Библиотека Александра Белоусенко

На главную

 
Книжная полка
Русская проза
Зарубежная проза
ГУЛаг и диссиденты
КГБ
Публицистика
Серебряный век
Воспоминания
Биографии и ЖЗЛ
История
Литературоведение
Люди искусства
Поэзия
Сатира и юмор
Драматургия
Подарочные издания
Для детей
XIX век
Японская лит-ра
Журнал "Время и мы"
 
Архив
 
О нас
 
Обратная связь:
belousenko@yahoo.com
 

Библиотека Im-Werden (Мюнхен)

Олег Греченевский. Публицистика

Отдав искусству жизнь без сдачи... Сайт о Корнее и Лидии Чуковских

Библиотека CEPAHH


 

Пётр (Петро) Григорьевич
ГРИГОРЕНКО
(1907-1987)

  ГРИГОРЕНКО, ПЁТР ГРИГОРЬЕВИЧ (1907-1987), военный, политический и общественный деятель, публицист.
  Родился 16 октября 1907 в с.Борисовка (Южная Украина) в крестьянской семье. Работал на железной дороге, был активным комсомольцем. В 1927 вступил в коммунистическую партию, в 1929 окончил рабфак, учился в Технологическом институте в Харькове (1929-1931).
  С 1931 профессиональный военный. Окончил Военно-инженерную академию им. Куйбышева, служил на командных должностях в Белорусском военном округе. В 1939–1943 служил на Дальнем Востоке, участник боев на р. Халхин-Гол. В 1944-1945 участник Великой Отечественной войны. Окончил войну в звании полковника. Награжден орденами и медалями. С 1945 по 1961 на преподавательской и научной работе в Военной академии им. М. В. Фрунзе. Кандидат военных наук, автор 83 работ по военной истории, теории и кибернетике. С 1959 начальник кафедры оперативно-тактической подготовки академии, генерал-майор. В августе 1961 закончил докторскую диссертацию.
  После выступления 7 сентября 1961 на партийной конференции с требованием демократизации внутрипартийной жизни был лишен депутатского мандата с формулировкой «за политическую незрелость», отстранен от преподавания в Академии, получил строгий выговор и был переведен на службу в Дальневосточный военный округ.
  Осенью 1963, находясь в отпуске в Москве, организовал подпольный «Союз борьбы за возрождение ленинизма» (в него вошли сыновья П.Григоренко и несколько их друзей – студентов и офицеров). Написал семь листовок, которые были распространены в Москве, Владимире, Калуге, в войсках Ленинградского и Среднеазиатского округов (некоторые тиражом до 100 экземпляров). Их темами были бюрократическое перерождение советского государства, его карательная политика по отношению к рабочим, причины продовольственного кризиса в стране.
  1 февраля 1964 Григоренко был задержан органами КГБ в аэропорту Хабаровска, доставлен в Москву во внутреннюю тюрьму КГБ. Отклонил предложение председателя КГБ Семичастного «раскаяться», чтобы избежать ареста и суда, после чего был обвинен в «антисоветской агитации и пропаганде», а затем направлен на судебно-психиатрическую экспертизу в Институт общей и судебной психиатрии им. Сербского, признан невменяемым. Решением Военной коллегии Верховного Суда СССР от 17 июля 1964 направлен на принудительное лечение в Ленинградскую специальную психиатрическую больницу, а позже разжалован в рядовые.
  В 1965 вскоре после смещения с руководящих постов Н. Хрущева Григоренко был освобожден из больницы. Работал сторожем, экскурсоводом, грузчиком. В 1966 Владимир Буковский ввел его в круг московских инакомыслящих. От них Григоренко стал получать Самиздат, узнал о проблеме репрессированных народов и активно включился в борьбу крымских татар за возвращение на историческую родину.
  В 1967 написал историко-публицистический памфлет Сокрытие исторической правды – преступление перед народом о причинах поражений Советской Армии в начальный период Великой Отечественной войны. Памфлет широко распространился в Самиздате, принес его автору известность и сделал одной из центральных фигур формировавшейся в СССР политической оппозиции.
  В 1967–1968 Григоренко был одним из организаторов и активным участником петиционных кампаний в защиту Александра Гинзбурга, Юрия Галанскова, Анатолия Марченко и других инакомыслящих.
  В период пражской весны поддержал демократические преобразования в Чехословакии, написал личное письмо лидеру КПЧ А. Дубчеку с советами по поводу возможной обороны страны в случае советской интервенции. Выступил в защиту демонстрантов, вышедших на Красную площадь в знак протеста против ввода войск в Чехословакию.
  В конце 1968 написал работу О специальных психиатрических больницах (дурдомах), ставшую документальным свидетельством о системе карательной психиатрии в СССР.
  Григоренко был горячим сторонником создания правозащитного комитета, идея которого была реализована в форме создания Инициативной группы по защите прав человека в СССР (уже после его ареста).
  Был организатором траурного митинга на похоронах защитника прав репрессированных народов, писателя Алексея Костерина (ноябрь 1968) – одной из первых оппозиционных манифестаций в Москве.
  Постоянная помощь крымским татарам сделала его неформальным лидером их движения за возвращение в Крым. Власти стремились пресечь контакты Григоренко с этим движением. Весной 1969, по просьбе крымских татар, он начал подготовку к суду над участниками массовых волнений в г.Чирчике (Узбекистан) в качестве их общественного защитника. Несмотря на угрозы КГБ, вылетел в Ташкент. 7 мая 1969 был там арестован по обвинению в «антисоветской агитации и пропаганде» и до октября находился в СИЗО КГБ Узбекистана. Две недели держал голодовку протеста против незаконного ареста, подвергался принудительному кормлению, избиениям и издевательствам. Его тюремный дневник, переданный на волю, был опубликован в правозащитном бюллетене «Хроника текущих событий». Определением от 27 февраля 1970 Григоренко был направлен на принудительное лечение в Черняховскую СПБ (Калининградская область).
  С момента ареста Григоренко в СССР и за его пределами началась энергичная кампания за его освобождение. После того, как Буковский в 1971 передал на Запад истории болезни нескольких инакомыслящих, признанных невменяемыми, в том числе и Григоренко, международная медицинская общественность стала оказывать давление на советских психиатров. В 1973 на Западе вышел сборник публицистики Григоренко Мысли сумасшедшего, куда вошли его тюремные дневники, в том же году по этой книге в Англии был снят фильм.
  В июне 1974 (накануне визита президента США Р. Никсона в СССР) Московский городской суд вынес определение о прекращении принудительного лечения. Григоренко был освобожден и вскоре возобновил правозащитную деятельность.
  Член-основатель Московской Хельсинкской группы (май 1976). С февраля по ноябрь 1977 был неформальным лидером этой группы. Участвовал в составлении и подписал большинство документов группы, выпущенных в 1976–1977. На квартире Григоренко проходили заседания группы, он принимал граждан, обращавшихся в группу в связи с нарушениями прав человека. В январе 1977 он стал одним из инициаторов создания при МХГ Рабочей комиссии по расследованию использования психиатрии в политических целях. Участвовал в создании Украинской Хельсинкской группы (УХГ), вошел в число ее членов-учредителей. В феврале 1977 написал книгу Наши будни о борьбе КГБ против Хельсинкского движения в СССР.
  В ноябре 1977 получил разрешение на поездку в США для лечения и 30 ноября покинул СССР. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 13 февраля 1978 лишен советского гражданства.
  Проведенная в США в 1978 (по инициативе самого Григоренко) психиатрическая экспертиза не обнаружила у него признаков душевного заболевания, опровергнув все вынесенные ранее «диагнозы».
  Григоренко продолжал участвовать в правозащитной деятельности (стал зарубежным представителем УХГ), выступал на Сахаровских слушаниях в 1979 в Вашингтоне. Окончательно отказался от коммунистических воззрений, стал членом украинской общины в США, православным верующим. В 1981 выпустил книгу воспоминаний В подполье можно встретить только крыс..., изданную на многих языках.
  Умер 21 февраля 1987 в Нью-Йорке, похоронен там же на украинском кладбище.
  С 1990 книги и статьи Григоренко печатаются на родине. В ноябре 1991 медицинская комиссия, созданная по инициативе Главной военной прокуратуры СССР, провела посмертную психиатрическую экспертизу и признала Григоренко здоровым. Его именем назван проспект в Киеве и несколько улиц в Крыму. Указом Президента РФ в 1993 П. Григоренко посмертно восстановлен в звании генерал-майора.
  Дмитрий Зубарев, Геннадий Кузовкин.
  (Из проекта "Кругосвет")


    Творения:

    Мемуары "В подполье можно встретить только крыс..." (1981) (html 2 mb) – апрель 2002

    Часть I. На манок
    Часть II. Полёт прирученного сокола
    Часть III. Ветер встречный

      Воспоминания одного из наиболее известных деятелей движения за права человека в СССР генерала Петра Григоренко охватывают громадный период времени с начала века до наших дней. Читатель вслед за автором проходит по дореволюционному украинскому селу, закручивается вихрем гражданской войны и испытывает магию коммунистического "манка". НЭП, учеба в Рабфаке и ХТИ, Донбасс, а затем головокружительная военная карьера, оборванная на самой вершине успеха из-за невозможности больше молчать, затем тюрьмы, психушки и противоборство Духа против силы — таков круг событий книги. И лица. Тут и высокопоставленные чиновники, и известные ученые, солдаты и генералы, правозащитники и агенты КГБ. И даже сам бровастый генеральный секретарь, умудрившийся за всю войну не побывать на передовой, но зато сумевший у автора... спереть каску.
      До мелких деталей документальная книга читается как увлекательный приключенческий pоман.
      (Аннотация издательства)

    * * *

      Трудясь над книгой, я не пытался создать произведение в поучение современникам или потомкам. Больше того, я не думаю, что чужая жизнь может быть примером для других. Каждый торит свой собственный путь. Зачем же я писал, может спросить читатель. Отвечу вопросом на вопрос — "а зачем люди исповедываются?" Это моя исповедь. Я честно пытался рассказывать одну только правду, как она представляется мне. И если рассказанное мною сможет послужить кому-то материалом для размышлений, я буду считать, что трудился недаром.
      (Из предисловия автора)

    * * *

      "Случай наградил и меня за мои заботы о касках. По горным тропам я с группой солдат и офицеров (всего 8 человек) направился в 310-й стрелковый полк. Тропа то скрывалась в лесу, то выныривала на поляны. Наблюдатели противника откуда-то, по-видимому, засекли нас. И когда головной из нашей колонны вышел на очередную поляну, на опушку обрушился минометный налёт. Страшно закричала лошадь, и в это время меня сокрушительным ударом по голове вышибло из седла. Когда я очнулся, лицо было мокрое. Дотронулся рукой — кровь. Надо мной наклонились ординарец и состоящий в моей охране солдат комендантского взвода. В голове гудело, но спросил: "Потери?" Оказалось, две лошади тяжело ранены — пришлось пристрелить — и две легко ранены. Люди все целы.
      Мне сделали перевязку и усадили на лошадь. Когда уже собрались трогаться, я вдруг вспомнил: "А где моя каска?" Ординарец — пожилой сибиряк — Василий Максимович — бросился искать. Через некоторое время подошел и каким-то странно сниженным голосом сказал: "Вы посмотрите!" Я взглянул. Он держал в руках мою каску, в которую воткнулся, проломив ее, и застрял осколок мины величиной с ладонь. Помолчав Василий Максимович сказал: "А ведь это Бог вас надоумил, Петр Григорьевич, насчет касок. Это по его внушению вы так горячо стояли за них. Что с вами сейчас было бы, если бы Вы не вняли голосу Божьему?"
      В санроте 310-го полка врач тщательно осмотрел голову.
      Оказалось, осколок повредил лишь кожу — ударом и ожогом. Метка и до сих пор на голове, с правой стороны, а каска... Ее я решил сохранить на память и приказал упаковать вместе с застрявшим в ней осколком. Но слухи об этом случае как-то быстро распространились, и многие офицеры заходили, прося показать. Пришлось распаковать и положить так, чтобы можно было осматривать без меня. Потом попросил Леусенко, чтобы показать у себя в полку. Ему я, по-приятельски, отказать не мог. Но когда она вернулась от него, начали просить другие командиры частей, и отказывать уже было неудобно: "Леусенко дал, а мы что хуже?"
      Потом приехал Леонид Ильич Брежнев и, встретившись со мной, сказал: "Ну, показывай свою каску. Звон о ней идет по всей армии". Каска в это время была в какой-то из частей. Я протелефонировал, и мне ее быстро доставили. Леонид Ильич посмотрел, глубокомысленно произнес: "Да-а". Затем не то попросил, не то приказал: "Дай мне ее на время. Надо показать руководящему составу". Я сказал, что хотел бы сохранить как память. Он ответил: "Так я же верну. Зачем она мне? Тебе это, конечно, память, а мне только для дела. Покажу и верну". Не мог же я не поверить начальнику политотдела армии. Но не сдержал он слова. Каска исчезла. Довольно настойчивые мои попытки розыска не увенчались успехом. Политотдельцы говорили, будто бы в результате неосторожного обращения осколок выпал, а без него к каске пропал интерес, и она была где-то брошена."
      (Фрагмент)


    Сборник "Каждый выбирает для себя... Памяти выдающегося правозащитника генерала П. Григоренко" (2013, сост. А. Григоренко, И. Рейф) (pdf 22,6 mb) – апрель 2021

      Предлагаемая читателю книга – сборник воспоминаний различных людей об одной из центральных фигур Движения за Права Человека в несуществующем более СССР, ветеране Второй мировой войны (ВМВ), генерале, публицисте и общественном деятеле Петре Григоренко. Подавляющее большинство авторов лично знали покойного генерала. Исключения из этого правила сделаны для того, чтобы представить и точку зрения на общественную деятельность Петра Григоренко людей, с ним не встречавшихся.
      Первоначально предполагалось, что этот сборник будет опубликован к столетию со дня рождения П. Григоренко. Однако различные обстоятельства, включая мою продолжительную болезнь, задержали выход книги более чем на пять лет. Срок в наш быстротекущий век достаточно значительный. За эти годы поколение молодых людей, не помнящих время коммунистического тоталитаризма, достигло зрелости и успело во весь голос заявить, что далеко не всё их устраивает в режимах, установившихся на посткоммунистическом пространстве. Новое поколение ищет ответов на вопросы, каким должно быть их будущее и каким путём к этому будущему идти.
      (Из предисловия А. Григоренко)

    Содержание:

    К читателям
    Леонид Млечин. Гражданский пример генерала Григоренко

      Противостояние

    Эдвин Поляновский. Мятежный генерал
    Сергей Ковалёв. Событием был он сам
    Леонид Плющ. Человек судьбы
    Юрий Орлов. Об отдельной роли П.Г. Григоренко в распаде советской системы
    Надия Свитлычная. Национальные аспекты правозащитной деятельности Петра Григоренко
    Андрей Амальрик. Я первый раз почувствовал, что мне стыдно быть русским
    Софья Каллистратова. О «деле» П. Григоренко, И. Яхимовича и др.
    Леонард Терновский. Из предистории ИГ
    Мирослав Маринович. Заметки связного
    Мустафа Джемилев. Он был больше чем другом для нашего народа

      По живому следу

    Владимир Буковский. Он принимал свою судьбу стоически
    Наум Коржавин. В защиту банальных истин
    Григорий Померанц. В пространстве без дорог
    Игорь Рейф. Каждый прозревает в одиночку
    Из писем П. Григоренко из Черняховской спецпсихбольницы
    Лев Копелев. Письмо тюремным психиатрам
    Юрий Гримм. Пациент «Сербского»
    Микола Руденко. Мы расстались не друзьями – братьями.
    Андрей Григоренко. «Не имей сто рублей...»

      Штрихи к портрету

    Зинаида Григоренко. Моё знакомство с Петром
    Алексей Смирнов. Генерал моего детства
    Михаил Харнас. Гражданский костюм
    Татьяна Литвинова. Он ни минуту не привыкал к несвободе
    Владимир Войнович. Два отрывка из книги
    Нина Самокиш. Воспоминания секретаря
    Александр Галич. Горестная ода счастливому человеку

      Приложение

    Выступление П. Григоренко на похоронах А. Е. Костерина в московском крематории 14 ноября 1968 года
    Запись речи П. Григоренко (в сокращении), произнесенной 17 марта 1968
    Правозащитная деятельность П. Григоренко в зеркале документов КГБ и ЦК КПСС
    Указ президента Российской Федерации «Об увековечении памяти Григоренко П. Г.»
    Андрей Григоренко. Письмо главному редактору газеты «Известия»
    Указ президента Украины «Об увековечении памяти Петра Григоренко»
    Андрей Григоренко. Письмо президенту Ющенко
    П. Григоренко – персона нон грата и в сто лет
    Основные даты жизни и деятельности П. Григоренко
    Коротко об авторах
    Список имён


    Сборник статей "Мысли сумасшедшего" (1973) (html 952 kb; pdf 18,5 mb) – апрель 2002, июнь 2020

    Содержание:

    Председателю Верховного суда, Генеральному Прокурору
    Членам и кандидатам в члены Политбюро
    Участникам Будапештского совещаний компартий
    Письмо Ю. В. Андропову
    Запись речи по случаю 72-летия А. Костерина
    Памяти соратника и друга
    Еще одна издевка над чувствами святыми
    Генеральному Прокурору СССР
    Комментарий к записи суда над И. Белогородской
    В районную участковую избирательную комиссию
    Открытое письмо Андропову Ю. В.
    Конец иллюзий
    Кто же преступник?
    О специальных психиатрических больницах ("дурдомах")
    Записи, переданные из тюрьмы
    Письмо в редакцию журнала "Вопросы истории КПСС" "Сокрытие исторической правды — преступление перед народом".


    Сборник статей: (1977) – апрель 2002

    Открытое письмо секретарям компартий
    О психиатрических больницах СССР
    (В сборник входят также фрагменты из книги "Наши будни")


    Записки "Наши будни, или Рассказ о том, как фабрикуются уголовные дела на советских граждан, выступающих в защиту прав человека" (1977) – июнь 2002


    Эдвин Поляновский. Статья "Мятежный генерал" ("Известия", 1994, №№59-61) – прислал Игорь Рейф – сентябрь 2009

    Страничка создана 15 июня 2002.
    Последнее обновление 9 апреля 2021.

Дизайн и разработка © Титиевский Виталий, 2005-2021.
MSIECP 800x600, 1024x768