
ГУЛаг и диссиденты
КГБ
Публицистика
Серебряный век
Воспоминания
Биографии и ЖЗЛ
История
Литературоведение
Люди искусства
Поэзия
Сатира и юмор
Драматургия
Подарочные издания
Для детей
XIX век
Японская лит-ра
Журнал "Время и мы"
 
Архив
 
О нас
 
Обратная связь:
belousenko@yahoo.com
 

Библиотека Im-Werden (Мюнхен)

Олег Греченевский. Публицистика

Отдав искусству жизнь без сдачи... Сайт о Корнее и Лидии Чуковских

Библиотека CEPAHH


 

Анатолий (Отто) Алексеевич
СОЛОНИЦЫН
(1934-1982)

  Анатолий (Отто) Алексеевич Солоницын (30 августа 1934, Богородск, Горьковский край — 11 июня 1982, Москва) — советский актёр театра и кино, заслуженный артист РСФСР.
  Родился в городе Богородске в семье поволжских немцев. После окончания студии при Свердловском драматическом театре в 1960 году Анатолий поступает на службу в театр и с 1960 по 1972 год служит в театрах Свердловска, Минска, Новосибирска, Таллина. С 1972 по 1976 год — актёр театра им. Ленсовета. Был женат три раза. От браков родилось два ребёнка. Умер от рака лёгких.
  Анатолий Солоницын дебютировал в кино на Свердловской телестудии в первой картине Глеба Панфилова «Дело Курта Клаузевица» в 1963 году. Но настоящий успех пришёл позже, когда Андрей Тарковский снял Солоницына в роли Андрея Рублёва. Солоницын сам «пробился» к Тарковскому. Прочитав сценарий «Рублёва» в «Искусстве кино», он взял отпуск в театре и двинулся из Свердловска в столицу. И, что называется, глянулся Андрею Арсеньевичу. Утвердить никому не известного актёра на главную роль режиссёру стоило больших трудов. Его отговаривал даже Михаил Ромм, против были члены многочисленных художественных советов. Неожиданно кандидатуру Солоницына поддержали историки: из предложенных Тарковским двадцати фотопроб разных актёров учёные дружно указали на Солоницына.
  Создать образ гениального русского иконописца, каким видел его режиссёр, было очень непросто. Зритель не видит Рублева с кистью в руке, он вообще не совершает поступков, только созерцает, раздумывает, разговаривает с Феофаном Греком о самом важном — о Боге, о любви к людям.
  После «Андрея Рублёва» Солоницын стал, как говорится, нарасхват: актёра охотно снимают Александр Алов и Владимир Наумов, Никита Михалков и Лариса Шепитько, Вадим Абдрашитов и Александр Зархи. Фильмография Солоницына насчитывает почти полсотни картин. При этом в течение двенадцати лет Солоницын сменил целый ряд провинциальных театров. Но многое в театральных нравах не устраивало, раздражало актёра. "Двуликость людей театра волнует меня всё больше и больше, — писал он в дневнике. — «Говорят одно, делают другое. В театре бытует выражение — "завоевать положение". Я пришёл в театр не завоёвывать, а работать, творить».
  Андрей Тарковский писал Григорию Козинцеву: «Меня очень заботит судьба Анатолия Солоницына. Это актёр новосибирского "Красного факела", который снимался у меня в роли Андрея. Он в ужасном состоянии — несмотря на то, что сыграл за это время много серьёзного, вплоть до Бориса Годунова, — и уходит из театра для того, чтобы перейти в Таллин в Русский театр. Но его мечта — Ленинград и театр, где режиссёр Игорь Владимиров. Не могли бы вы посодействовать ему в этом смысле». Григорий Михайлович в ответ обещает потолковать с «нашими худруками»…
  В 1972 году на экраны выходит «Солярис» Андрея Тарковского. И опять огромная творческая удача Анатолия Солоницына! Его доктор Сарториус — человек жёсткий, прямой. Долг перед истиной (или наукой) для него важнее эмоций и даже морали. Какой убедительности и силы образ создал актёр! В следующей картине Тарковского «Зеркало» Солоницын играет эпизодическую роль прохожего. Андрей Арсеньевич настолько ценил Солоницына, что иногда (как это было в случае с «Зеркалом») придумывал роль специально для любимого артиста. А Солоницын, в свою очередь, преклонялся перед Тарковским и считал наивысшей заслугой максимально точно следовать указаниям режиссёра.
  В 1977 г. в московском театре имени Ленинского комсомола Андрей Тарковский поставил «Гамлета». Надо ли говорить, что принца датского играл Анатолий Солоницын. «Непохожий на других Гамлетов советской сцены и экрана последних лет, сосредоточенный, тихий Гамлет А. Солоницына, который редко повышает голос, позволяя себе недолгие всплески гнева или раздражительности, может показаться вялым или даже скучноватым. Однако это именно такой Гамлет, какой нужен Тарковскому», — писал рецензент, высоко оценивая работу исполнителя заглавной роли.
  Несомненной удачей стала роль Писателя, сыгранная Солоницыным в фильме А. Тарковского "Сталкер", по мотивам повести бр.Стругацких "Пикник на обочине".
  И ещё раз пытался Андрей Арсеньевич снять любимого актёра — на этот раз в телевизионной версии «Идиота» Достоевского, увы, не осуществившейся. Для Солоницына предназначалась роль рассказчика, то есть «автора» романа. Солоницыну пришла в голову сумасбродная идея изменить с помощью пластической хирургии лицо — только для того, чтобы походить на Достоевского. Тарковский заметил, что с лицом Достоевского Солоницыну уже ничего не сыграть. А тот возразил: после Достоевского зачем играть ещё что-то?
  (Из проекта "Лучший актёр")


    Алексей Солоницын. Книга "Повесть о старшем брате: Зеркало Анатолия Солоницына" (2005) (pdf 23,7 mb)
      (OCR: Александр Белоусенко (Сиэтл, США);
      обработка: Давид Титиевский (Хайфа, Израиль))

      «Андрей Рублёв», «Солярис», «Зеркало», «Сталкер», «Свой среди чужих, чужой среди своих» — эти фильмы вошли в «золотой фонд» мирового киноискусства благодаря гениальной режиссуре Андрея Тарковского и Никиты Михалкова и блестящему актёрскому составу.
      Одной из ярких звёзд стал актёр Анатолий Солоницын. О его непростом пути в искусстве и в жизни написал документальную повесть родной брат артиста — писатель Алексей Солоницын, дополнив свою книгу воспоминаниями друзей и близких, его коллег, среди которых Александр Пороховщиков, Глеб Панфилов, Инна Чурикова, Наталья Бондарчук, Николай Бурляев, Маргарита Терехова и другие.
      (Аннотация издательства)

      Фрагменты из книги:

      Отец наш в юности своей был человеком романтическим. В те дни, когда имена героев челюскинской эпопеи были у всех на устах, в нашей семье родился первенец. Именем научного руководителя экспедиции Отто Юльевича Шмидта отец решил назвать своего сына. Но, когда началась война, мы, дети военного поколения, иначе стали воспринимать немецкие имена. Вот почему ещё в детстве брат переменил свое имя Отто на Анатолий. И с этим все в нашем доме согласились.

    * * *

      На столе лежал журнал «Искусство кино», я раскрыл его. Ну да, это тот самый номер, в котором я только что прочёл сценарий «Андрея Рублёва». Прочёл единым махом — новая, доселе неведомая мне жизнь открылась во всей чистоте и трагизме.
      — Ты читал? — спросил я брата.
      Он странно улыбнулся.
      Торопясь, я стал нахваливать сценарий, а он продолжал тихо улыбаться и смотрел куда-то вбок.
      Когда я умолк, он наконец взглянул на меня.
      — А что бы ты сказал, если бы я взял и поехал в Москву? Заявился бы к ним: мол, так и так, сделайте хотя бы пробу. Может быть, я вам подойду... А?
      Я сразу не нашёлся, что ответить. Ехать в Москву к незнакомым людям, проситься на главную роль, да ещё на такую! Не зная не только броду, но и не ведая самой реки...
      — Это такая роль, за которую не жалко отдать жизнь... Не веришь?
      Говорил он так, что я поверил.

    * * *

      Потом, когда пришли горькие, отчаянные дни, когда я был оглушён смертью брата, я редко думал о Тарковском. Но через время, когда боль немного улеглась, когда я смог заниматься своими делами, по «голосам» стали доноситься известия об Андрее Арсеньевиче. Вот на фестивале в Каннах «Ностальгии» не дали Гран-при только потому, что член жюри — наш режиссёр — проголосовал против своего земляка. Горько об этом говорить, но этим режиссёром был Сергей Бондарчук. Тарковский выступил с заявлением: он понял, что ничего хорошего его не ждёт дома, что работы он опять никакой не получит. И он принял решение остаться на Западе.

    * * *

      Малыш!
      Я получил твоё письмо.
      Со дня на день жду официального отказа с объяснением.
      Большого худсовета ещё не было, но закулисную жизнь я отлично знаю, мне передавали, что Тарковского переубеждают, приводят актёров и заставляют пробовать их.
      Ну, не беда! Не повезло — так не повезло. Не пробивные мы парни — это ты верно заметил. Поговорить бы с тобой очень хотелось обо всём. Нет всё-таки лучшей дружбы, чем братство!!!
      ...Я тут неделю провалялся — похудел страшно. Торчит один нос. Долги не тают, а растут. Воровать, что ли, начать — иначе просто не прожить. Второй год не могу купить себе костюм! Житуха.

      Целую. Толька

      28.2.65 г.
      Свердловск

    Страничка создана 4 декабря 2020.

Дизайн и разработка © Титиевский Виталий, 2005-2020.
MSIECP 800x600, 1024x768