Новинки
 
Ближайшие планы
 
Архив
 
Книжная полка
Русская проза
Зарубежная проза
ГУЛаг и диссиденты
КГБ
Публицистика
Серебряный век
Воспоминания
Биографии и ЖЗЛ
Литературоведение
Люди искусства
Поэзия
Сатира и юмор
Драматургия
Подарочные издания
Для детей
XIX век
Новые имена
 
Статьи
По литературе
ГУЛаг
Эхо войны
Гражданская война
КГБ, ФСБ, Разведка
Разное
 
Периодика
 
Другая литература
 
 
Полезные проекты
 
Наши коллеги
 
О нас
 
 
Рассылка новостей
 
Обратная связь
 
Гостевая книга
 
Форум
 
 
Полезные программы
 
Вопросы и ответы
 
Предупреждение

Поиск по сайту


Сделать стартовой
Добавить в избранное



 

Аркадий Иосифович ВАКСБЕРГ
(род. 1933)

      Прозаик, драматург, публицист. Доктор юридических наук, долгие годы состоявший в Московской городской коллегии адвокатов и участвовавший во множестве судебных процессов. Ветеран «Литературной газеты», где работает уже более 30 лет. В настоящее время – ее собственный корреспондент в Париже.
      Его судебные очерки, регулярно печатавшиеся в «Литературной газете» в семидесятые-девяностые годы, принесли Аркадию Ваксбергу широкую известность. Он автор более тридцати книг, многие из которых переведены на все основные языки мира.
      Ему принадлежат шедшие в театрах Москвы и других городов страны пьесы «Закон», «Выстрел в тумане», «Сигнал», «Верховный суд». Он автор сценариев художественных фильмов «Штормовое предупреждение», «Провинциальный роман», «Средь бела дня», телевизионных фильмов «Новоселье», «Птичье молоко», сериала «Специальный корреспондент», по его одноименной повести был снят двухсерийный фильм «Опасная зона», где он сам сыграл главную роль. Созданные им образы воплощали многие звезды экрана и сцены. По сценариям А. Ваксберга и с его участием сняты также документальные фильмы «Белые пятна судьбы», «Московская трилогия» и другие.
      Основные книги Аркадия Ваксберга – это сборники его повестей, рассказов, очерков и исторических новелл: «У крутого обрыва», «Белые пятна», «Опасная зона», «Подсудимого звали Искусство», «Не продается вдохновенье» (была запрещена цензурой на протяжении 22-х лет), «Нераскрытые тайны».
      Его первая «постцензурная» книга – литературная и политическая биография сталинского прокурора Вышинского «Царица доказательств», принесшая ему международную известность. Под разными названиями она была издана в США, Канаде, Англии, Франции, Германии, Италии, Испании, Бразилии, Греции, Швеции, Японии, Польше, Болгарии и создала во всех этих странах огромный ажиотаж.
      За ней последовали книги, разошедшиеся большими тиражами в этих и еще других странах (Финляндии, Голландии, Иране, Венгрии, Чехии, Хорватии, Румынии): «Советская мафия», «Гостиница «Люкс», «Господа и лакеи», «Валькирия революции» (роман об Александре Коллонтай), «Лиля Брик. Жизнь и судьба», «Гибель Буревестника. М.Горький: последние двадцать лет», мемуарный двухтомник «Моя жизнь в жизни».
      Его книги выпускали за рубежом самые крупные издательства: «Альфред Кнопф», «Уайденфельд энд Николсон», «Альбен Мишель», «Файяр», «Робер Лаффон», «Люббе», «Ровольт», «Пипер», «Мондадори», «Бальдини», «Норстедс» и другие.
      Авторами рецензий на эти книги и больших статей о них были самые авторитетные писатели, историки, публицисты – Джон Ле Карре, Роберт Конквест, Адам Улам, Роберт Такер, Уильям Лакер, Ричард Пайпс, Франсуа Фюре, Анжело Ринальди, Анри Труайя, Элен Каррер д'Анкосс, Эдмонда Шарль-Ру, Джульетто Кьеза, Витторио Страда, Дэвид Рэмник, Бенгт Янгфельдт, Стафан Скотт и еще многие другие, столь же известные.
      (Из проекта «Издательский дом "Русь"—"Олимп"»)


    Книга "Из ада в рай и обратно. Еврейский вопрос по Ленину, Сталину и Солженицыну" — прислал Евсей Зельдин

          Аннотация издательства:
          Что такое «еврейский вопрос» и для чего он был нужен в России? Какова была роль российских евреев в революционном и антиреволюционном движении, в становлении и упрочении советской власти, в карательной политике государства при Ленине, Сталине и его преемниках, в советской и русской культуре?
          Это лишь малая часть вопросов, поставленных известным писателем, историком, журналистом, юристом Аркадием Ваксбергом в этой книге. Ответы же помогут найти собранные здесь никогда ранее не публиковавшиеся свидетельства участников и очевидцев событий, материалы из семейного архива и воспоминания писателя.

    Содержание:

    Тише, тише, господа! (Вместо вступления)
    Всегда виновны
    Окаянные годы
    Из ада в рай
    На сцене и за кулисами
    Великий друг всех народов
    Гоните их вон!
    Специальный заказ
    Обреченные на заклание
    Ликвидировать незамедлительно!
    Из рая в ад
    На лобном месте
    Избавление

    Фрагменты из книги:

          "Особенно к месту и поразительно актуально зазвучали слова Льва Копелева из письма Солженицыну от 30 января — 5 февраля 1985 года: «ты вообразил себя единственным носителем единственной истины» (Синтаксис. Париж. 2001. № 37. С. 88).
          Писатель Лев Зиновьевич Копелев, кто не знает или не помнит, — бывший друг Солженицына, под именем Рубина он выведен им в романе «В круге первом». «С Лёвой Копелевым, — сообщает Солженицын, — только к концу у нас испортились отношения, а были очень теплые, хорошие» (Московские новости. 2001. № 25. С. 9). Отчего же испортились? Цитируемое мною письмо, у нас практически не известное, ибо опубликовано по настоятельной просьбе М. Копелевой — вдовы Льва Зиновьевича, в труднодоступном и малотиражном журнале, дает ответы на этот вопрос: «ты стал обыкновенным черносотенцем, хотя и с необыкновенными претензиями» (с. 97); «любое несогласие или, упаси боже, критическое замечание ты воспринимаешь как святотатство, как посягательство на абсолютную истину, которой владеешь ты, и, разумеется, как оскорбление России, которую только ты достойно представляешь, только ты любишь» (с. 98); «неужели ты не чувствуешь, какое глубочайшее презрение к русскому народу и к русской интеллигенции заключено в черносотенной сказке о жидомасонском завоевании России силами мадьярских, латышских и других «инородческих» штыков? Именно эта сказка теперь стала основой твоего «метафизического национализма» (с. 101)."

    * * *

          "...Следует отметить, что в защиту подвергшихся травле и санкциям еврейских коллег, проявив несомненное мужество, выступало много представителей других этносов — их благородство и риск, на который они шли, в должной мере еще не получили оценки. Среди этих достойных людей были: профессор В. Десницкий, заместитель министра просвещения А. Арсеньев, ректор Ленинградского педагогического института А. Егоров, литературовед Г. Макогоненко и многие другие русские интеллигенты. См.: Звезда. 1989. № 6. Я сам оказался свидетелем того не афишируемого мужества, с каким защищал своих еврейских коллег мой будущий научный руководитель в аспирантуре, заслуженный деятель науки, профессор Сергей Никитич Братусь."

    * * *

          "В той или иной мере дискриминации подверглось большинство еврейского населения страны — в лучшем случае дискриминации только моральной: каждый с минуты на минуту ждал каких-то санкций. В эти месяцы и годы актом большого мужества для любого совестливого русского человека была поддержка гонимых евреев — пусть даже тайная, а тем более явная. Из уст в уста ходил рассказ о том, что на большом собрании интеллигенции Москвы руководитель Центрального кукольного театра, любимец и детей, и взрослых Сергей Образцов попросил слово и, взойдя на трибуну, произнес всего несколько слов — о том, что его отец, знаменитый ученый, академик, русский интеллигент, сбрасывал с лестницы антисемитов. Ему простили — Образцова любил Сталин."


    Ссылки:

    Лев Ройтман — интервью с автором книги "Из ада в рай и обратно" на радио "Свобода"
    Семен Ружанский — интервью с автором книги "Из ада в рай и обратно" на форуме сайте "Заметки по еврейской истории"

    Страничка создана 28 февраля 2007.

Rambler's Top100
Дизайн и разработка © Титиевский Виталий, 2005.
MSIECP 800x600, 1024x768